ИНВЕСТИЦИИ и ПРОГРЕСС • elitniy.ru

ИНВЕСТИЦИИ и ПРОГРЕСС

Разговоры о том, что инвестиционный климат в России настолько плох, что потенциал для его улучшения огромен, давно стали общепринятыми. Несколько лет назад казалось, что показатели привлекательности для прихода на российские рынки иностранных денег значительно упали. Но сегодня ситуация в корне изменилась. Ряд высокотехнологичных секторов всерьез могут стать локомотивами технической, производственной и социальной модернизации страны. Причем Ярославская область занимает лидирующие позиции в этом вопросе. О том, как в нашем регионе создается режим наибольшего благоприятствования для иностранных инвестиций и что делает Ярославскую область одним из лучших регионов России по показателю лояльности властей к бизнесу, мы поговорили с заместителем губернатора Ярославской области Игорем Елфимовым.

Игорь Станиславович, Ярославской областью активно ведется работа с крупнейшими международными компаниями. Каков объем иностранных инвестиций в экономику региона, скажем, за этот год? Какой объем вложений ожидается в ближайшее время?
– У нас есть цифры за полгода, инвестиции в экономику области по состоянию на август 2011 года составили примерно 25,5 миллиарда рублей. Начало 2011 года было очень оптимистичным, большинство предприятий либо активно сдавали свои инвестиционные проекты, либо регистрировали их. Я имею в виду, например, такие компании, как «Ямалгазинвест», «Балтнефтопровод», «Славнефть-Ярославнефтеоргзинтез», – действительно крупные, серьезные проекты, которые в больше степени сформировали такую картину. Также продолжаются крупные денежные вливания в модернизацию Шинного завода, что добавляет порядка 4 миллиардов рублей. Сегодня мы действительно ощущаем, что этот процесс идет по нарастающей. По сравнению с предыдущим периодом рост инвестиций идет с опережением приблизительно на 22 процента. Поглядим, что будет в конце года.

На прошедшем в Сочи инвестиционном форуме Ярославская область заключила соглашение о сотрудничестве с израильской компанией «Тева». Эта компания стала седьмым резидентом фармацевтического кластера в нашем регионе. Есть ли предел кластера по числу резидентов? За счет чего в дальнейшем будет формироваться фармацевтический кластер?
– Во‑первых, я считаю, что соглашение с компаний «Тева» – это наш большой успех, и здесь действительно есть чем гордиться. Мы начали вести переговоры еще полтора года назад. Ведь «Тева» – это один из крупнейших производителей лекарств в мире. Достаточно сказать, что она формирует 1/6 часть всего потребления таблеток в США – в стране с самым большим оборотом лекарственных средств. И нам было действительно важно, чтобы в нашем регионе появился такой крупный производитель. Во‑вторых, должен сказать, что вообще присутствие фармацевтических компаний в области нам чрезвычайно интересно. И те компании, которые приходят к нам в регион, по сути, сильны в различных сегментах. Они не являются прямыми конкурентами, а взаимодополняют друг друга, конкурируя правильно, цивилизованно, не используя «нечистых» и нелогичных методов конкуренции. В этом смысле я всегда призываю наших промышленников учиться конкуренции у фармацевтических компаний. Что же касается новых резидентов в фармацевтике, то есть еще 5–6 игроков мирового уровня, которые в ближайшее время будут появляться в России. Наша задача хотя бы 1-2 из этих компаний привлечь к нам, чтобы они локализовали свое производство в Ярославской области. В остальном фармацевтический кластер будет достраиваться за счет таких элементов, как: производство медицинского оборудования – причем как компонентов, так и финального оборудования; производство различного рода упаковки – не стоит забывать, что это тоже очень важно и перспективно для области. Ну и дальше я вижу развитие кластера не столько в операционном, производственном плане, а больше в создании сферы Research & Development (научно-исследовательская деятельность), проведения различного рода клинических испытаний, что в связке с промышленностью создает очень емкий рынок. Наша же задача – сделать этот рынок легальным, прозрачным, налогооблагаемым.

И все же, что является важным преимуществом Ярославской области по отношению к другим регионам, благодаря которым нам удалось, в частности, заключить соглашение с «Тевой»? И в более широком смысле: что является привлекательным для прихода к нам других крупных фарм-компаний?
– Я могу сказать, что мы сегодня создали реально работающий фармацевтический кластер. Можно без стеснения утверждать, что в настоящее время Ярославская область – столица фармацевтики в России. И это не пустые слова. У нас действительно хорошо получилось наладить взаимодействие производственных фарм-компаний, наших образовательных центров, а также зарубежных R&D центров с нашими учеными и, кроме того, обеспечить активное вовлечение предприятий в модернизацию системы здравоохранения. Не случайно, когда мы 2 года назад рассуждали о кластере, мы называли его «кластер современной фармацевтической промышленности», к чему добавилось еще и «инновационная медицина». Каждая из 7 пришедших компаний сильна в какой-то части общественного здравоохранения. Наша сегодняшняя задача во многом заключается в том, чтобы, используя существующую инфраструктуру, используя нашу клиническую базу, а кроме того – наши мозги, поддерживать процесс взаимодействия этих структур. Чтобы в конечном итоге те же мозги не утекали за границу, а оставались здесь работать за достойную зарплату. Это у нас уже неплохо получается. Что и является нашим главным преимуществом. Я вам больше скажу, за нами уже потянулись такие регионы, как Питер и Калуга. Но поскольку мы здесь оказались первыми, то мы действительно вправе себя называть столицей фармацевтики.

В каких отраслях, помимо фармацевтики, на ваш взгляд, можно ожидать столь же серьезных прорывов в ближайшие годы? Можно ли уже сегодня озвучить иностранные компании, с которыми в ближайшие время будут заключены соглашения, подобные соглашению с «Тевой»?
– Пожалуй, мы имеем неплохие возможности по IT-технологиям. Не могу сказать, что в этой отрасли наши стартовые позиции очень сильны, и, в отличие от фармацевтики, IT-столицей мы отнюдь не являемся. Но тем не менее в наш регион приходит «Вымпелком», который строит свой Дата-центр, что, в свою очередь, начинает создавать определенную благоприятную инфраструктуру.

За «Вымпелкомом» вполне возможно придет компания Huawei, которая сейчас проставляет 2/3 всего коммуникационного оборудования в стране. И уже сейчас они говорят, что смогли изучить наш регион и сделать вывод о том, что он, пожалуй, лучший для того, чтобы делать здесь национальный центр. Если они примут такое решение, то мы станем еще и центром притяжения для IT-компаний. Еще одна сфера, в которой, по-моему, есть неплохие шансы, – это производство автокомпонентов. Наш регион всегда занимался комплектующими, но так получалось, что мы были сосредоточены в сегменте дизелестроения, то есть производили компоненты сами для себя, ставили их на свои же моторы и в этой бизнес-цепочке были очень зависимы. А это значит, что любой кризис отбрасывал экономику этой отрасли назад. Мы вполне способны наладить сегодня производство автокомпонентов для других автомобильных заводов. И вообще, производство автозапчастей для вторичного рынка будет существовать всегда, потребность в этом высока, и оно вполне может стать перспективным и для нашего региона.

Еще хотелось бы поговорить вот о какой тенденции. В связи с активным развитием нашего фармацевтического кластера, все чаще нашему городу приходится принимать у себя большое количество семинаров, тренингов, различных конференций. У нас появляется загрузка отелей, гостиниц, конференц-залов. Очень часто мы даже не можем принять гостей в одном месте, когда, например, приезжает делегация из 600 человек. Возникает острая потребность в новых, специализированных помещениях, необходимо строительство конгресс-центра. И, кроме всего прочего, Ярославль способен предложить отличную площадку для создания у нас полноценных бэк-офисов крупных компаний. И вообще, тенденция, когда большие предприятия начинают уходить в регионы из таких центров, как Москва и Питер, уже прослеживается. Нам необходимо обращать наше внимание на создание достойных специализированных помещений, с соблюдением всех современных стандартов. И если такие помещения появятся, у многих предпринимателей возникнет реальный стимул переезжать сюда из шумных, переполненных центров. Ведь Ярославль с достаточно высоким уровнем жизни действительно становится качественной альтернативой столице. В этом я тоже вижу определенные перспективы развития региона, как и возможность привлечения инвестиций, в частности, в строительство.

Насколько различные рейтинги, характеризующие инвестиционную привлекательность региона, мешают или, наоборот, помогают в переговорах с партнерами?
– Для начала хочу сказать, что наши местные ярославские состоятельные люди, имеющие внушительный капитал, на самом деле недооценены, в том числе и в вопросах их инвестиционных возможностей. Наверное, многие из наших предпринимателей руководствуются известным принципом «деньги любят тишину», и, вероятно, это правильно. Хотя, на мой взгляд, у нас имеется такая системная проблема: все местные состояния можно назвать «местечковыми». Проще говоря, у нас нет предпринимателей, которые, сумев заработать, продолжали бы, например, развивать бизнес далеко за пределами Ярославской области, распространяя свою продукцию за границу.

Я думаю, ни одной фамилии вы не назовете – у нас таких попросту нет. По сути, капиталы наших предпринимателей заработаны здесь же, на территории области, за счет перераспределения собственности. Мне кажется, эту блока. Что же касается рейтингов, то это вещь дурная, должен сказать. Рейтинги – это большой бизнес, и считаются они очень просто: в большинстве из них инвестиционная привлекательность рассчитывается как уровень инвестиций на душу населения. Но если в регион с небольшим количеством жителей приходит какая-то сумма денег, иногда в процентном соотношении получается, что этот регион получил значительные инвестиции, что лишь искажает реальное положение дел. А Ярославль со своим довольно плотным населением оказывается в рейтинговой таблице где-то посередине. Поэтому рейтинги реально не отражают ровным счетом ничего.

Каково, по вашим оценкам, реальное положение нашего региона среди других регионов по такому показателю, как привлечение инвестиций? В чем состоят, на ваш взгляд, конкурентные преимущества Ярославской области, и что входит в понятие «благоприятный инвестиционный климат региона»?
– Первое и, пожалуй, главное, что я бы назвал, – это стабильность. Это первый критерий, по которому действительно воспринимается инвестиционный климат в регионах страны. Конечно, если регион имеет богатые сырьевые ресурсы, то туда пойдут люди, несмотря ни на какие риски, просто потому что там гарантированы высокие нормы прибыли. Но если в регионе, каким является Ярославская область, нет ни нефти, ни газа, ни алмазов, но при этом существует нормальное сырьевое обеспечение, то решающим является именно показатель стабильности. В этом смысле у нас построена следующая цепочка: федеральное законодательство мы постарались максимально дополнить региональными законами.

Второе – это доступность власти. Могу сказать, что мы являемся нормальной динамичной командой, которая действительно активно помогает инвесторам. Тем более что сейчас в области есть показательные объекты, по которым реально видно, как это происходит, – не нужно ничего доказывать на словах. Никто, конечно, не утверждает, что у нас нет проблем, но тем не менее руководители компаний, работающих в нашем регионе, знают, что в правительстве области работают адекватные люди.

Третье наше преимущество и третий критерий – обеспечение трудовыми ресурсами. И тут я должен сказать, что очень часто бизнесмены пытаются разместить у нас производства с низкой добавленной стоимостью, а значит, с низким уровнем заработной платы для работников. Мы на это никогда не идем. Нам, наоборот, нужна высокая зарплата, мы хотим формировать потребительский спрос. И такая политика нормально оценивается приходящими инвесторами. Еще я бы сказал про экологию – на это тоже обращают внимание представители западных компаний. И здесь мы тоже крайне последовательны. Никаких экологических скандалов и тем более катастроф у нас в последние десятилетия не было. В этом смысле мы спокойный регион. Ну и, наконец, наша географическая инфраструктура: мы находимся на трассе M8, у нас имеется воздушное сообщение – это наш огромный плюс, можно сказать, что в транспортном отношении мы уж точно не хуже других регионов.

В последнее время эксперты все чаще обращают внимание на «ловушку конкурентоспособности» как одну из ключевых проблем развития России. Суть ее состоит в том, что для страны характерно сочетание плохой институциональной среды (предпринимательский климат) и дорогой рабочей силы. Есть ли, на ваш взгляд, выход из этой ловушки?
– Мой подход в этом вопросе следующий. В «ловушку конкурентоспособности», как правило, попадает неэффективный собственник. К примеру, многие предприниматели говорят: давайте условно «закроем» границы области и не пустим сюда гиганта Komatsu, ведь они платят своим рабочим не 10, а 23 тысячи рублей, а мы, мол, не можем столько платить. И дальше идут досужие рассуждения о высокой стоимости кредитных ресурсов. Но я на это отвечаю: «Так идите и поучитесь у Komatsu или закрывайте свой бизнес, если не видите перспектив развития, кроме как в снижении зарплаты работникам. Вы же не рабовладельцы, в конце концов». Нужно просто мыслить нестандартно, искать другие возможности конкурировать. Я могу откровенно сказать, что в нашем регионе нет и не будет дешевой рабочей силы. Эта наша принципиальная позиция.

В чем заключаются отличия индустриального парка от технопарка? Планируется ли на территории Ярославской области организация технопарка?
– Индустриальный парк – это, как правило, «гринфилд», территория, на которой строятся какие-то предприятия, причем этот парк имеет общее управление. Иными словами, мы не просто продаем кусок земли, но и берем на себя обязательство его обслуживать: организовать охрану, обеспечить противопожарную безопасность, транспортное сообщение и так далее. Именно в этом заключается отличие от простого размещения. Технопарк же – это уже готовый набор промышленных помещений, в который любой предприниматель может завезти и установить свое оборудование и начать производство без затрат на строительство. Классический технопарк – это создаваемый технопарк Тутаева. Технопарк, как правило, имеет низкую стоимость «входного и выходного билета». По сути, промышленник пользующийся услугами технопарка, в любой момент может свернуть производство, если это потребуется по тем или иным причинам. Но главное, что технопарк – это уже готовые цивилизованные условия производства. У нас сегодня есть несколько индустриальных зон. Самая разрабатываемая – Новоселки, там имеется бизнес-план на несколько лет вперед. Вторая крупная площадка находится в Заволжском районе, еще одна – в Ростове, в развитие которой нужны крупные вложения. По большому счету, Тутаевский технопарк – этот тот пилотный проект, который мы сегодня предлагаем в качестве показательного примера и призываем всех промышленников, у кого есть избыточные мощности, идти именно по этому пути – пути создания на своих площадях технопарков.

Вы как заместитель губернатора отвечаете за развитие территории всей Ярославской области? За счет чего могут, на ваш взгляд, развиваться такие районы, как Первомайский, Брейтовский, Некоузский или, например, Некрасовский? Здесь объективно нет таких условий, как в Ярославле и других городах области. Можно ли сюда за счет каких-либо преференций привлечь крупных инвесторов?
– Когда года 2 назад мы обновляли стратегию развития Ярославской области, мы четко понимали, что не нужно развивать везде одни и те же направления. Условно мы поделили территории на индустриальные и рекреационные. Например, развивать в Брейтово промышленность нет никакого смысла. Это полностью связано с местными ресурсами. Развитие таких участков, как Брейтово, сильно зависит от местных властей, от глав поселений и муниципальных образований, от того, насколько чиновники способны увязывать свои текущие действия с единой стратегией. Сегодня, к сожалению, происходят несколько хаотичные движения. Мы стали наводить порядок: сделали схему терпланирования, сделали генпланы поселений, но даже при этом многие вещи мы контролировать не можем: это запрещено законодательством. Чтобы поселения развивались, чтобы мы смогли работать с инвесторами на федеральном и международном уровне, нужны четко проработанные концепции развития территорий, а их нет. Мы, безусловно, можем помогать это делать, но должно быть четкое понимание ситуации на местах. Только после того, как инвестор увидит четкую картинку с детально продуманной и проработанной инфраструктурой, территория может заинтересовать инвесторов.

Мы беседуем накануне первого Международного туристического форума в Ярославле. Развитие туризма, маркетинг территории предполагают активное участие в этом процессе властей. Что делается в этом направлении на уровне Правительства Ярославской области?
– Основная идея форума не в том, чтобы Ярославль каким-то образом прорекламировать. Я считаю, это лишь побочный эффект, который мы ожидаем. Мы просто говорим о том, что нам следует восстановить туристические потоки в макрорегионе «Золотое кольцо», устранив конкуренцию за туристов между областями, входящими в этот макрорегион. Потому что в этой конкуренции всегда побеждает Москва, что она с успехом доказывает на протяжении нескольких лет. Ведь, как ни крути, туристы, добравшиеся до России, оставляют большее количество денег в гостиницах столицы, совершая лишь короткие вылазки в регионы. Наша же задача – децентрализовать эти процессы и «завести» туриста на маршрут «Золотое кольцо», чтобы он по нему путешествовал. Без объединения регионов в осуществлении этой задачи ничего не получится. Вот тут и возникает вопрос внешнего маркетинга. «Золотое кольцо» надо попросту продвигать, для чего нужно банально сброситься деньгами, ресурсами. Мы были инициаторами этой идеи, была предпринята попытка объединить регионы в стремлении убрать конкуренцию и начать профессионально организовывать туризм.

Будут ли, по вашему мнению, происходить качественные изменения в системе образования Ярославской области в связи с кластерной политикой? Например, будет ли уменьшаться число гуманитариев и, наоборот, расти число технических специалистов?
– Вопрос очень хороший. И я должен сказать, что начинать готовить специалистов мы должны не в высшей, а еще в средней школе. Например, те же самые фармацевты, для которых чрезвычайно важно качество профессионалов в их области знаний, начинают подбирать себе кадры еще со школьной скамьи. Большое преимущество нашей области в том, что, в отличие от многих других регионов, нам удалось сохранить систему среднего профтехобразования. Поверьте мне, во многих регионах ее просто не осталось. И сегодня наша главная задача – начать подготовку специалистов под конкретные нужды, сформировать систему под заказ. Это непростая задача, потому как многие предприятия не знают, какое количество специалистов и какого профиля им понадобится. Эта система кадровой подготовки лишь постепенно начинает налаживаться. Радует то, что наши производственники уже осознали важность такой системы формирования заявки на будущих специалистов, и этот процесс уже пошел. Помимо инженерных специальностей, у нас есть большая проблема в подготовке предпринимателей. Наши сегодняшние предприниматели – это, так сказать, бизнесмены первой волны, у многих нет никакого образования, они мыслят несовременными категориями, со многими из них очень сложно разговаривать и находить общий язык. Я считаю, что предпринимателя нужно учить, нужно готовить, и это действительно важно для нас как для стремительно развивающегося региона, для которого нужны специалисты высокого уровня, профессионалы высокого полета!

Текст: Ирина Дерябина, Алексей Козлов |  Фото: Олег Токмаков, из архива Правительства ЯО