Кукольный театр • elitniy.ru

Кукольный театр

dsc_4264

Игрушка или талисман, театральный персонаж или украшение частной коллекции – мир кукол бесконечно многообразен. Но только в руках мастера кукла становится произведением искусства. Авторские куклы Анны Тарабариной – именно из их числа. Свою первую работу Анна сделала еще в школьные годы. И вот уже больше 20 лет создание кукол остается ее главным увлечением.

Мир не шаблонных, не тиражных кукол, которыми полны магазины игрушек, окружал маленькую Аню с детства: папа был военным, часто менял место службы и привозил из разных стран кукол в национальных костюмах. Его коллекция в семье хранится до сих пор. Вполне логично, что свою самую первую куклу, сделанную вручную, Анна одела в русский сарафан.

– Наверное, потому, что я бесконечно рассматривала этих иностранных красавиц, мне захотелось сделать куклу в национальном русском костюме, — объясняет мастер. – Технология была очень простой: я все сшила из ткани, вышила крестом рубаху и сарафан, только лицо у куклы было из папье-маше, его я разрисовала красками – этой технике меня научили в художественной школе.

Самая первая кукла Анне казалась очень красивой. Правда, не устраивало лицо, и его художница перерисовывала раза три! Эта кукла, не раз менявшая образ, и сегодня хранится у автора.

Сейчас своих кукол художница делает из полимерной глины. Расписывает их акрилом и пастелью. А наряды шьет из натурального шелка, шерсти, льна. Обувь изготавливает из кожи. В мире авторских кукол особенно ценятся винтажные ткани и аксессуары. И художники находят их где только возможно. Анна Тарабарина использует в том числе материалы, сохранившиеся еще от прабабушки и бабушки – очень одаренных рукодельниц. Например, льняная ткань, из которой сшита одежда для Бабы-Яги, принадлежала прабабушке – Анне Ивановне, а значит, эта ткань произведена где-то в начале ХХ века! В наследство также достались и кружева, выполненные в какой-то редкой технике, которой в наши дни никто уже не владеет.

dsc_4221

За процессом изготовления кукол очень любит наблюдать 12-летний сын Анны. Он с огромным уважением относится к занятию мамы и всегда готов ее поддержать: «Мама, не переживай, если твоя кукла кому-то не понравится! Главное, что она нравится мне!»

Авторская кукла рождается на синтезе искусств – мастеру нужно быть в одном лице скульптором, живописцем, конструктором, дизайнером, модельером, технологом, закройщиком, портным, стилистом, парикмахером, визажистом…

Какие-то из этих искусств Анна освоила, сначала окончив с отличием художественную школу, а затем получив образование конструктора-технолога швейного производства. Но большинству секретов мастерства она учится самостоятельно. Когда необходимо, берет частные уроки, сейчас, например, обучается у скульптора, ведь создание куклы сродни скульптурной лепке.

– Я очень люблю учиться, узнавать новое. Это дает мощный стимул для саморазвития и возможность для многогранного самовыражения, – говорит Анна. – Любопытно, что те или иные знания и умения, которые я получила несколько лет назад, оказываются полезными для меня сегодня. Все нужное словно бы само приходит, чтобы совершенствовать мастерство в создании кукол.

После школы Анна очень легко поступила на архитектурно-строительный факультет в Ярославский политех, но учиться там не захотела и ушла с первого курса.
– В начертательной геометрии и технических науках я не нашла для себя вдохновения, – объясняет она свой выбор. – А когда я чувствую, что это «не мое», я не прилагаю усилий для того, чтобы довести начатое до конца. Я лучше освобожу место для чего-то другого, что будет мне ближе и даст возможность реализовать себя.

На изготовление куклы может уйти и пара недель, и несколько месяцев. А какие-то произведения создаются годами!
– Я человек процесса, мне нравится само погружение в работу. Состояние, которое переживаешь в этот момент, похоже на медитативное, – рассказывает Анна. – Иногда начинаешь делать какую-то куклу – рождается один образ. А в процессе изготовления идея развивается, меняется – и ты создаешь нечто совершенно другое…

Каждый раз художница придумывает не только куклу, но и ее судьбу – с прошлым, с какой-то личной историей. Один из самых трогательных образов последнего времени – беженка Ангола.
…Темнокожая девушка, которая эмигрировала из своей страны. Она не в народном костюме и не в лохмотьях или вылинявших одеждах. Это беженка, которой повезло: она, очевидно, смогла найти себе место в новой жизни: на ней довольно эффектный наряд, возможно, она даже участвует в каком-то модном дефиле, поскольку запечатлена в движении. Но при этом девушка босая – это сразу рождает аллюзию, что беженка так и не привыкла к обуви, к цивилизации, к чуждому для себя новому миру…

Иногда бывает, что персонаж уже кем-то придуман, остается лишь его воплотить. Так, например, случилось с Мечтателем, героем «Белых ночей» Ф. М. Достоевского. Кукла создана буквально несколько месяцев назад для одной из выставок в Санкт-Петербурге. Литературный образ привлек художницу практически полным отсутствием описания внешности при многогранном и подробном рассказе о внутреннем мире, чувствах и переживаниях героя. Это обстоятельство давало полную свободу в придумывании будущей куклы.

Вообще, штампы не по душе Анне Тарабариной. И вместо очередного Деда Мороза или Снегурочки она предпочитает сделать Christmas Baby – этакую девочку-елочку в капюшоне-шлеме, накинутом поверх длинных локонов. После новогодних праздников кукла вполне себе трансформируется в обычную Baby.

Сначала своих кукол Анна дарила: придворную даму презентовала любимому педагогу, принцесс в кружевных нарядах раздавала подругам… Позже появились заказы. Самый первый из них 3 года назад оказался весьма неожиданным. Знакомая из Санкт-Петербурга, владелица бизнеса, попросила сделать куклу-талисман – как раз пошла мода носить всегда с собой игрушку, которая «помогает» во всех делах.

– Я провела что-то наподобие психологического тестирования, спрашивая у заказчицы, какие качества она хотела бы в себе развить, к чему она стремится, ведь конкретного описания куклы, которую она хотела бы получить, не было, – приоткрывает секреты своей творческой кухни Анна. – После разговора сам собой родился образ байкерши – решительной, уверенной в себе, свободной, даже отвязной женщины в косухе и кожаных штанах.

Заказчица была в восторге. По ее признанию, она не расстается со своим талисманом, дала кукле имя, а детям играть с этой байкершей строго запрещено.

Сегодня Анне поступают самые разные заказы: и на куклы-талисманы, и на портретные куклы, которые с фотографической точностью повторяют черты того, кому будет подарена кукла, и на какие-то сказочные образы.

dsc_4098

В мистику, связанную с обрядами и ритуалами, где главную роль отводят куклам, Анна старается особо не погружаться, но абсолютно уверена, что кукла может нести магический смысл и магическую силу. Не случайно это один из тотемов, предметов культа у всех первобытных народов.

– Как-то я проводила мастер-класс по созданию вепсской куклы-оберега, – вспоминает художница. – Это тряпичная кукла из лоскутков, безликая (поскольку в древности считалось, что, если у куклы будут глаза, рот, нос, в нее может вселиться чья-то душа, в том числе ребенка, играющего с куклой), выполненная без использования ножниц и иглы. В древности она воплощала образы женского плодородия и зрелости. Такую куклу могли положить в люльку еще до рождения ребенка, а потом вешали над колыбелью как оберег. Считалось, что кукла способствует обретению женской силы и семейного счастья. Многие участницы моего мастер-класса – предприниматели, руководители, успешные женщины – пережили такие сильные эмоции, которых они давно не испытывали. И я увидела, что создание столь необычной поделки стало для них обращением к своей глубинной женской сущности. Я знаю, что многие участницы мастер-класса бережно хранят созданную своими руками куклу…

У Анны экономическое образование, сегодня она занимается бизнесом. Деятельность никак не связана с авторскими куклами. И превращать свое хобби в бизнес художница не собирается.

– Переходить на поток я не готова. Понимаю, что на авторские куклы сегодня высокий спрос, знаю, что есть мастера, живущие за счет продаж своих работ, — говорит художница. — Но для меня важно другое. Все мои куклы индивидуальны, созданы в единственном экземпляре, и это для меня огромная ценность. Куклы – моя любовь. Я вкладываю в них часть себя. Одухотворяю каждую из них. И получаю от этой работы удовольствие, которое невозможно объяснить словами! Я наслаждаюсь каждым шагом в процессе создания куклы. И эта радость от возможности воплотить мысль и образ в реальность не имеет денежного эквивалента.

При этом художница готова делиться знаниями и опытом, проводить мастер-классы. А со своими куклами расстается легко! Главное для Анны – чтоб ее работа попала в добрые руки.
– Мне нужно отдать, отпустить то, что уже создано, чтобы освободить место для новых идей, новых образов. Творчество сродни проточному озеру. Как только происходит обновление, тут же рождается очередной замысел…

 текст: Лора Непочатова | фото:  из личного архива Анны Тарабариной