ДудкиМама • elitniy.ru

ДудкиМама

 

Благодаря невероятной энергетике Юлии Самсоненко и ее мужа Максима Коробова, «Дудки» стали знаком качества и одним из самых успешных гастобаров в нашем регионе. ДудкиБар давно перестал быть просто баром. здесь с успехом проходят чемпионат по чтению вслух «Открой рот», душевная «Театральная среда» и знаковая «Купи корову». А для Юлии это не просто семейный бизнес, это место, где она может реализовать свои самые смелые идеи.

Если бы я была едой, то наверняка сложносочиненным салатом, где множество несовместимых, на первый взгляд, продуктов образуют единый, очень гармоничный вкус.
Еда – это очень эмоциональная, интимная штука. Воздействие через вкусовые рецепторы – это способ достучаться до человека.

Я – энергетический драйвер наших проектов. Максим обычно «кидает» гениальные идеи, а я потом начинаю их энергетически продавливать, заряжать окружающих, создавать общественный интерес, заниматься организацией.
«То дудки, то барабаны» – любимая присказка прораба, который отвечал за строительство нашего первого костромского бара, помогла нам придумать название. Мы перебрали тысячу вариантов. Искали парное слово к слову «бар». Были варианты – БарБос, BarBQ. Мне очень нравился вариант PubLeСity. Но как-то не складывалось. И потом нас просто осенило. И началось – ДудкиБар, ДудкиДом, ДудкиFamily, ДудкиМеню, ДудкиМенеджер, ДудкиКейтеринг.
Как показывает практика, из провалов можно сделать гораздо больше выводов, чем из тысяч хвалебных отзывов. Ситуация с Леной Летучей нас очень хорошо встряхнула (в 2014 году ДудкиБар в Костроме не прошел проверку программы «Ревизорро». – прим.авт.). Мы были такие крутые и замечательные, нас всегда хвалили гости, а тут нам дали такую пощечину. Было очень обидно. Даже сейчас, когда начинаю об этом говорить, к горлу подкатывает ком. Но это хорошая терапия. О провалах надо говорить и всегда помнить. Это подстегивает и помогает сделать «Дудки» еще лучше.
Я отвечаю за обратную связь. Думаю, именно в этом кроется успех «Дудок». Все знают, что мне можно позвонить и все рассказать. Я отработаю ситуацию и обязательно дам обратную связь.
Плюс 3 килограмма. Такова цена подготовки каждого обновления меню. Нам приходится пробовать порядка 20-25 блюд, которые готовит бессменный автор ДудкиМеню Дмитрий Азаров. А потом еще дегустировать отработку блюд во всех трех «Дудках».
Все началось с провала. Однажды мой хороший знакомый позвал нас на обслуживание выездного мероприятия, и мы его провалили. Мне было так стыдно, и я поняла, что сделаю все для того, чтобы мы стали лучшими в кейтеринге. Так и вышло.
Хороший ресторан – не равно хороший кейтеринг. В кейтеринге 30% — это еда, а все остальное – это грамотно выстроенные процессы. А еще кейтеринг хорош тем, что не ограничивает тебя одним форматом. Мы можем сделать фуршетную линию с золотом, свечами, а можем просто подать бургеры на открытом гриле или сэндвичи. Быть разными в рамках одного направления – это очень круто.

Я ошибаюсь часто, но всегда стараюсь дать себе второй шанс. Мне важно «разрулить» ситуацию, понять, где я ошиблась; исправив недостатки, пережить это еще раз и закрыть гештальт.
Мой самый большой недостаток в том, что я не могу закрывать глаза на недостатки. Особенность работы моего мозга такова, что я вижу мельчайшие детали и нюансы: где-то картина висит неровно, где-то салфетки на стол забыли положить. И я обязательно на это укажу.
Халтурить я не умею, но учусь. Перфекционизм может тебя сожрать, и ты выгоришь дотла. Поэтому в ключевых моментах надо стараться быть идеальным, но четко осознавать, что «косяки» в мелочах случаются. И относиться к этому спокойно.

Я не определяю себя как бизнес-леди. Я – не леди, а, скорее, такая работающая девушка (#Tooworkinggirl) . И, вообще, мне кажется, что я еще такая девчонка, несмотря на свой возраст.

Я отличница по жизни. И в школе, и в институте была такой. Хотя наши дети почему-то уверены, что папа был отличником, а я училась на «тройки» и «четверки». Вероятно, мой темперамент позволяет им думать, что в юности я была первой хулиганкой в классе.

Я опаздываю всегда и патологически. Мой внутренний будильник просто не позволяет мне вовремя выйти на встречу.

Я – #яжемать. Но в воспитании детей, как и в бизнесе, нормально отношусь к делегированию. Я не пытаюсь все сделать сама, у меня всегда есть помощники.
Появление третьего ребенка – это индикатор отношений между супругами. Первый ребенок – это обычное явление, второй ребенок – тоже нормально, а вот третий ребенок появляется в семье, когда между партнерами полная гармония и взаимопонимание. Ну а четвертый, пятый – это вообще космос. Но в космос я пока не готова.
Мы вообще по жизни много спешим, хотим по максимуму реализовать свои идеи. Но у меня есть мечта: провести зиму на Гоа или Бали в формате сладкого ничегонеделания, когда время останавливается, и ты никуда не торопишься.
Обычно мужчины в 40 лет хотят во власть, а женщины в 40 лет хотят оставаться красивыми и умными. 40 лет – это такой потрясающий возраст, когда дети подросли, бизнес сложился, у тебя есть имя, и ты можешь просто быть красивой.

Я вроде бы феминистка, но 20 лет совместной жизни превращают тебя в человека, который уважает своего партнера, который знает, когда можно сказать «нет», а когда – промолчать. Типа феминизм версия 4.0. Плюс.
Мы с мужем слишком умные для романтики, и это ужасно. На мой взгляд, романтика – это потемкинская деревня, это фасад, а в отношениях важен не фасад, а фундамент.
У меня нет иллюзий насчет будущего. Не хочу загадывать, что мы с Максимом проживем вместе еще 20 лет. Но могу точно сказать, что у меня было 20 крутейших лет жизни с мужчиной, который дает мне столько сил.

записала: Ирина Дерябина фото: Кирилл Сурков