От Украины до Берлина • elitniy.ru

От Украины до Берлина

Прошел всю войну Александр Феофанович КАМЕНЕЦКИЙ. Недавно ему исполнилось 93 года, но он по-прежнему в строю: возглавляет Ярославскую областную общественную организацию «Российский Союз ветеранов» и областной совет ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов.

Каменецкий Александр Феофанович награжден четырьмя государственными орденами: «Отечественной войны» II степени (1985), «За службу Родине в Вооруженных Силах» III степени), орден Дружбы, орден Мужества Украины. 29-ю медалями: среди них – «За отвагу», две медали «За боевые заслуги», «За Победу над Германией», «За освобождение Праги», медаль «За трудовую доблесть». Медаль «За труды во благо земли Ярославской» I и II степени, почетный знак Ярославской областной Думы «За вклад в развитие Ярославской области», знак отличия «За заслуги перед городом Ярославлем». В 2016 году награжден нагрудным золотым знаком и Почетной грамотой Президента Российской Федерации, наградами Российского комитета ветеранов – почетными знаками (орден) «За Заслуги в ветеранском движении», (орден) «Доблести», многими юбилейными медалями СССР и Российской Федерации в честь юбилейных дат Победы в Великой Отечественной войне, медалями Российского комитета ветеранов.
Александру Феофановичу присвоены почетные звания: звание «Заслуженный работник здравоохранения» РФ, «Почетный радист СССР», «Почетный председатель Ярославской областной организации ОООВ «Российский Союз ветеранов», его имя занесено в Книгу Почета ОООВ «Российский Союз ветеранов».

Александр Феофанович, вы помните, как для вас началась война?
Мне было 15 лет. Жили мы на Украине, в городке Малая Виска Кировоградской области. Там же я восьмилетку окончил. Неподалеку от моего дома было красноармейское подразделение, охранявшее мост, и до войны я туда часто бегал. Вместе с солдатами ходил на стрельбы, меня учили приемам нападения и обороны. Потом мне все это очень пригодилось. Когда немцы начали наступать, погранзастава отчаянно защищала стратегически важный мост. Из 28 человек в живых остались только семеро и их раненый командир – лейтенант Александр Кочубей. Вместе с ним бойцы сумели отойти в лес, где мы с друзьями потом их и нашли. Мы принесли им еду и одежду. Помню, лейтенант дал нам задание: собрать оружие и боеприпасы на месте боя и разместить в надежном месте тяжелораненых. Мне же он поручил найти на заставе радиоприемник и спрятать его, что я и сделал. 1 августа 1941 года началась немецкая оккупация поселка и наша подпольная работа против фашистских захватчиков. А как только командир пошел на поправку, он организовал в лесу партизанский отряд, который назвали «Лютый». Сначала там было человек 30, потом количество возросло до 200. Нас, молодых ребят, позвали туда разведчиками.

Как вы узнавали новости, сводки с фронтов?
С помощью радиоприемника, который я спрятал. Мы печатали и расклеивали листовки в городе, чтобы люди знали, как на самом деле идут дела на фронтах.

Каким было ваше первое задание?
Помню, как фашисты с помощью предателей и националистов устроили в Малой Виске облаву на евреев. Их вывезли за 12 километров в лес. Огородили колючей проволокой, они там жили под открытым небом. Мы носили им еду, но однажды лагерь оказался пустым. Нашли записку одноклассницы: «Прощайте все. Нас повели на расстрел». Мы с товарищами решили отомстить фашистам за их гибель. Выследили передвижение на бричке двух жандармов и на проселочной дороге на них напали. Я резко схватил коня под уздцы, конь от испуга встал на дыбы… Все произошло так мгновенно, и четыре друга – Борис Ткаченко, Ваня Кудря, Саша Телятник и Ваня Озерной – навалились на жандармов и закололи ножами. Тела жандармов спрятали в лесу, а их оружие, автомат и карабин, отвезли на лодке в наш шалаш на острове, в камышах реки Высь.

Потом мне пришлось лечить ногу: почти месяц прятался у родственницы в подвале, пока нога не зажила.

Вам и в плену пришлось побывать?
В декабре 1942 года во время одной из облав нас арестовали и бросили в подвал бывшего райотдела милиции. Затем перевезли в Кировоград и поместили в одиночные камеры тюрьмы, где периодически вызывали на допрос с единственным вопросом: «Что знаете о партизанах?». Допрашивали и избивали в течение двух недель. Потом большую группу подростков из тюрьмы и города загрузили в товарные вагоны и повезли в Германию. Во время одной из остановок железнодорожного состава я с товарищем пошел за водой, и нам удалось сбежать от охранника и спрятаться в товарном вагоне с углем. Нам казалось, что уже на свободе и едем в Украину, но поезд двигался из Украины, перевозил уголь в оккупированную Польшу. Ехали ночь, под утро состав остановился на станции, вокруг ни души. Спустились из вагона на землю, и тут из-за вагона вышел немец с автоматом. Увидев двух черных от угля пацанов, солдат направил на нас ствол автомата. Затем последовала комендатура, тюрьма в городе Катовице в Силезии и работа чернорабочими на сталелитейном заводе. Вместе со всеми пленными мы грузили уголь, таскали бревна, прокладывали рельсы, копали землю. Спустя два месяца пребывания в тюрьме, нас переправили в лагерь в четырех километрах от города.

В марте 1943 года город Катовице и его окрестности стали бомбить с воздуха английские самолеты. Однажды под бомбовый удар попал и лагерь для пленных. Одна из бомб угодила в казарму охраны, другая разнесла ограждение лагеря напротив нашего барака. Мысль бежать созрела молниеносно. Мы побежали из лагеря, и ночью вышли к хутору. Нам повезло: нас приютила в доме польская семья. Когда поправились, набрались сил, глава семьи проводил до леса, дал мешок с продуктами, нож, спички, адрес своего родственника на границе с Западной Украиной, рассказал, как лучше пройти, чтобы не встретиться с немцами. Шли в темное время суток, а в дневное время скрывались, где могли. В одной деревне недалеко от городка Сандомеж попросились у добрых людей на ночлег. Пока ужинали, в деревню нагрянули немцы – колонна на автомашинах с артиллерией. Хозяева спрятали нас в погреб. Вскоре на улице поднялась стрельба. Утром немцев в деревне уже не было. Выяснилось, что на них напали советские танкисты, совершавшие рейды по немецкому тылу. Мы с моим товарищем Борисом Ткаченко пошли по следам танковых гусениц. Пройдя около двух десятков километров, услышали оклик часовых подразделения 27-й гвардейской механизированной дивизии: «Стой, стрелять буду! Руки вверх!». Отвели нас к командиру танкистов.

А как дальше складывалась ваша служба?
Потом я прошел проверку в особом отделе, выучился на радиста и был заброшен в тыл врага. Наш разведывательный отряд был разделен на группы по 3-4 человека. Каждая разведывала свой район, чтобы по рации передавать собранные разведчиками данные в штаб командования фронта. Но немцы узнали о нас и направили к нам батальон эсэсовцев. На одного разведчика (а нас вместе с командиром было 12 человек) приходилось до 50 фашистов. Линию фронта из нас перешли только четверо: раненый командир и нас трое. Меня тогда спасло чудо – автоматная очередь пришлась в аккумуляторы рации, так и уцелел. За участие в этой операции я получил первую свою награду – медаль «За отвагу».

Указом Губернатора Ярославской области №169 от 04.07.2018г. за многолетнюю общественную деятельность, способствующую улучшению жизни ветеранов Ярославской области, развитие ветеранского движения и большой личный вклад в патриотическое и нравственное воспитание молодежи Александру Феофановичу Каменецкому присвоено звание «Почетный гражданин Ярославской области».

А другие награды за какие подвиги получили?
Медаль «За боевые заслуги» мне дали после боя в Польше, в Райхенбахе. Немцы там оказывали жестокое сопротивление. А нашей целью был католический костел – он над всем городком возвышался. Мы, разведчики, накинули на себя немецкие маскхалаты и каски и строем, открыто, через площадь, пошли к заданию. Только внутри костела нашу хитрость раскрыли, но уже было поздно. Фашистов мы смели. Конечно, немцы пытались нас из костела выкурить, даже из минометов стреляли по колокольне. Но мы выстояли. Я оттуда корректировал огонь для наших артиллеристов, они свое дело сделали, потом на подмогу подошли наши части, и Райхенбах взяли.
В марте 1945-го мне нужно было под непрерывным огнем пробраться через минное поле с рацией к попавшему в окружение батальону. Опасность заключалась и в том, что сами окруженные не знали, будет ли кто-то к ним прорываться, и могли принять меня за немца. В общем, задача считалась невыполнимой, но мне ее удалось выполнить. После этой операции я получил вторую медаль «За боевые заслуги».

А где вы закончили войну?
День Победы я встретил в Праге. В Берлине тоже побывал, написал на Рейхстаге свою фамилию. После войны служил в армии, в запас уволился в 1980 году в звании полковника, а потом еще 26 лет был директором пансионата «Ярославль». ■

Текст: Мирон Дмитриев, фото: из архива А.Ф.Каменецкого