Человек предполагает • elitniy.ru

Человек предполагает

Человек предполагаетСамая важная и самая задействованная функция нашего мозга – выдвигать предположения. Этим мы, люди, занимаемся постоянно. Мы постоянно выдвигаем гипотезы, проигрываем в голове какие-то сценарии развития событий и в зависимости от этого решаем поступать нам тем или иным образом. С эволюционной точки зрения это занятие для нас очень полезное, потому что оно позволяет нашим предположениям умирать вместо нас.

Предположения и ограниченная рациональность
Но вся беда в том, что наши способности просчитывать и предсказывать события совершенно далеки от идеала. Мы склонны приуменьшать вероятность редких негативных событий и, наоборот, преувеличивать вероятность счастливых исходов тех или иных поступков до тех пор, пока событие не происходит на самом деле. К примеру, задайте любому человеку вопросы: «Какова вероятность, что ты заболеешь в следующем месяце, в сравнении с другими людьми? Меньше, такая же или больше?» Большинство людей ответит «меньше», хотя закон больших чисел говорит: вероятность того, что средний человек заболеет в следующем месяце, будет, разумеется, средней. Попробуйте задать этот же вопрос группе из 50 человек. Статистически самым частым ответом должно быть «такая же»; на самом деле исследователи обнаруживают, что в большинстве своем испытуемые отвечают «меньше». Эта очень распространенная ошибка иллюстрирует неоправданный, или иллюзорный оптимизм, – тенденцию считать, что с тобой лично с большей вероятностью, чем с другими, случится что-то хорошее (прибавка к зарплате, новый друг, решение проблемы, выигрыш в лотерее) и одновременно с меньшей вероятностью – что-то плохое. Точно так же игроки склонны преувеличивать вероятность выигрыша, особенно если ставки высоки.

Такое наше поведение ученый социолог и экономист Герберт Саймон назвал «ограниченной рациональностью». Мы рациональны только отчасти и эмоциональны в большинстве случаев. Эмоции не помогают нам делать верные выводы. Мы испытываем затруднения при оценке вреда или полезности тех или иных действий, мы неверно или не в полном объеме оцениваем ту информацию, которой обладаем. Вот один из наглядных экспериментов, который был поставлен учеными Канеманом и Тверски (имена этих людей уже упоминались и еще не раз появятся в нашем разговоре о мышлении и поведении человека) на 88 студентах. Итак: студентам была рассказана история про девушку Линду. Представьте, что Линда – это молодая 30‑летняя женщина, образованная и умная. В колледже Линда изучала философию в качестве основного предмета. В студенческие годы Линда была активисткой и принимала участие во всевозможных движениях против дискриминации, ксенофобии, социальной несправедливости, выступала за равноправие, участвовала в демонстрациях против использования ядерной энергии. А далее ученые предлагали студентам, по сути, выбрать, какое утверждение является наиболее вероятным: 1)Линда работает в банке; 2) Линда принимает активное участие в феминистском движении; 3) Линда работает в банке и принимает активное участие в феминистском движении. Выяснилось, что большинство из нас не в состоянии оценить верную вероятность того или иного события, а чаще всего полагается на интуицию, которая подводит человека в подавляющем большинстве случаев. Студенты указывали, что утверждение 3 – более вероятно, руководствуясь тем, что они уже знали о Линде. В то время как вероятность 3 не может быть больше вероятности 1 или 2. Нарушается первый закон вероятности: «Вероятность того, что произойдут оба события, не может быть выше вероятности того, что каждое событие произойдет по отдельности».

Ошибки и парадоксы мышления
Можно выявить несколько отчетливых свойств человеческого сознания, которые постоянно подталкивают нас с вами к совершению ошибок. Каждое из этих свойств имеет свое название и объясняет, по сути, как мыслит человек и на чем строятся его убеждения и предположения. На этих явлениях мы подробнее остановимся в следующих статьях. Я хотел бы назвать лишь некоторые из них. Например, на таком, как «эффект привязки».

«Эффект привязки» – это классический ментальный механизм, когда человек усмиряет свой страх перед неопределенностью путем того, что придумывает какое-то число и цепляется за него как за спасительный островок. Этот эффект был описан Канеманом и Тверки, когда они только начинали исследовать заблуждения в использовании эвристик. Эффект работает следующим образом. Ученые давали испытуемым покрутить обычную рулетку, добровольцы смотрели на выпавшее число, зная, что оно случайно. Затем их просили, например, назвать число африканских стран, входящих в ООН (или что-то подобное). Так вот их ответ всегда коррелировал с выпавшим на рулетке числом. Вывод такой: человек совершенно не может мыслить без ориентира. Строить наши мысленные предположения мы предпочитаем вокруг какого-то ориентира, и это позволяет нам оценивать какую-то идею в привязке к этому ориентиру, а не в чистом виде. С этим связаны различные ошибки, которые совершает человек, высказывая те или иные предположения. Впрочем, зная это, эффект привязки может творить чудеса! Например, это касается суммы, с которой начинается торговля: первая же названная во время торга сумма будет действовать как привязка, относительно которой будет идти торг. Например, вы задаете планку: хочу за свой дом миллион! Покупатель отвечает – даю 900 000, не больше. Он никогда не осмелится предложить сумму на порядок ниже, так как ориентир уже задан.

Человек предполагает

Память – ни к черту!
Способность делать верные предположения и выводы практически напрямую связана с нашей памятью. Есть прямые подтверждения того, что наличие памяти выше среднего уровня сопровождается обычно лучшими умственными способностями в целом. А значит, позволяют выстраивать более объемные и точные прогнозы событий. Но и тут вынужден вас огорчить: наши способности к запоминанию просто чудовищно ущербны. Человеческая память – одно из самых больших разочарований. Память вечно все путает, искажает, подводит в самый неподходящий момент. Мы можем знать какое-то слово, но не вспомним его, когда нам это будет нужно. Мы тратим годы на приобретения знаний, но эти знания вылетают из головы, если мы ими перестаем пользоваться. Страшнее всего, что память подводит нас в ту самую минуту, когда от нее зависит жизнь. Известно, что примерно 6 % смертей парашютистов происходят из-за того, что они забывают потянуть трос, чтобы раскрыть парашют. Аквалангисты забывают проверить уровень кислорода, и немало родителей ненароком оставляют своих чад запертыми в машине. Пилоты давно знают, что есть лишь один способ летать: с контрольным листом, полагаясь на записи, а не на свою память, снова и снова проверяя, все ли сделано верно. Обычный человек тратит в среднем 55 минут в день, разыскивая вещи, «которые точно есть, но куда-то подевались».

В отличие от компьютера, который устроен так, что в любой момент может с успехом обратиться к нужной ему информации, мы обладаем так называемой «контекстуальной памятью». Мы извлекаем из памяти то, что нам нужно, используя контекст или подсказки, которые намекают нам на то, что мы ищем. Словно всякий раз, когда нам нужен конкретный факт, мы говорим себе: «Привет, мозг, извини, что беспокою тебя, но мне нужны воспоминания об эпохе правления Ивана Грозного. Найдется что-нибудь?». Как утверждает Гари Маркус, «мы вытягиваем из нашей памяти то, что нам требуется, с помощью разных подсказок, и, если все идет гладко, нужная деталь просто «влетает» в наш мозг. В этом отношении доступ к памяти напоминает дыхание – по большей части все происходит само собой». Но в том и дело, что гладко все проходит крайне редко.

Однако куда чаще несовершенство памяти порождает ложные воспоминания. Ведь они часто размываются и сливаются вместе. Это еще одно удивительное свойство памяти, которое влияет на наши убеждения. Если в течение нескольких лет постоянно говорить самому себе и всем окружающим, например, что «я в детстве видел настоящее привидение» (хотя это было совсем не так), то постепенно это знание становится твоим убеждением, и через десяток лет ты будешь убежден, что это правда! Или попытайтесь, например, запомнить следующий набор слов: кровать, отдых, пробуждение, усталость, сон, бодрствование, пустой, сонливость, бездеятельность, храп, вздремнуть, мир, зевота, апатичный, сиделка, болезненный, адвокат, лекарство, здоровье, больница, дантист, врач, больной, пациент, офис, стетоскоп, операция, клиника, лечение. Если вы обычный человек, то, скорее всего, запомните категории слов, которые я просил вас выучить, но наверняка увязнете в деталях. Вы вспомните слова сон или спать (оба или ни одного?), полусонный или усталый (оба или ни одного)?

Как насчет доктора или дантиста? То же самое относится даже к так называемым вспышкам памяти, когда выхватываются особенно важные события, такие, как 11 сентября или падение Берлинской стены. По мере того как время проходит, становится все труднее сохранять в памяти точную информацию, хотя мы продолжаем пребывать в полной уверенности, что она правильная. К сожалению, уверенность не отражает ее точности. Беда нашей контекстуальной памяти в том, что мы можем запомнить суть, но не детали. После всего этого абсурдной выглядит ситуация, когда в суд вызывается свидетель для дачи показаний, который должен вспомнить детали событий происходивших несколько лет назад. Ведь средний человек с трудом удерживает в голове список из десятка слов в течение получаса!

Читайте продолжение о проблемах, связанных с человеческой памятью, о том, почему человек склонен к суевериям и мистическому мышлению, о таких парадоксах нашего мышления, как «ареал-специфичность», «эпистемическая самонадеянность», «ошибка подтверждения», или апофения, в следующем номере «ЭК».