Новая жизнь старых вещей • elitniy.ru

Новая жизнь старых вещей

Новая жизнь старых вещей

Дать новую жизнь старым, отжившим свое вещам, – именно этим, по сути, занимается Николай Чамин. Чуть больше года назад он стал делать часы из всего, что попадется под руку, – старых сковородок, кадушек, обгоревшего куска дерева, велосипедного колеса, женской сумочки. Но часы – это всего лишь увлечение номер один в данный момент. Творческие, и не только, интересы Николая Чамина не знают рамок и границ!

– Только не называйте меня художником! – предупреждает Николай. – Я мастеровой. Все мои работы лишены изящества и скрупулезности, их задача – радовать глаз и дарить положительные эмоции. Я не провожу бессонных ночей в поисках образа, цвета и фактуры. Все гораздо проще! Например, гуляя с собакой, прохожу мимо заброшенного дома и вижу обгоревшую, совсем седую доску – такой цвет самому сделать практически невозможно! Подбираю и тащу это сокровище домой…
А дальше из подобной доски, а также из всего, что другие называют хламом, Николай создает часы – оригинальные, единственные и неповторимые. Вход может пойти что угодно: бочки, кадушки, старые сумки, портфели, вышедшие из употребления сковородки, сидушки из парилки, собранные на берегу реки камни и раковины – все это кладезь для творчества. Стрелки, часовые механизмы и прочую фурнитуру купить в наше время не проблема – в городе несколько магазинчиков, где продаются самые разные детали для творчества. Что-то эксклюзивное можно заказать в Интернете: однажды, например, понадобился усиленный часовой механизм к стрелкам длиной в 40 сантиметров.
– Если руки растут откуда надо, собрать часы можно из всего! – говорит Николай. – А вот что с чем соединить – это вопрос. В ходе работы первоначальный план часто меняю. По разным причинам: что-то не понравилось, не нашлось подходящего материала, используемые предметы оказались хрупкими… А сам образ рождается почти сразу. Вот летом разгребал сарай – нашел металлический ящик, где были фары для ночного передвижения какой-то бронетехники. Откуда у меня это? Не знаю! Но глянул на эту фару, с ее строгими формами, черным цветом стекла – и в голове моментально возник образ новых часов.

Новая жизнь старых вещей

Сколько себя помнит, он всегда чем-то увлекался. Как все мальчишки, отдал дань спорту – занимался гимнастикой, стал мастером спорта. Не имея ни слуха, ни голоса, загорелся желанием играть на гитаре – был принят в музыкальную школу! С покупкой гитары, которой на тот момент мог позавидовать любой профи, помогла мама. Через какое-то время увлекся фотографией и начал снимать – почти сразу пошли призовые места в конкурсах, участие в выставках, устраиваемых во Дворце пионеров, даже удалось получить диплом, дающий право работать профессионально. С композицией и цветовым решением, а также со всем необходимым оборудованием тоже помогала мама.
– Без маминой поддержки многое не удалось бы осуществить, – уверен Николай. – Поддерживала – даже не то слово, мама жила моими увлечениями! Скажем, захватила меня аппликация из шпона – мама откуда-то приносила шпон, покупала резцы и, самое главное, помогала с рисунком (я по сравнению с ней в этом бездарь!). Где, как, на какие деньги? Я тогда не задумывался. А ведь мама – простой инженер, растила нас с младшей сестрой одна. Шила, вязала, подрабатывала, чтобы у нас было все самое лучшее… Кстати, у всей родни есть мои аппликации из шпона, а у меня ни одной не осталось, о чем сейчас немного жалею.
Маме Николая, Ирине Артемьевне, сегодня 83 года, а она по-прежнему с удовольствием шьет, вяжет, рисует! На основе сплетенного ее руками коврика в технике пэчворк Николай сделал свои самые особенные часы – с окантовкой из шпагата, позаимствованного от старой когтеточки домашнего любимца, кота Марио, и с циферблатом из пуговиц, хранившихся в бабушкиной шкатулке. Не часы – семейная реликвия!

Новая жизнь старых вещей

Все в доме: ремонт розеток, светильников и мебели, новые полки и даже шкафы, изготовленные своими руками, и, конечно, любые работы в квартире – Николай всегда мог сделать самостоятельно. Склонность к созидательной деятельности, очевидно, отразилась на выборе профессии инженера-строителя: он окончил Камышинское высшее военное строительное командное училище. В Камышине Волгоградской области Николай, кстати, и родился, но почти сразу семья переехала оттуда в Кострому. А через какое-то время судьба привела в Ярославль.
Будучи курсантом военного училища, и тут нашел возможность для творчества! По примеру друга увлекся резьбой по дереву. Ножи и резцы они делали сами из напильников и пил по металлу. Начальство это увлечение приветствовало: и сдача экзаменов, курсовых и разных зачетов нередко заключалась в создании какой-нибудь деревянной рожицы или другой поделки на дачу преподавателю…
Купив старенькие, разваливавшиеся «Жигули», Николай научился ремонтировать все, что только возможно, в любом автомобиле. Ведь та старушка, как он в шутку вспоминает о первой машине, всегда держала его в боевой готовности прийти в любую минуту ей на помощь.
Железяки стали новой страстью. Нет мотора на надувную лодку – изготовил его из триммера, которым косят траву. Захотелось покататься на снегоходе – соорудил чудо техники из автомобильных камер и горбатого запорожца.
– Пиком моего автомобильного творчества стал гибрид из 41-го «Москвича» и «Ауди-80», – вспоминает Николай. – Ох и радовал я поклонников советского автопрома, когда на светофорах легко делал иномарки, которые только начали появляется на наших дорогах!

Проработав несколько лет в строительной сфере, Николай ушел в бизнес. Когда собственное дело перестало приносить удовольствие, а материальные вопросы отошли на последний план, стал помогать с продвижением салона «КруТон», который открыла жена Ирина. Именно с этим салоном и связано новое увлечение Николая – изготовление часов.
– Идея открыть необычную парикмахерскую пришла нам с женой, когда в Ярославле стали появляться мужские барбершопы. Нам показалось несправедливым, что в городе нет похожего салона для женщин. При этом было желание не просто создать исключительно женскую парикмахерскую. Хотелось, чтоб это было место, где можно не только преобразиться внешне – покрасить волосы, постричься, сделать укладку и крутой маникюр, но и отдохнуть, поднять себе настроение, выпить чашку кофе или бокал шампанского, поболтать или помолчать и послушать хорошую музыку.
Концепция нового заведения и выбор помещения в историческом центре города определили дизайн будущего салона – решено было совместить стили лофт и прованс. А какой прованс без часов? И понеслось!
– Сначала была задача – заполнить интерьер, – рассказывает Николай. – Часы на основе кабельной катушки стали моим первым произведением. Занявшись новым делом, узнал, какие бывают часовые механизмы, в чем их отличие. Открыл для себя много не известных до этого слов: краколет – эффект трещин; декупаж – способ декорирования предметов посредством приклеивания на них различных мотивов или изображений, вырезанных из бумаги; брашировка – особая технология структурирования древесины, благодаря которой изделия приобретают благородный состаренный вид. Все эти техники я уже давно использовал, но понятия не имел, что они имеют свои названия!
Часы настенные, настольные, собственно столик-часы… Сегодня «КруТон» сродни салону коллекционера. Здесь, кстати, не только часы – есть старая деревянная мебель 1950-х годов, получившая в подарок вторую жизнь, и множество необычных вещиц в интерьере, рассматривать которые можно бесконечно! Практически все сделано руками Николая.

Новая жизнь старых вещей

– В моем новом увлечении как-то все совпало – стремление что-то мастерить, желание дать новую жизнь старым вещам, любовь к часам. Часы сопровождают меня по жизни, являются молчаливыми свидетелями моих радостей и печалей, без них не начинается ни одно утро, ни одно мероприятие или встреча. Будильник, настенные часы, циферблат на сотовом телефоне или на наручных часах… Все они отмеряют время, как бы напоминая о его конечности, – размышляет Николай.
Говорит, что с годами отношение к жизни поменялось, но к самому времени – нет, как относился к его быстротечности легко, так и относится. Всегда был нетерпелив, жаден до работы. Если что-то начинал – не бросал, пока не закончит, работал «до умри». Если загорелось – бесполезно пытаться отвлечь на что-то другое. Только в последние годы стал более размеренно что-то мастерить, поскольку появилось больше свободы.
Что-то делать на заказ не получается – пропадает драйв! Объясняет это тем, что заданные рамки ограничивают полет фантазии, гасят идею. Тем не менее некоторые друзья и знакомые Николая Чамина могут похвастаться наличием в доме часов, сделанных его руками! Он продает свои часы, как только вещь «отпускает», то есть ему становится не жаль с ней расстаться. К тому же новые идеи, которые ждут своего воплощения, уже вытесняют прежние привязанности:
– Хочу сделать солнечные часы у себя в деревне, такие одновременно изящные и монументальные. Часы с маятником – тоже для меня очень интересны, здесь есть свои сложности. Думаю над часами-аквариумом, где маленький циферблат будет увеличен за счет оптических свойств воды. Да еще столько всего! Я ведь только в начале пути.
…Фотография, не постановочная, не студийная, по-прежнему остается одним из его увлечений. А еще – стихи и рассказы, на книгу пока не решается, но в Фейсбуке выкладывает свои произведения. А еще – радость от совместного досуга с собакой: в семье живет огромный красавец пес по кличке Грут (назван именем одного из персонажей фильма «Стражи Галактики», который запомнился своим изречением «Я есть Грут»). А еще – много чего… Хватит на несколько историй! Уметь в каждом мгновении жизни, чем бы ни занимался, наслаждаться моментом, жить здесь и сейчас, жить в полную силу – и есть самое главное увлечение Николая Чамина! ■

текст: Лора Непочатова фото: из личного архива Николая Чамина