Бубенбарабан • elitniy.ru

Бубенбарабан

Антон Косов почти 20 лет был известен как танцор, руководитель театра танца. Теперь мы можем познакомиться с этим человеком заново – как с участником и двигателем барабанного проекта Starbukabongo-bongo, чьи зажигательные соло в течение прошлого года были визитной карточкой модного нынче дебат-шоу «По-чесноку». Антон рассказал «ЭК», как танцы и барабаны уживаются в его жизни.

На самом деле барабаны появились в жизни Антона раньше танцев. А интерес или даже любовь к ним – и вовсе когда наш герой лежал в люльке. Тогда его старший брат Гриша, к слову, профессиональный барабанщик, очень часто репетировал дома, и младенец засыпал лишь под барабанную музыку. Бывало, Гриша чуть не в кровь стирал руки, отыгрывая соло, чтобы его братик, наконец, уснул.
А потом была начальная школа.

– Меня взяли в вокально-инструментальный ансамбль барабанщиком, – вспоминает Антон. – Началось все необычно. Педагог сказал желающим играть в ансамбле ребятам, что, мол, сколотит из нас группу, но только если мы пропоем год в хоре. Это у него такой метод отбора. Было 15 девочек и 15 мальчиков. Через год остался я и 15 девочек. Пацаны просто не выдержали.
В итоге Антон стал играть в ансамбле со старшеклассниками, но это продлилось лишь 3 года – со старшими ребятами, которые не принимали юного музыканта всерьез, отношения так и не сложились. Антон ушел в танцы и настолько преуспел, что, уже будучи учеником 5 класса, вел танцевальный кружок.

– Мне брат сказал тогда по поводу барабанов, мол, не переживай, это в жизни еще пригодится, – говорит Антон. – Так и случилось. Семь лет назад на одном из танцевальных фестивалей я встретился с человеком, который для танцоров играл барабанные партии – это Саша Никитин. Он заслуженный педагог, преподает музыку, у него вся квартира в барабанах – фанат!
И наш герой загорелся идеей создать барабанный проект. Пришел к Никитину, тот его поддержал. Его сын Антон, тоже профессиональный барабанщик, стал в Starbukabongo-bongo третьим.
– Мы отказались от слова «шоу» и принципиально говорим «барабанный проект», – объясняет Антон. – Я видел шоу, и мы пока на это слово не тянем. Но определенные успехи есть – нас знают по России, приглашают.

Когда Антона спрашивают, почему вдруг в его жизни появились барабаны, хотя, казалось бы, она отдана танцам, он отвечает, по его собственным словам, «очень просто и честно»:
– Я говорю: вот если бы ты был танцором и тебе было бы 38 лет, как ты думаешь, сколько тебе еще танцевать? И вопрос отпадает сам собой. За эти 7 лет, плотно занимаясь музыкой, я просто сделал себе запасной аэродром. И это будет продолжением моей карьеры.

При этом говорит, что руководителем театра танца Антона Косова, которому в этом году, кстати, исполнится 20 лет, он останется все равно.

Сейчас Косов – двигатель барабанного проекта, то есть продает его и ищет пути внутреннего развития. Не всегда приходится легко: 7 лет назад в России подобных проектов было мало, зато сейчас очень много. Это и малосоставные команды, как ярославская, и многосоставные, в которых до 30 барабанщиков, играющих маршевую музыку, оркестровую и фольклорную.

– Когда мы сели с коллективом и подумали, надо ли нам уходить в какую-то конкретику, то поняли: не надо. Мы в тот момент на концерты привозили максимум барабанов и в течение шоу старались на каждом сыграть. Такая у нас была идея. Когда мы приезжали выступать с полной машиной барабанов, все спрашивали: что за оркестр приехал? – вспоминает Антон.

Со временем этой идее пришла на смену другая. Решено было сократить количество инструментов и искать новое звучание.
– Мы назвали это лабораторией и начали пробовать извлекать из инструмента звуки, которые обычные барабанщики игнорируют, – говорит Антон. – Стали играть по бортам барабана, по бокам, подкладывать какие-то кусочки пластика. Вообще, это то, чем занимались все великие музыканты, начиная от The Beatles и заканчивая Майклом Джексоном. Все ищут звук.

Антон Никитин

На этом лаборатория не приостановила свою работу: музыканты расширяют звуковые границы, подключая электронику. Сейчас Антон увлечен фингер-драммингом (finger – палец, drum – барабан).

– Это новое течение в барабанной музыке. Мы склеиваем живые барабанные партии и электронные. На сэмплере в виде небольшой коробочки с кнопочками я могу сыграть целую музыкальную композицию. Нажимаешь на кнопку – появляется звук. Например, безымянным пальцем я играю гитарную, басовую линию. Указательным – за саксофониста, указательным пальцем другой руки – за клавишника. Остальные пальцы играют барабанную партию. Это очень сложно, но очень здорово, потому что ты становишься полноценным композитором.
Музыканты нередко слышали предложения от публики – мол, было бы здорово, если бы с вами сыграл саксофонист или еще какой-то музыкант. Но это дорого, хлопотно, а с появлением новейших технологий теперь и не нужно.

С другой стороны, мир тоже не стоит на месте. Появляется все больше барабанных шоу, готовых поражать зрителя визуальными эффектами.
– Сейчас засилье светящихся барабанов – светодиодных, – рассказывает мой собеседник. – Я не считаю, что это плохо, но зритель воспринимается как ворона, ловится на блестяшку. Мне как-то звонит заказчик и говорит, мол, Антон, мне не надо, чтобы вы играли что-то особенное, но надо, чтобы вы были одеты во все сверкающее и чтобы все это сопровождалось фейерверком. На самом деле мы все это можем и иногда делаем, но не к этому стремимся.

А стремятся барабанщики вот к чему: чтобы без них праздник был не праздник. Тогда заказчик не отменит выступление из-за того, что урезали бюджет – он позвонит кому-то другому и откажется от чего-то другого, потому что без барабанов ну просто никак нельзя!
– Так вот я говорю всегда: пока мы не создадим продукт, который невозможно будет не купить, мы будем работать и работать. Даже если нам всем будет под 90 лет, пусть – люди будут ходить и говорить: там бородатые дядьки, которые воняют уже, но их шоу – это все так круто! И они обязательно пойдут на наш концерт.

1. Шейкеры (профессиональный и любительский). Закрытые контейнеры, частично наполненные крупным песком, дробью, бисером, зернами растений и т.д. На банане очень любят играть зрители в интерактивных программах, которые устраивают музыканты.
2. Рейнстик (rainstick), или дождевая палка. За счет перекатывания находящегося внутри мелкого наполнителя имитирует звук дождя.
3. Гуиро (güiro) – латиноамериканский музыкальный инструмент. Благодаря перемещению палочки по насечкам сверху вниз и наоборот извлекается трещоточный звук.
4.  Кастаньеты (castañetas) – распространены в Испании, Южной Италии и Латинской Америке.
5.  Дамару (damaru) – тибетский ритуальный музыкальный инструмент. Маленький двусторонний барабанчик с ручкой и шнурком. При вращении деревянные или костяные шарики на концах шнурка стучат о мембраны барабанчика.
6. Тамбурин (tambourin) и одна из его разновидностей – тамбурин линейный. Широко используются под любой латиноамериканский трек или латиноамериканское соло.
7. Бубенцы помогают создать турецкое соло. А если использовать их в сочетании с кастаньетами, почувствуешь мотив Испании.
8. Клаве (clave) – простейший народный ударный инструмент африканского происхождения: 2 кусочка твердого дерева, ударяемые один о другой. Самая простая перкуссия из существующих, задающая основной ритм. Широко используется в кубинской музыке.
9.  Ахоко (ahoko) – перкуссионный инструмент из Западной Африки, деревянная палка с привязанной к ней ореховой скорлупой. Издает отчетливый гремящий звук. Может использоваться самостоятельно.
10. Агого (agogô) – колокольчик африканского происхождения.

Александр Никитин

То, что Starbukabongo-bongo будет открывать дебат-шоу «По-чесноку», придумала его автор Анна Мавричева. Благодаря этому барабанщики приобрели больше поклонников, а само мероприятие стало узнаваемым. Причем если тот или иной выступающий может навеять на аудиторию скуку, то барабанные ритмы – никогда.

– Наше сотрудничество с Аней стало для нас очень клевым пинком, – признается Косов. – Нам каждую неделю надо было делать новое соло. И мы начали делать, нам пришлось. А потом мы получили еще один пинок, и за это я тоже благодарен. Аня сказала, что открывается новый сезон, и нужно что-то новое. Вот тогда я и предложил фингер-драмминг.
Правда, сначала зритель новшество не очень понял.

– Люди подумали, что играет «фанера», под которую мы стучим. И мы начали делать специальные «дыры» – паузы, мы стали сбиваться, намеренно, конечно. Представь, ты сидишь, слушаешь выступление – и вдруг тишина, и оказывается, что это была не «фанера», а «живаго». И тогда у зрителей идет прилив одобрения, потому что они понимают: то, что они слышат сейчас, – дело рук трех человек.
Антон говорит, что благодарен всем обстоятельствам, которые позволяют его проекту расти и развиваться. И, как человек, склонный к перфекционизму, не жалеет времени на работу над собой.

– Я не люблю, когда творческий человек говорит: ну ведь и так хавают. И я чувствую, что сейчас мы с командой переживаем процесс рождения чего-то нового и удивительного. Мы вскоре еще очень порадуем нашего зрителя.

текст: Екатерина Абрамова / фото: Олег Токмаков