«Что тебе подарить?..» Предпраздничные хлопоты наших прадедов • elitniy.ru

«Что тебе подарить?..» Предпраздничные хлопоты наших прадедов

«Что тебе подарить?..» Предпраздничные хлопоты наших прадедов

Признайтесь, в преддверии новогодних праздиков вы не раз ломали голову, выбирая подарки для родных и близких? Cияющие витрины торговых центров предлагают нам сотни заманчивых вариантов, повергающих в трепет и сердце, и кошелек. А вот в дореволюционном Ярославле, должно быть, все было гораздо проще – ни назойливой рекламы, ни суетливых рождественских распродаж… Не тут-то было! Поверьте, и 100 лет назад ярославцы мучились выбором не меньше нашего. В поисках свежих идей. попробуем выяснить, какие сюрпризы могли ожидать наших прадедов под нарядной рождественской елкой.

На Деда Мороза не надеялись
Как утверждают историки, традиция дарить подарки на Новый год зародилась еще в Древнем Риме во времена Юлия Цезаря. Правда, скупые на выдумку римляне, ограничивались в таких случаях веточкой лавра или горшочком меда – совсем как наш добрый знакомый Винни-Пух. Зато древние египтяне оказались в этом вопросе более изобретательны. В знаменитых пирамидах фараонов археологи обнаружили великолепные вазы и затейливые статуэтки, украшенные пожеланием: «Открытия года хорошего!»

Впрочем, в христианском мире подарки принято было дарить не на Новый год, а на Рождество. Начало этому обычаю положили легендарные волхвы, принесшие в дар младенцу Иисусу золото, ладан и смирну. Примером для христиан стал и архиепископ Николай Мирликийский, тайно подбрасывавший подарки детям бедняков. В XIX веке сюрпризы в ярких обертках становятся непременным украшением рождественской елки в Европе. Однако, в отличие от соседей-католиков, наши предки не склонны были верить в таинственного дарителя вроде Святого Николая или доморощенного Дедушки Мороза. По русской традиции, рождественским утром, вернувшись из церкви, члены семьи лично преподносили подарки друг другу, а затем приступали к праздничной трапезе. Друзей, сослуживцев и знакомых одаривать было не принято. Исключения делались лишь для тех, кто был приглашен на семейное торжество. А вот о прислуге, кучерах, лакеях и дворниках зажиточные ярославцы не забывали: по случаю праздника жаловали рубль, отрез ткани на платье, а то и просто снедь, оставшуюся с барского стола.

Для дам – «Персидская сирень»
Что же касается подарка любимым, то здесь главе семьи приходилось проявить изрядную фантазию. Богатые купцы и аристократы, конечно, могли порадовать супругу меховым манто или бриллиантовым колье – вариант беспроигрышный, но накладный. Романтики и любители красивых жестов даже в лютую стужу предпочитали дарить барышням изысканные букеты. Кстати, владельцы оранжерей предоставляли влюбленным широкие возможности побеседовать на языке цветов. Например, в садоводстве Глотова на Духовской (ныне Республиканской) улице к празднику готовили не только традиционные розы, но и роскошные гиацинты, тюльпаны, ландыши и даже сирень.

В поисках более прагматичного подарка мужчины могли провести немало времени, ведь в те времена, по замечанию А. П. Чехова, только врачи являлись у нас знатоками женских нарядов и дамского белья. Одежду и обувь обычно шили на заказ, поэтому в модном магазине растерянный супруг мог приобрести, пожалуй, лишь кружевной зонтик, дорогой «лионский» шарф или затейливую шляпку. Последние, кстати, в изобилии продавались в бутике госпожи Слуцкой на Большой линии (ныне Комсомольской улице). По уверениям хозяйки шляпного салона, фасоны копировались ею с последних заграничных моделей.

«Что тебе подарить?..» Предпраздничные хлопоты наших прадедов

Настоящим спасением для незадачливых супругов становился парфюмерный магазин Савинова, что находился в первом этаже гостиницы «Европа». Здесь клиентов ожидали последние новинки косметической индустрии – главным образом, отечественной. Цены, впрочем, здесь были не дешевые. К примеру, элитное мыло «Жермен», обещавшее барышням свежий цвет лица, стоило 1 рубль 50 копеек, в то время как обычное продавалось в аптеках по 12 копеек. Крем с интригующим названием «Метаморфоза», изготовлявшийся «по патенту из Англии», тоже считался весьма дорогим удовольствием. И лишь у самых любящих супругов доставало мужества разориться на парфюмерную продукцию знаменитой московской фирмы «Брокар и Ко». Ее «неподражаемые» духи «Персидская сирень», получившие Гран-при на Всемирной Парижской выставке, стоили 10 рублей за флакон!..

Словом, всякий, кто переступал порог сего блистательного магазина, неминуемо оставлял надежду сэкономить на подарке. Оставалось лишь довериться говорливому продавцу и выбирать между «шампонем марки ˝Черная голова˝» (наш знакомый Schwarzkopf) или пудрой «Симон», на которую, по заверениям рекламы, перешли «все знатные дамы и самые знаменитые по красоте артистки».

Часы, коньяк или «винчестер»?
Между тем, в витринах у господина Савинова без труда можно было отыскать подарок и для сильной половины человечества. Например, в канун 1901 года мужчинам рекомендовали «мыло для мытья головы, совершенно уничтожающее перхоть».

Состоятельные барышни могли посетить магазин «Часы» у Знаменской башни и разориться на более престижный подарок супругу. Анкер-хронометр «Женевский» фирмы «Универсал» на 15 камнях стоил около 5-6 рублей. Для сравнения: зарплата рабочего составляла 14 рублей, учителя гимназии – 75, губернатора – около 600 рублей. В дворянских кругах особенным шиком считались «швейцарские наручные часы c поминутным репетитором», о стоимости которых в приличном обществе говорить было не принято.

Если же наш герой был воплощением мужественности, можно было преподнести ему дорогое ружье. Ярославское общество любителей охоты ежегодно вербовало новых членов, а купить оружие не составляло в те годы большой проблемы. Газеты пестрили такими, например, объявлениями: «Винтовка системы «Винчестер» 22 калибра – замечательное оружие для охоты на крупную птицу и мелкого зверя! Бой феноменальный! Всего 12 рублей…»

Тонким натурам по нраву пришлись бы билеты на концерт или в театр – благо, что наш любимый Волковский не уставал радовать ярославцев новогодними сюрпризами. По случаю праздника театр работал даже по ночам, предлагая публике самые «кассовые» спектакли – «Ревизор», «Игра в любовь», «Три сестры», «Хижина дяди Тома». 31 декабря представление заканчивалось за полчаса до полуночи, и зрители вместе встречали наступающий год под аплодисменты и звон бокалов.

Что же касается мужчин, проводивших досуг более тривиальными способами, то для них прекрасным подарком мог бы стать «настоящий коньяк из Кишинева и Эривани». В начале XX века его, как ни странно, можно было купить даже в аптеке.

«Что тебе подарить?..» Предпраздничные хлопоты наших прадедов

За игрушками в Москву
Самыми требовательными и самыми благодарными «клиентами» Деда Мороза были, конечно, дети. Сто лет назад в Ярославле уже существовал свой «Детский мир» – огромный магазин игрушек господина Саркисова. С первых дней декабря его витрины приглашали маленьких ярославцев полюбоваться чудесными заводными экипажами, игрушечными поездами, хитрыми музыкальными шкатулками и ярко раскрашенными солдатиками. Однако, как выясняется, в провинции можно было купить далеко не все. По воспоминаниям ярославны Нины Калининой, ее отец в канун Рождества специально ездил в командировку в Москву, закупая подарки для детской елки в офицерском собрании. Возможно, ярославские торговцы еще не оперировали в то время оптовыми поставками, а может, цены в первопрестольной были более доступны. Так или иначе, для Нины отцовская командировка стала одним из ярчайших воспоминаний детства: «Наша гостиная заполнилась ящиками, коробками, из которых папа извлекал и показывал подарки, которые предстояло раздать детям «на елке». Моим глазам представилось все великолепие детского игрушечного мира: паяцы в колпаках с бубенцами, лошадки, куклы в различных одеяниях. Мы были поглощены этим зрелищем, тем более что своих игрушек у нас было немного…»

Мечтали ребята и о настоящих металлических коньках, ведь в начале прошлого столетия весь Ярославль «болел» конькобежным спортом. Стоили коньки дорого, но счастливое сияние ребячьих глаз оправдывало все затраты. И, конечно, самым популярным подарком для детворы были сладости. В Ярославле, где на 100 тысяч жителей приходилось 15 кондитерских производств, даже юные сладкоежки знали толк в десертах. Больше всего восторга у малышни вызывали шоколадные конфеты ярославской фабрики «Бельфор», вафли и глазированные фрукты из кондитерской Укропова, монпансье в затейливых коробочках и разноцветный игристый лимонад, красовавшийся и на «взрослом» столе. Даже в семьях со скромным достатком родители не упускали случая побаловать своих чад сладкими пряниками и карамелью. Без подарков не оставались и дети рабочих окраин. На крупных ярославских предприятиях ежегодно проводились елки с участием Деда Мороза и раздачей гостинцев. А для самых бедных детишек праздник устраивала Некрасовская библиотека: каждый пришедший получал в подарок ситцевый платок и книжку со стихами Некрасова.

текст: Mария Aлександрова