Андрей Алексеев: моя миссия – миссия проводника • elitniy.ru

Андрей Алексеев: моя миссия – миссия проводника

Несколько лет назад в Ярославле открылся киноклуб «Нефть». Здесь на большом экране показывались фильмы, которые массовый кинопрокат игнорировал. А самые интересные работы обсуждались с известными кинематографистами и критиками, которые охотно сюда приезжали. Сегодня у клуба нет постоянной площадки, но проект по-прежнему живет. Его автор Андрей Алексеев не отступает от стратегии «Бери и делай!» и инициирует все новые и новые проекты, которые становятся успешными. О том, как это удается, наш разговор.

 

Андрей, созданный тобой киноклуб «Нефть» уже не существует как площадка, но продолжает жить как проект. И, значит, «Нефть» – это не про место…
«Нефть» – это не про место. «Нефть» – это сообщество единомышленников. Оно, конечно же, меняется, трансформируется, но главное, что объединяет всех, – это интерес к авторскому кино, которое не встретишь в обычном репертуаре стандартных кинотеатров. Когда у клуба не стало постоянной локации, мы смогли «взять с собой» наш формат и перенести его на другие площадки.

А почему, на твой взгляд, показ альтернативного кино вызывает у кого-то опасения?
В последнее время многих владельцев площадок стало пугать, что собираются в большом количестве люди и рассуждают на непонятные им острые темы. Любые дискуссии – не только по поводу кино, но и книг, спектаклей – сегодня кажутся рискованными. Поэтому лучше от греха подальше всё закрыть или запретить. Хотя у нас, разумеется, никогда не было желания выходить в своих разговорах за какие-то рамки. Наша задача – как раз нести огонь просвещения. Мы открыты для разных точек зрения, поэтому продолжаем показы, продолжаем дискуссии. Сейчас у нас есть договоренности о спецпоказах с сетью «Киномакс». Периодически проводим показы в арт-пространстве «Тепло» – эта площадка все-таки не закрылась, и в декабре-январе мы планируем сделать там серию зимних кинособытий.

Кинобизнес у нас в городе все-таки жив?
В Ярославле осталось всего 4 кинотеатра, до пандемии их было 8. При этом ни одного независимого кинотеатра у нас больше нет: умерли «Родина», «Победа», «Нефть». Остались только сетевые кинозалы. Вообще, в стране 40 процентов независимых кинотеатров не выжили после локдауна, в Ярославле – 100 процентов. Это довольно печальные цифры, конечно.

Аудитория клуба «Нефть» увеличилась, сократилась?
Из-за процессов, связанных с пандемией, сложно дать объективную оценку. В связи с вводимыми ограничениями часть людей сейчас просто отсечена от похода в кино. Есть ограничения по наполняемости залов. Поэтому сейчас мы можем оценивать только интерес к конкретным событиям. Практически все наши показы проходят при аншлагах – с учетом максимально допустимой наполняемости зала. Например, все 15 показов Манхэттенского фестиваля короткометражного кино в сентябре-октябре этого года собрали максимально возможное число зрителей. И каждый раз приходило от 10 до 20 человек, которые впервые оказались на этом киномарафоне.

Как сейчас, не имея официального статуса, удается получать права на показ?
Все договоренности с прокатчиками у нас живы. Они тоже понимают, что рынок трансформируется, понимают, в каких обстоятельствах многим, и не только нам, приходится работать. Поэтому формат спецпоказов приветствуется. Если раньше мы брали фильм для проката в течение одной или двух недель, то теперь это преимущественно разовые показы.
Ощущался некий голод в самом киноконтенте: авторское кино, как и все остальное, в последнее время не выходило в прокат. Создатели придерживали премьеры, ожидая улучшения ситуации с пандемией. Каннский фестиваль в 2020 году просто не состоялся. Сейчас ситуация меняется, и каждую неделю в прокат выходит что-то интересное. Мы стараемся показывать то, что вообще не попадает на широкий экран в Ярославле. Это, конечно, фестивальные хиты из Канн, Берлина, Венеции, а также короткометражное кино, иногда документальные картины. От выбранного в свое время формата мы не отступаем.

Сегодня почти сразу после премьеры фильмы и сериалы выкладываются на интернет-платформах. Сложнее стало работать?
Стриминги, воспользовавшись ситуацией пандемии, конечно, перетянули на себя много контента. А окно между выходом фильмов в кинотеатрах и выходом в онлайне сократилось: если раньше это происходило через полгода, то теперь через 3 месяца, а иногда и через месяц. В последнее время стала вообще практиковаться гибридная модель, когда кино выходит одновременно онлайн и в кинотеатре, потому что часть зрителей вообще перестала ходить в кино. Мы, конечно, с этим боремся. Наша задача донести до аудитории, что кинопросмотр – это не просто развлечение, но еще и уникальные коллективные эмоции. И мы призываем людей испытывать эти самые эмоции – за просмотром кино в большом, зале на большом экране.


Выбор фильмов, которые ты предлагаешь зрителю, обусловлен твоими личными вкусами?
Нет. Многое зависит от возможностей выбирать картины с учетом соблюдения авторских прав, наличия у фильма прокатного удостоверения и так далее, а также от желания прокатчиков работать с тобой. Вкусы – это второстепенно. Кроме того, у профессионального кинопрокатчика со временем вкус становится универсальным, всеобъемлющим: любой хороший фильм, даже не совсем в родственном для тебя жанре или стиле, ты принимаешь и готов преподнести аудитории. Это и есть твоя миссия, миссия проводника. Ты не должен ничему препятствовать, наоборот, благодаря тебе зритель должен получать максимум того, что достойно внимания.

Случались провалы, когда ты понимал, что предлагаешь классное кино, а аудитория остается равнодушной?
Конечно, такие случаи бывали.

Не возникало ощущения, что в Ярославле никому ничего не надо, особенно если это что-то неформатное? Так думает немало людей.
Да, есть такой стереотип. И из-за этого закрылось много хороших проектов и много начинаний закончилось. Но это в корне неверное суждение! Просто до людей нужно донести свою идею и не опускать руки раньше времени. На самом деле в Ярославле как раз не хватает чего-то особенного, неформального. Но нужно потратить много усилий на то, чтобы новое смогло прорасти и укрепиться. Иногда нужны годы. Это, конечно, очень рискованно и сложно. Не удивительно, что у многих опускаются руки.

Почему у тебя не опускаются?
Потому что сил пока у нас достаточно, ресурсов хватает. А раз так, значит, мы должны эту миссию, этот крест на себе нести, не терять энтузиазма и продолжать делать дело.

Во время локдауна ты стал записывать интервью с известными ярославцами. В этом году появился проект «Лучшие люди города». Это попытка создать собственное медиа?
Основное желание – создать что-то свое. В отсутствии постоянной киноплощадки этим «своим» стало небольшое медиа. Мой опыт позволяет это делать: 13 лет работы на радио не прошли даром. И сегодня благодаря современным технологиям можно в небольшой студии снимать, монтировать, создавать графику. И вот в 2020 году мы, по сути, зафиксировали уникальный исторический момент: еще никогда не было пандемии таких масштабов в технологическом обществе. И люди поделились своим опытом проживания этой ситуации. А в 2021 году мы рассказали о 100 ярких жителях нашего города. Думаю, потомкам будет любопытно оценить наши интересы и стремления. Один из выпусков мы посвятили Яну Левину – человеку, который творил этот город и с которым я не успел сделать интервью из-за его внезапного раннего ухода. Так что проект – это еще и попытка сохранить память, конечно. И буквально на днях Госархив Ярославской области сделал официальное предложение: передать им на хранение все медиаматериалы проекта «Лучшие люди города». Разумеется, мы согласились.

Проект представил и новые лица. Мое личное открытие-потрясение – клоун Жимо из «Снежного шоу» Вячеслава Полунина.
Мы тоже про него не знали! Нам позвонили одноклассники Артёма Жимолохова – так зовут актера, сказали, что он сейчас в Ярославле. Мы сразу же связались с ним, и все получилось. Вообще, где-то процентов 20 участников проекта – это люди, с которыми я не был знаком. И мы открыли их широкой аудитории.

А что для тебя лично открыл этот проект?
Многие, как выяснилось, не местные, «понаехавшие», уже здесь, в Ярославле, они стали известными и состоявшимися людьми. Мне, как коренному жителю, казалось: где родился – там и пригодился. Нет, это не так!
А про себя я теперь точно могу сказать, что сумею выстроить интервью с любым человеком на любую тему. Сегодня я разбираюсь в квантовой химии, как это было в беседе с ректором Демидовского Александром Русаковым. А завтра я уже микробиолог и разговариваю с Юлей Зайцевой. Так что навыки интервьюера я в себе отточил и собираюсь продолжать в том же духе, но уже в новых проектах.

Почему при таком количестве интересных и довольно амбициозных людей не меняется существенно сама атмосфера, культурная жизнь в городе?
Думаю, что проблема в среде, которая складывается в российской провинции в целом. У нас достаточно рыхлое и трудно подъемное общество, состоящее из довольно равнодушных людей. А критической массы ярких личностей недостаточно, чтобы зажечь всех остальных, заставить их стремиться к чему-то высокому и прекрасному. Равнодушие – это главная проблема.

Почему мы такие, как ты думаешь?
Мне кажется, здесь совокупность факторов: негативное информационное поле вокруг, невозможность повлиять на ситуацию, элементарный страх. В 1990-е – в начале 2000-х яркость, нестандартность приветствовались, и в чем-то Россия тогда была современнее и авангарднее других стран. Сегодня, когда наши парламентарии вводят все новые и новые запреты, у многих появился страх, что ты можешь сделать что-то, что окажется вдруг незаконным. И это сковывает людей. Но, я уверен, это не навсегда, и есть надежда на молодых.

Участникам проекта «Лучшие люди города» ты задавал 3 одинаковых вопроса в финале. Я переадресую тебе один из них, видоизменив: какими тремя достижениями ты гордишься больше всего на данный момент?
Во-первых, я не уехал из Ярославля. И хочу, чтобы моему примеру следовали другие. Хочу, чтобы все светлые умы не стекались в столицу, где пока действительно гораздо больше возможностей для самореализации. Своей деятельностью я пытаюсь влиять на то, чтобы поляна окончательно не опустела и здесь не наступила совершенная тоска.
Во-вторых, я создал киносообщество активных зрителей – проект «Нефть». И не зря отдал 13 лет жизни этому бизнесу.
В-третьих, вокруг меня всегда команда профессионалов – всегда моложе меня, а иногда и сильно моложе, с которыми я не боюсь браться за все новые и новые проекты, будь то медиа, кино или общественная деятельность. Сила и энергия молодости двигает этот мир вперед! ■

Текст: Лора Непочатова
Фото: из архива Андрея Алексеева