Медвежий угол • elitniy.ru

Медвежий угол

Медвежий угол

Небольшая гримерная комната в коридоре Арены-2000. 15 минут до игры. Никита Делягин, одетый в костюм ярославского медведя, берет в руки флаг и идет по коридору на ледовую площадку.  Через минуту ему будут рукоплескать 9 тысяч зрителей. В это же самое время другой Мишка – Михаил Кулешов – радует болельщиков на трибунах и в фойе.  Совсем недавно весь Ярославль голосовал за него в опросе на звание лучшего талисмана КХЛ по версии одного из популярных спортивных интернет-порталов.  За полчаса до игры «ЭК» побывал в «берлоге» ярославских медведей и пообщался с теми, кого вряд ли знают в лицо, но чья популярность не уступает даже самым известным хоккеистам.

Михаил, вас удивили итоги голосования?
Все происходящее для меня было очень неожиданным. В финале шла сумасшедшая борьба, в которой мы с новосибирским снеговиком поочередно делили первое место. В голосовании участвовало много хоккейных болельщиков из разных городов.  Конечно, можно спорить, дескать, в Новосибирске живет более полутора миллионов человек, а у нас в Ярославле всего 606 тысяч, но и второе место – это здорово! Тем более что итоговая разница между нами не так уж и велика – всего лишь несколько тысяч голосов. (В результате голосования снеговик получил 58 тысяч, мишка – 53, а занявший третье место талисман трактора – 12 тысяч голосов – прим.ред.) Хочется сказать большое спасибо  нашим болельщикам и журналистам, которые освещали это голосование.

Интересно, а по ходу голосования вы обменивались шуточными смс с коллегами-талисманами?
На самом деле со всеми талисманами мы дружим. В одной из соцсетей у нас есть своя группа, где мы ежедневно на протяжении нескольких лет общаемся на любые темы, порой не связанные с хоккеем.

Вопрос обоим: как вы стали талисманами хоккейной команды?
Михаил: В 2012 году в Арене проводилось промоакция одной из телекоммуникационных  компаний,  на которой я был ростовой куклой-котом.  После него мне предложили попробовать себя в кастинге на роль медведя.  28 декабря 2012 года я прошел кастинг, после чего мне предложили стать талисманом.  Тогда же мне выдали абсолютно новый костюм медведя, в котором я выступаю до сих пор.
Никита: Шесть лет назад я начинал работать на хоккейных матчах в качестве барабанщика в группе музыкантов.  Иногда тогдашний «медведь» Данила Морозов просил его подменить.  В итоге я бросал барабаны и выходил вместо Данилы. Через 3 года мне предложили стать талисманом команды на постоянной основе. Тогда медведь был один, и я работал на льду, в фойе и на трибунах.  Кроме матчей основного «Локомотива», выезжал и до сих пор продолжаю радовать зрителей на играх молодежной команды «Локо».

Медвежий уголС катанием было все нормально?
Никита: Когда впервые выехал на лед, я вообще практически не умел кататься на коньках. Для меня стало шоком, когда узнал, что нужно под свет прожекторов выехать на 9-тысячную арену и еще как-то красиво по ней прокатиться. Помню, тогда ехал, держась за бортик арены с единственной мыслью: «Только бы не упасть, только бы не упасть», помахал флагом, и на этом все закончилось. Тот первый рабочий день я до сих пор вспоминаю как страшный сон.  Но дальше поднаторел.

Два самых часто задаваемых вопроса: кто вам делал костюм, и как вы в нем дышите?
Михаил: Еще обычно спрашивают: куда вы смотрите?  Я, конечно, в шутку отвечаю, что смотрю через «глаза», но на самом деле вижу через «рот». Вообще, все талисманы элитного класса делаются в Канаде. Насколько я знаю, изготавливающая их фирма называется «Маскот».   Наши с Никитой талисманы — два близнеца-медведя. Кроме нас, еще 2 близнеца есть у «маскотов» «Салавата Юлаева» и у «ястребов».
Никита: Так-то наши костюмы одинаковые, взаимозаменяемые, различие только в улыбке мишек.  Сам костюм состоит из шкуры медведя, хоккейных панталон (они чуть больших размеров, чем у игроков), объемного поролонового панциря, хоккейного свитера, коньков (в моем случае) и головы медведя.

Голова у ваших талисманов «с сюрпризом»?
Да, в ней установлена специальная конструкция с вентилятором, который работает на батарейках.  В первые минуты он очень эффективен, но дальше, когда ты начинаешь потеть, уже непонятно, работает он или нет. (Улыбается.)

Сколько весят ваши костюмы?
Михаил: Если без коньков, то 15 кг, с коньками вес достигает 17 кг. По сравнению с другими талисманами у нас очень тяжелые костюмы. Но в этом есть и преимущества: когда тебя неожиданно толкнут и ты упадешь, то не почувствуешь неприятных ощущений.

Никита Делягин:

Когда впервые выехал на лед, я практически не умел кататься на коньках. Помню, тогда ехал, держась за бортик арены с единственной мыслью: «Только бы не упасть, только бы не упасть», помахал флагом, и на этом все закончилось.

Как вас официально называют?
Михаил: Меня называют Михал Михалыч, к тому же это мое имя по паспорту.   Хотя уже 5 лет меня называют еще и сухопутным медведем, а Никиту – ледовым.

Некоторые хоккеисты тоже с вами здороваются. Кто в нынешнем составе команды самый приветливый?
Никита: Макс Талбот. Он все время говорит какие-то подбадривающие слова, там «Hey guy, nice game!» или «Good job, bear!» — от него чувствуется контакт. Русские ребята более сдержанны.

Игроки после матча теряют вес, у вас после выступлений так бывает?
Михаил:  В 2012/13 годах я сбросил около 11 кг.
Никита: Михаил ходит по трибунам, танцует и затрачивает больше энергии, чем я. Когда он приходит на перерыв, на него порой страшно смотреть.

Опишите распорядок дня своих талисманов.
Никита: В «регулярке» у меня все стандартно: предматчевое шоу, развлечение публики, встреча команды, в перерывах участвую в интерактивах и конкурсах. После победы выхожу на лед с флагом, приветствую зрителей и игроков. А в плэй-офф к традиционной программе придумывается еще что-то интересное.
Михаил: Я обычно спускаюсь в фойе за 30-40 минут до игры, развлекаю зрителей, фотографируюсь с ними и тоже участвую в конкурсах. Во время матча обязательно выхожу на трибуны и танцую с «Грацией».

Кому пришла идея потанцевать с девочками?
Я танцевал все свое детство и подумал, почему бы для моего медведя не сделать игривый образ 14-летнего мальчишки.  Люди любят, когда танцуют, это выглядит довольно забавно. В поисках чего-то необычного я и вышел к группе поддержки.  Поначалу просто с ними прыгал, танцевал. Честно скажу: девчонок я боялся. Опасался во время танца кого-то задеть, но и в их глазах было видно, что они меня тоже боятся.  Конечно, поначалу были и такие моменты, когда я кому-то из них мешал танцевать, на кого-то наступил, на кого-то упал, но в итоге все получилось очень хорошо.  А в прошлом году мне поступило предложение от руководителя «Грации» Юлии Тихомировой сделать совместный танец. Сначала это было просто забавой, а потом все стало всерьез.  Теперь я хожу на репетиции к «Грации», как раз сейчас мы ставим новый танец к серии плей-офф. Это будет выглядеть ярко, потому что ни в одном клубе лиги нет таких постановочных танцев талисманов с группой поддержки.

Михаил Кулешов:

У меня ощущение, что сфотографировался практически со всеми зрителями Арены. Буквально каждый просит о фото, во время игры нигде спокойно не пройти – везде сэлфи, фотки, и все это очень круто!

Особенно круто смотрится, когда они вас поднимают.
До первой репетиции с «Грацией» я похудел на 7 кг. Девчонки сначала думали, что я много вешу, но, когда подняли меня на руки, сказали, что я легкий. Конечно, ощущения от этого танца, когда много девушек тебя поднимают, ни с чем не сравнить.

Никита, а вам хотелось бы тоже начать, так сказать, танцевальную карьеру?
Хотелось бы сделать с Михаилом какой-то совместный танец двух медведей. Мне кажется, это было бы очень зрелищно.

Что бы вы хотели изменить в своем костюме мишки?
Михаил: В этом году клуб обещал мне новую футболку. Нынешняя тоже хорошенькая, но за 5 лет поистерлась. А так как раз перед началом плэй-офф нам с Никитой постирали костюмы, мне зашили лапы, сделав кожаные вставки на пальцах, которые протерлись  из-за того, что каждый просит: «дай пять».

Есть ритуалы в день матча?
Да, перед зеркалом делаю определенные жесты. Еще обязательно обнимаюсь с болельщиками с ограниченными возможностями.  А когда играет гимн, где бы я ни находился в Арене, встаю по стойке смирно.

Когда танцуете в проходе, важно никого не задеть. Получается?
В этом плане хочется сказать большое спасибо волонтерской группе. Со мной обычно отправляют помощницу-волонтёра, которая смотрит, чтобы во время танцев в проходе мне никто не мешал.

Со зрителям не разговариваете?
Михаил: Нет, я вообще не разговариваю со зрителями. Единственное исключение – раз в год, в свой день рождения.  Вообще, когда не говоришь, получается смешнее.
Никита:  Я тоже молчу, общаюсь лишь с помощью жестов. Иногда мы отрицательно или утвердительно рычим. А то некоторые подходят к нам и спрашивают: это мальчик или девочка? Тогда мы рычим так, чтобы больше у них не возникало сомнений по этому  вопросу.

На «Матче звезд-2017» в Уфе талисманам запретили драться. Почему?
После игры болельщики «Салавата Юлаева» требовали «маскотов» на лед. Но нам действительно запретили проводить бои. Думаю, в следующем году мы отыграемся. Ведь драка «маскотов» – это традиция. Хотя у нас ненастоящая драка. Мы все обговариваем изначально и в таком «бою» не используем апперкоты, не давим в голову и прочее. Гораздо больнее, когда возникает куча-мала. Например, в этом году на меня в Уфе навалилось много талисманов, кто-то увидел и закричал: осторожно, медведя не задавите!  Но обошлось. Хотя всем было весело.

Как правильней вас называть: «талисманы» или «маскоты»?
Никита: Слово «маскот» немножко режет слух, поскольку еще непривычно для русского болельщика. Мне больше нравится «талисман» – здесь сразу всем понятно, что это оберег, приносящий удачу.
Михаил: «Маскот» – это зарубежный термин, так больше называют сам костюм, но мы любим, когда нас называют талисманами. Это я говорю от лица всех талисманов КХЛ. Ведь маскот – это ростовая кукла, а талисман — это звучит круто!

Сколько совместных фото вы делаете в среднем за матч?
Михаил: У меня ощущение, что сфотографировался практически со всеми зрителями Арены. Буквально каждый просит о фото, во время игры нигде спокойно не пройти — везде сэлфи, фотки, и все это очень круто!  Я смотрел фотографии других талисманов, у них в этом плане все скромней.  Когда фотографируюсь с болельщиками других команд, через них обязательно передаю привет их талисману.
Никита: Михаил прав, когда я или он выходим на трибуну, нас окружает толпа людей и кажется, что этой толпе нет конца. Люди все подходят и подходят, толкаются, перебивают друг друга и продолжают делать фото, даже когда начинается игровой период.

Кто больше фотографируется – мужчины, женщины или дети?
Михаил: Удивительно, но взрослые фотографируются со мной даже больше, чем дети. В основном подходят взрослые дяди. Возможно, это связано с традицией: если ты сфотографируешься с медведем, то обязательно будет победа.

Продолжите фразу, когда я надеваю костюм медведя…
Никита: … это уже не я, это какой-то совсем другой парень.
Михаил: … я просто перевоплощаюсь не в человека, а в животное и при этом испытываю классные эмоции. Потому что порой бывают всякие жизненные проблемы, а приходя сюда, в «Арену», ты берешь костюм, надеваешь эту голову и все… Ты перевоплощаешься и забываешь о неурядицах. А когда подходят болельщики, фотографируются, обнимают-целуют и говорят, что ты самый классный, то все проблемы уходят.
Михаил, как ваша дочка отреагировала, когда впервые увидела вас в костюме и узнала, что ее папа работает медведем?
Сейчас Полина – единственный ребенок, который меня боится в костюме медведя. Когда я в таком виде, она ни разу со мной не сфотографировалась. Перед поездкой  на Матч звезд в Уфу я привез домой костюм, и она, увидев баул, испуганно сказала: «Папа, это что – медведь?» После чего заплакала и убежала в комнату.

Но в основном принимают хорошо?
Конечно, я это понял, когда приехал в Сочи на свой первый Матч звезд. Я тогда никого не знал: первый раз летел на самолете, и вообще для меня тогда все было в новинку.   Естественно, стеснялся и не знал, как себя вести в незнакомой обстановке. Но когда я приехал туда практически одним из последних участников, увидел, что вокруг выстроился ряд талисманов других команд, которые встретили меня с напитком. И при этом они кричали частушки о нашем «Локомотиве». Потом они взяли мои сумки и отнесли в номер. Это было так классно, что у меня даже мурашки побежали по коже. А теперь такая встреча у нас происходит каждый год.

текст: Евгений Мохов  |  фото: Ярослав и Юлия Нееловы