Кем вы связались? • elitniy.ru

Кем вы связались?

dsc_3752

«Давай я тебя свяжу?» — предложила однажды художница Катя своему знакомому. Молодой человек смутился (а кто бы не смутился?) и поспешил закончить разговор. Он не знал, что Катя сменила кисть на крючок, и теперь ее любимое занятие – вязать портреты, переворачивающие представления о типичном дамском увлечении.

-Пожалуй, из всех моих вязаных произведений наибольший ажиотаж вызвал портрет Владимира Путина. На Украине уже вовсю шла война, поэтому нестандартная картина с его изображением привлекла внимание далеких от творчества людей, – рассказывает Катя Пензина. – Противники Путина недоумевали, зачем вообще понадобилось вязать его, а сторонникам его образ показался кровавым из-за обилия красных оттенков. Я вязала президента с известной иронией и не предполагала, что кто-то воспримет шуточную, в общем-то, работу как некий политический жест.
В этой ситуации был и плюс: после бурной реакции пользователей Интернета нашлась куча желающих купить акрилового Владимира Владимировича. Максимальную цену – около 800$ – предложила семейная пара из Дании. Портрет главы российского государства остается самым дорогим в Катином портфолио.
– Правда, вязать политиков мне расхотелось раз и навсегда: душевное равновесие дороже, – улыбается она.
Ей по-настоящему интересно вязать близких себе по духу людей. За южно-африканской группой Die Antwoord Катя наблюдает с ее основания. Портрет солистки Йоланди Фиссер она сделала меньше, чем за неделю. Хотела всего-навсего опробовать новый прием и поэкспериментировать с цветами. Но, увидев Катину работу, симпатией к певице прониклись даже те, кто раньше ничего о ней не слышал.
– Почти на одном дыхании получились и другие артисты: Боб Марли, Милен Фармер, Мила Йовович, Сальма Хайек, – перечисляет Катя. – То же и с простыми людьми. У меня есть приятельница, которая нравится мне чисто внешне и которую я вязала не раз. Мне ее черты лица представляются невероятно эстетичными. Я назвала бы ее своей музой. И наоборот: если человек по каким-то причинам вызывает у меня неприязнь, не исключено, что портрет будет неудачным. Когда я чувствую, что ни процесс, ни результат не принесут мне удовольствия, могу отказаться от заказа.

Катя впервые взялась за крючок в детстве. Как делать воздушные петли и столбики, ей показала мама: вместе они вязали салфетки и сумки. В школьные годы Катя с энтузиазмом занималась в «художке», после 11 класса освоила профессию ювелира в Ярославском техникуме бытового сервиса, а затем поступила на кафедру графики и анимации Уральской государственной архитектурно-художественной академии. Параллельно с учебой писала маслом и темперой, участвовала в выставках и конкурсах. Недавно Катя родила дочку, и продолжать работать в мастерской оказалось проблематично.


– Тут я и вспомнила, что когда-то умела вязать. Связала плед и пришла к выводу, что это очень трудоемкое занятие, да и не слишком захватывающее. Схемы навевали на меня тоску, разбираться в них не хотелось, – признается она. – Я решила импровизировать и в какой-то момент без всякой задней мысли связала глаза и нос. Скоро фрагменты сложились в общую картину.
Муж Кати, тоже художник, от первых вязаных портретов пребывал в культурном шоке. Рукодельница и сама понимала, что человеческие очертания угадываются в них смутно. Но неожиданно для себя быстро разобралась, что к чему. Теперь считает, что универсальной технологии вязания нет. Главное правило – доверять собственной интуиции и вкусу.
– Часто мне достаточно одной фотографии. Но иногда бывают настолько специфические лица, сложные ракурсы, что приходится распечатывать несколько фотографий, прорисовывать отдельные части, рассчитывать пропорции, – говорит она. – В любом случае начинать легче с округлых форм.
Нитки, по ее словам, годятся практически любые, лишь бы подходили по текстуре и цвету. Первое время она использовала, в основном, пастельные тона. Потом стала вводить радикальные цвета и оттенки, не свойственные коже.

70х130
сантиметров — размер портрета Боба Марли, самой большой Катиной картины. А самая маленькая ее работа (2х3 см) — это глаз, связанный для выставок в Токио как самостоятельное произведение
300-500
граммов пряжи требуется
для одной работы
15-50
цветов используется
в одной картине
7
дней в среднем уходит
на один портрет


За рубежом все больше тех, кто ждет Катины картины и смотрит на них широко открытыми глазами. Подтверждение тому – 2 выставки в Японии, на которых были представлены готовые портреты и фрагменты еще не законченных работ. Катя попыталась донести до публики идею о том, что произведение искусства является таковым на любом этапе его создания.
Ее работы любят заказывать европейцы и американцы. Находят их, как правило, через социальные сети. Некоторые подписчики просят поделиться секретами мастерства.
– Барышни из арабских стран очень настойчивы, – отмечает Катя. – Все пишут в комментариях: «Ой, как классно!». А они сразу задают вопросы по существу: «Как ты это делаешь?», «Какое слово надо набрать в поисковике?», «Научишь меня?». Если мне некогда отвечать, сами ищут информацию, стараются практиковаться и прямо у меня на странице устраивают дискуссии. Я изредка вмешиваюсь, чтобы спросить: «Я вам не мешаю?».
Катя мечтает о том, чтобы ее заметили и в России. Она безумно обрадовалась, когда к ней обратилась съемочная группа сериала «Метод», который выйдет на Первом канале и попросила связать портреты трех женщин (по сценарию их сделал главный герой).
Сейчас мастерица занимается дипломной работой – анимационной короткометражкой по мотивам стихотворений Даниила Хармса о кошках. Персонажи и декорации мультфильма связаны крючком. В планах Кати – вязать пафосные автомобили и суровых бодибилдеров.
– С чем у вас ассоциируется вязание? Наверное, в первую очередь, с картинкой из какой-нибудь детской книжки, где старенькая бабушка сидит в кресле и медленно перебирает спицами, периодически погружаясь в дрему, – рассуждает мастерица. – К сожалению, в общественном сознании есть стереотип, что вязание и современное искусство – 2 параллельные плоскости. Моя задача – разрушить его. Надеюсь, что у меня получится.

текст: Александра Смоляр  фото: Потап Зарубин