Пора по парам • elitniy.ru

Пора по парам

Спортивные бальные танцы – это гармоничное сочетание красоты, трудолюбия и компромиссов в межличностных отношениях.   Чтобы в этом убедиться, «Элитный квартал» пообщался с тремя парами Ярославля.  Потратив 15 минут на прочтение данного материала, вы узнаете, сколько стоят платья и фрак, когда танцорам требуется помощь психолога и что мешает танцевать под музыку Канье Уэста.

08-2Виктория Ветрова и Максим Заверкин

Виктория и Максим в спортивных бальных танцах уже давно, но в пару встали  чуть больше года назад.  За это время они успели стать победителями нескольких престижных турниров и на себе смогли почувствовать, что в судействе всегда есть место «человеческому фактору».

В паре танцуют: около года • Тренеры: Светлана и Сергей Дудочкины • Достижения: Максим Заверкин – Мастер спорта по виду «танцевальный спорт», Танцор международного класса. Виктория Ветрова – Кандидат в мастера сорта по виду «танцевальный спорт», Танцор «S» класса мастерства, 1 место — Кубок Ярославля (2015 г.), категория «взрослые», 1 место – Кубок Ярославля (2016 г.), категория «взрослые», 1 место – Кубок губернатора Костромской области  (2016 г.), категория «взрослые» 1 место – Чемпионат ЦФО среди студентов (2016, г. Москва), 5 место – Чемпионат ЦФО (2016, г. Москва), 5 место – Открытый чемпионат России (2016 г.,  г. Москва).

Максим: У каждого из нас, до того как мы встали в пару, уже была богатая танцевальная карьера. Помимо основных занятий и тренировок, сейчас мы преподаем танцы детям. Кроме того, ездим на танцевальные сборы, где берем дополнительные уроки у педагогов. На танцевальных сборах работают и психологи, особенно с младшими ребятами. Они сглаживают напряженные ситуации в парах, если танцоры не могут решить какие-то вопросы. А вот лично мы крайне редко обращаемся к таким специалистам. У нас главный психолог – наш тренер Светлана Анатольевна Дудочкина.

У меня была история, когда мы еще с прежней партнершей ехали на турнир в Нижний Новгород в 30-градусный мороз. И так вышло, что наша машина заглохла в лесу, посреди трассы. До пункта назначения оставалось преодолеть 100 километров. Чтобы успеть на турнир, нас сначала тащили на буксире, а потом мы бросили машину и поехали на такси. В этот же момент у меня поднялась температура до 39 градусов, танцевал я тогда, как тряпочка, шатаясь из стороны в сторону. Кстати, в итоге мы выступили достаточно неплохо, с четверти дошли до финала, но главным для меня на тот момент было просто выжить, потому что из-за высокой температуры между номерами я ложился на лавочку и приходил в себя, чтобы выйти на следующий танец и, набравшись сил, достойно отработать свою программу.
Виктория: С возрастом мы понимаем, что чем больше юмора вокруг, тем приятней танцевать. Сейчас мы танцуем в свое удовольствие, делаем то, что нам нравится, и чувствуем себя раскованно.

Максим: На площадке всегда выступает несколько пар, и в этот момент невозможно станцевать все так, как ты задумал. Поэтому танцоры импровизируют. Нам приходится находить какие-то решения, обходить, оббегать пары. Импровизация у нас достаточно важный момент, это так называемый «флокрафт» – искусство управления паркетом, когда ты танцуешь не просто свою конкретную хореографию, но и умеешь ее изменить, подстроившись под любую ситуацию.

Думаю, что в любом виде спорта, где есть судейство, постоянно будут возникать спорные вопросы, потому что судьи – живые люди. И пока выступления будут оцениваться людьми, мнения будут расходиться. Не могут 100 человек, посмотрев на одну и ту же пару, сказать, что она всем нравится или всем не нравится. Естественно, возникают какие-то спорные моменты, когда мы ожидаем один результат, а получаем другой, но чем старше становимся, тем больше понимаем, что если хотим получать тот результат, на который нацелились, то должны станцевать так, чтобы к нам нельзя было придраться. Потому что главная задача судей в нашем виде спорта – искать моменты, где мы танцуем не очень хорошо, находить ошибки. Это их работа, которую мы понимаем. И мы с уважением относимся к работе судей, даже если не согласны с выставленными оценками.

Думаю, что если в танцах ввести автоматическую систему выставления оценок и убрать судей, то потеряется сама суть танца. Ведь танец – это способ выражения каких-то чувств, эмоций человека под музыку. Естественно, должно быть слишком много факторов, которые невозможно будет оценить ни видеоповтором, ни фотофиксацией. Ты должен просто посмотреть на выступление и определить – живет ли человек этим танцем или нет. И если ты чувствуешь от него энергетику, которая передается через его движения, через его руки и взгляд – значит, это на самом деле танец. А все остальное, на мой взгляд, не имеет большого значения.

Сейчас в нашем виде спорта ввели 5 критериев оценки: музыкальность, хореография, позиция, презентация и взаимодействие. Именно они нужны, чтобы понять, насколько качественны данные танцы.

Виктория: Что в жизни, что на паркете я не могу скрыть своих эмоций. Например, если у меня плохое настроение, то оно будет таким и у всех, а если хорошее, то и у всех оно хорошее. (Смеется.) Но я легко танцую и, наверное, мой партнер мне в этом помогает.

Максим: Бальные танцы – это тяжелый в плане физических нагрузок спорт. И мысли у меня обычно такие: «Господи, хоть бы побыстрее закончилась музыка». За полторы минуты ты должен показать максимум из того, что умеешь. Это достаточно долгое время, все равно что в легкой атлетике полторы минуты бежать на пределе своих возможностей. Но, как профессиональный танцор, я должен показать, прежде всего, зрителю, а не судьям, что мы наслаждаемся и кайфуем от танца. И, естественно, это должно отражаться на наших лицах и на наших движениях. Какие-то моменты мы обыгрываем, где-то начинаем улыбаться, подмигивать, играть со зрителями, хотя мысли в этот момент могут быть совсем другими.

Долгое время мне было тяжело заставить себя улыбаться. Но сейчас мне стало легко это делать, особенно когда начал танцевать с Викой. Она меня очень заряжает. В моем возрасте самая основная мотивация — осознавать, что мне приятно танцевать. И вдвойне приятно, что со мной танцует прекрасная девушка. И, пока есть мотивация, возможности и силы, мы будем продолжать танцевать!

6bp12048Полина Тропская и Ярослав Ермаков

Ради карьеры в спортивных бальных танцах Ярослав Ермаков переехал в наш город из далекой Читы. Именно здесь он встретил свою партнершу – Полину Тропскую, и теперь эта пара вот уже 5 лет успешно штурмует вершины танцевального олимпа.

В паре танцуют: 5 лет • Тренеры: Светлана и Сергей Дудочкины • Достижения: Кандидаты в мастера спорта по виду «танцевальный спорт», Танцоры международного класса, 1 место – Кубок города Ярославля (2015, г. Ярославль), категория «взрослые», 2 место – Кубок города Ярославля (2016 г., Ярославль), категория «взрослые», 1 место – Кубок губернатора Костромской области (2016  г., Кострома), категория «взрослые».

Ярослав: Я сам из Читы, и именно в этом городе начал заниматься спортивными бальными танцами. Так получилось, что в какой-то момент я остался без партнерши, а найти новую девушку, умеющую хорошо танцевать, было очень сложно. В итоге я переехал в Ярославль ради того, чтобы продолжать заниматься танцами. Выбор города был не случаен: моя мама из Ярославля, она и другие родственники поддержали решение о переезде. Вскоре я продолжил танцевальную карьеру в клубе «Дуэт».
Полина: Я к тому моменту искала нового партнера, и наш тренер Светлана Анатольевна Дудочкина поставила нас в пару. Вот уже 5 лет мы танцуем вместе.

Ярослав: Мне нравится в нашей паре взаимопонимание, мы очень редко ссоримся. У нас в танцах есть общие цели.
Полина: Когда Ярослав сюда приехал, первое время он был в городе один, без родителей, и так получилось, что мы с ним сразу подружились. Действительно, у нас почти нет ссор, Ярослав очень отходчивый, с ним сложно испортить отношения, да и я сама не конфликтный человек, поэтому в общении у нас все хорошо.

Полина: Сейчас мы в основном ездим на соревнования Центрального Федерального Округа в Москву, Кострому, Иваново и другие города. Хотя однажды были и в Чите, на юбилее танцевального клуба, где раньше занимался Ярослав. Для меня это была очень запоминающаяся, интересная поездка, поскольку до нее по России я так далеко не выезжала.

Ярослав: Во времена, когда я занимался танцами в Чите, проводилось гораздо меньше танцевальных турниров, чем сейчас. Все дело в больших расстояниях. От Читы до ближайшего Иркутска 18 часов на поезде, и дорога отнимает много времени. В Ярославле в этом отношении проще: захотел — и на выходные уехал на турнир в Москву или в города Центрального Федерального Округа.
Полина: Пока мы учимся в университете и не можем в полной мере себя материально обеспечить. Поэтому родители, можно сказать, продолжают материально поддерживать наше увлечение этим видом спорта. Костюмы и обувь для танцев сложно заказать по Интернету, но сейчас появилось много небольших магазинов, которые работают на время танцевальных турниров. Раньше мы покупали платья у других танцоров более высокого уровня, теперь шьем на заказ в Ярославле.

Танцевальный спорт дает нам физическое развитие, развивает эстетический вкус, умение общаться с противоположным полом и чувство стиля. Говорят, что мы, танцоры, «перебесились» на паркете, и поэтому в жизни нам не хочется вычурного, агрессивного макияжа и яркой одежды. В этом отношении мы всегда смотрим на наших педагогов, которые хорошо, дорого и изысканно одеты.

У партнеров, чтобы быть при параде на соревнованиях, уходит минут 30. С девушками гораздо сложнее. Для танцоров в латиноамериканской программе обязательно должен быть загар, в среднем нанесение автозагара занимает минут 40. Сейчас существуют имидж-агентства, которые прямо на соревнованиях за час делают танцорам прическу и макияж.

Как поклонница Канье Уэста, я бы хотела станцевать под какой-нибудь из его треков. Мечтаю, что когда-нибудь его творчество попадет в обработку танцевальных ди-джеев, но пока есть только сэмплы из его песен.

Мы стараемся, чтобы зрители во время выступления почувствовали наши эмоции, и, если это происходит, получается, что наш танец удался. Самые верные зрители — это наши родители, они всегда реагируют острее, переживают за нас, порой до слез.

Про девушек-танцоров обычно думают, что они танцуют гоу-гоу в клубах, и прочие глупости. Кстати, мне очень не нравится слово «танцовщица». А про парней самый главный стереотип о нетрадиционной ориентации и то, что они самовлюбленные эгоисты. Это все не так, все зависит от человека, а не от того, каким видом спорта он занимается.

Ярослав: Согласен с Полиной, чаще всего думают, что мы такие заносчивые, какие-то «другие», не такие как все. Но на самом деле ребята в танцах нормальные, мы такие же, как все. Может быть, некоторые сплетники просто нам завидуют и болтают ерунду.

Полина: Как раз по поводу стереотипов: недавно был случай, когда вице-мэр Волгограда раскритиковал наши танцы, оскорбив ребят. Потом появилась петиция за его отставку (которую подписали более 3 тысяч человек — авт.), и этот чиновник уволился.

Полина: Сложно сказать, одинаково ли мы себя ведем на паркете и в жизни. В характере любого танца всегда есть какие-то черты, которых в нас нет. На паркете порой проявляется то, чего нет на тренировках.

Ярослав: Иногда надо что-то «достать» из себя, чего ты не показываешь в обычной жизни, выложиться по максимуму. Ведь в танце важно все: и музыка, и техника, и взаимодействие партнеров. Одно без другого не существует.

Сейчас мы оканчиваем университет и начинаем новую жизнь, так что не ставим себе какие-то цели и рубежи, а просто танцуем, пока танцуется. А дальше жизнь покажет.

imageЕлена Лабзина и Семен Кокуев

Семен и Елена только недавно начали совместную танцевальную карьеру. Впрочем, это не помешало им одержать ряд ярких побед.  В интервью  «Элитному кварталу»  ребята рассказали о подборе одежды для выступлений и пояснили, почему не следят за популярным проектом  на телеканале ТНТ.

В паре танцуют: 1 год • Тренеры: Ирина Михайлова и Евгений Абрамов • Достижения: Кандидаты в мастера сорта по виду «танцевальный спорт» Танцор «S» класса мастерства, 1 место на чемпионате Ярославской области по европейской программе (2016 год), 3 место на чемпионате Ярославской области по латиноамериканской программе (2016 год), 1 место на Кубке губернатора Ивановской области по латиноамериканской программе (2016 год), Финалисты международных соревнований «Большой приз Динамо-2016», латиноамериканская программа (4 место), Финалисты международных соревнований «Кубок Максимум-2016», европейская программа (5 место).

Семен: В танцы меня отвели родители. Поначалу я очень не хотел этим заниматься. Все время говорил себе, что должен выиграть определенный турнир, после чего уйти из этого спорта. Но после побед все равно оставался и продолжал карьеру.

Елена: Семен танцевал здесь и остался без партнерши, а я раньше жила в Северодвинске, в Ярославль переехала учиться и не планировала продолжать танцевать, потому что знала, что в нашей возрастной категории сложно найти партнера. Но, как видите, все сложилось по-другому. Для меня сейчас танцы не хобби, а неотъемлемая часть жизни.

Семен: Я преподаю танцы для деток но, конечно, большая часть финансовой нагрузки на танцевальные поездки и гардероб сейчас лежит на наших родителях.

Елена: В такие моменты ты понимаешь, насколько ты дорог своим родителям, которые даже в тяжелые моменты тебе помогают.
Семен: Конечно, у нас дорогой вид спорта. Хороший фрак для танцора стоит порядка 40 тысяч рублей. Такого фрака хватает на 1-2 сезона, но есть танцоры, которые меняют одежду довольно часто.

Елена: Я стараюсь участвовать в создании платьев для себя, предлагаю какие-то идеи, учитываю мнение тренеров и партнера. Красивое платье придает уверенности и защищенности на паркете. Новое платье сейчас стоит в среднем 60-80 тысяч. Хорошим тоном считается, если каждый сезон у танцоров новые костюмы. Два платья — одно для латиноамериканской программы и одно для европейской. Иногда мы покупаем готовые платья, но в основном шьем на заказ. Вообще, платья стоят очень дорого, потому что их украшают, например, камнями Сваровски. Один камень сейчас стоит около 10 рублей, а для хорошего платья нужно где-то 7 тысяч камней. И это не считая дизайнерской работе или украшении страусовым пером. Однажды я шила платье — по совету портнихи, покупала ленту, разбирала каждое перышко и вручную приклеивала их на платье. Поскольку я не успевала это сделать к соревнованиям, пришлось готовить платье на вокзале, в поезде и на конкурсе. Партнер мне тоже помогал.

Семен: Я не самый эмоциональный человек на паркете. Хотя на тренировках, если 200 раз сделаешь тот или иной танец и он 200 раз не получается, могу и разозлиться. Хотя вряд ли после этого в 201 раз все получится.

Елена: Приметы есть у каждого спортсмена. Например, после того, как мы станцевали и ждем результата, я не снимаю туфли.
Семен: Проект «Танцы» я не особо смотрю, хотя видел пару выпусков. У меня нет времени, чтобы детально следить за этой программой. Но проект интересный, там хорошие танцоры, делающие интересные номера.

Елена: Я следила за этим проектом каждый выпуск в первом сезоне. Там были танцоры, которые захватили мое внимание. Но потом у меня тоже не стало свободного времени: обычно в субботу у нас тренировки.

Семен: Предстартовый мандраж есть у каждого танцора. Вопрос в том, когда он проходит. Одни все забывают сразу после того, как вступят на паркет, а другие должны станцевать целый тур, чтобы успокоиться. У меня обычно мандраж проходит после первого танца. Я стараюсь не показывать свое волнение: чем больше я спокоен, тем Лене проще.

Елена: Танцы – парный вид спорта. Главная сложность — найти общий язык со своим партнером. Все можно преодолеть, но важно сохранить комфортную атмосферу, в которой ты можешь танцевать. Нужно во всем искать компромиссы.

Семен: Когда я был маленьким, то очень плохо танцевал и вообще ничего не выигрывал. Но танцы не бросил – в этом есть большая заслуга моей мамы. Со временем пришли и победы, поэтому молодым танцорам я бы пожелал не останавливаться, пытаясь сделать то, что хочется.
Семен: Если описывать каждый танец одним словом, то медленный вальс — заполненный. Танго – агрессивный! А вот венский вальс – легкий. Именно поэтому его танцуют в школе и на свадьбах.
Семен: Медленный фокстрот – умиротворенный.

Елена: Он внушает спокойствие, и в этом для меня похож с медленным вальсом.

Семен: Квикстеп – бодрый.

Елена: В этом танце от тебя должна исходить энергия и в прямом, и в переносном смысле.

Семен: Самба – игривый танец. Ча-ча-ча – позитивный. Рубма – танец любви, так что его можно охарактеризовать словом «нежный» или «романтичный». Пасодобль – агрессия.и страсть.. А джайв – беззаботный.

Елена: Наверное, он схож с квикстепом, такой же энергичный и веселый.

текст: Евгений Мохов | фото: из архивов Семена Кокуева и Елена Лабзиной, Полины Тропской и Ярослава Ермакова,
Максима Заверкина и Виктории Ветровой, танцевального клуба «Дуэт»