Роман с камнем • elitniy.ru

Роман с камнем

Роман с камнем

Культовые камни и связанные с ними сакральные места – та сфера науки, которой больше всего интересовалась Светлана Чернецова в годы учебы. Но данную тему ей наотрез отказались утверждать в аспирантуре, и она ушла из науки. Тогда, 20 лет назад, казалось: ушла навсегда. Однако страсть к исследованию и интерес к истории края никуда не исчезли. на сегодняшний день Светлана Борисовна опубликовала больше 50 научных статей! На ее работы ссылаются в своих кандидатских и докторских многие ученые. Но для нее научная деятельность так и не стала основной профессией.

Очень часто история увлечения каким-то предметом связана с личностью учителя. Настоящего учителя, который заворожил, заинтересовал, увлек своей страстью. Но редко когда учитель передает свое дело ученику. В жизни Светланы Чернецовой произошло именно такое фантастическое событие…
– Я занималась в археологическом кружке в Иваново, где в то время жила наша семья. Мы проводили настоящую исследовательскую работу, летом принимали участие в научных экспедициях и раскопках. Однажды у меня возник вопрос (сейчас даже не вспомню, какой именно), и я написала письмо очень известному краеведу из Шуи Сергею Николаевичу Ильину. Но забыла указать свой адрес! Через 2 месяца всех, кто занимался в нашем кружке, пригласили на встречу с Сергеем Николаевичем в краеведческий музей Шуи. Помню, что мы не очень-то внимательно его слушали, все-таки мы были подростками, и нас больше интересовали личные отношения, чем наука. А он рассказывал, что с 1930-х годов занимается изучением такого уникального явления, как почитаемые камни, что объездил почти всю страну… И вдруг Сергей Николаевич говорит, что ему пришло письмо, и он просит автора выйти на сцену. Это было настоящим потрясением для меня! – вспоминает Светлана Борисовна.

Тогда, 15-летней девчонкой, она смутно представляла себе масштаб личности своего адресата. Это позже она узнала, что Ильин был одним из первых в России исследователей сакральных камней и культовых мест. При этом он окончил всего 4 класса церковно-приходской школы, служил в НКВД, а еще раньше был простым красноармейцем, воевал с басмачами, подавлял восстания… В годы Великой Отечественной войны по состоянию здоровья Ильин ушел со службы. А через несколько лет совершенно неожиданно для окружающих опубликовал несколько статей, с которых в России фактически началось изучение такого феномена, как почитание культовых камней.
Отличительной особенностью почитаемых камней является особое отношение к ним местного населения, обычно связанное с тем или иным древним верованием. На культовых камнях могут встречаться всевозможные рисунки-петроглифы, знаки в форме «следов», копыт, крестов различной формы, чашечных углублений и другие. Такие камни могут быть самой различной величины и массы. Чаще всего это гранитные и базальтовые валуны.

Одна из причин поклонения камням заключается в приписываемой им способности исцелять людей. Считается, что лечить может и сам камень – для этого достаточно посидеть, полежать или просто прислониться к нему больным местом. Либо лечебной будет дождевая вода, скапливающаяся в искусственных или природных углублениях камня.

Роман с камнем

Ильин нашел и описал множество таких объектов на Северо-Западе России, преимущественно в Тверской, Новгородской, Псковской и Ленинградской областях.
– И вот такой человек, невероятно уважаемый в академических кругах, проживший долгую жизнь (на момент той нашей встречи в музее ему было около 90 лет), вдруг говорит мне: «Когда я прочитал твое письмо, понял, кому могу передать своё дело». Дарит мне прямо на сцене огромный зуб мамонта весом в несколько килограммов: «Я хочу передать этот экспонат тебе. И надеюсь, что ты продолжишь начатое мной». Мне кажется, я в тот момент сразу стала взрослее. Это было, пожалуй, самым ярким впечатлением детства! – и сегодня не скрывает сильных эмоций Светлана Борисовна.

Роман с камнемОкончив школу, Светлана поступила на истфак в Ивановский университет. Однажды учившаяся с ней дочь директора краеведческого музея Шуи сообщила, что Ильин умер. Свой архив он еще при жизни передал музею, но одну папку попросил передать именно Светлане.
– В этой папке хранилась переписка Сергея Николаевича с ведущими историками, академиками. С теми, кто тогда определял все направления развития советской исторической науки. В папке лежала и записка от Ильина, в которой он еще раз высказал надежду, что я продолжу его дело… Надо ли говорить, что все мои курсовые, а затем и диплом были посвящены именно культовым камням?
Вообще, советская наука не приветствовала подобных исследований и не признавала культовые камни объектом материальной культуры, достойным изучения, да и в принципе – серьезного отношения. Это сегодня по данной теме защищаются кандидатские и докторские, пишется множество статей. А тогда Светлане, которая на момент окончания вуза уже опубликовала 6 научных статей о сакральных камнях и получила рекомендацию в аспирантуру, эту тему в качестве диссертационной не утвердили. Другой темы она для себя не видела и, несмотря на то, что уже сдала вступительные экзамены, из аспирантуры ушла…

Работала учителем истории и обществознания в школе. Вышла замуж, стала мамой. Переехала в Ярославль, на родину мужа. Была методистом, а потом руководителем отдела в городском центре развития образования. И почти 10 лет не занималась собственными исследованиями. Но отслеживала чужие работы, читала статьи археологов, историков, краеведов. Отметила, что появилось немало последователей того направления в науке, которым всю жизнь хотела заниматься сама. А однажды увидела, что публикуются научные труды, в которых авторы ссылаются… на ее собственные статьи! Те самые 6 работ, которые были напечатаны в студенческие годы. Эти же работы обсуждаются в Интернете на различных сайтах и в блогах!

– И я поняла, что не могу оставить все это, – говорит Светлана Борисовна. – Поняла, что должна продолжать начатое когда-то. И не только потому, что на меня возлагал надежды Сергей Николаевич Ильин. Мне и самой было что сказать!
Она привезла из Иваново свой архив. А в выходные, во время отпуска, просто в свободные дни стала вести поиски по деревенькам и селам уже в Ярославской области. Фиксировала находки, записывали истории местных жителей, описывала все в своих статьях – и эти статьи принимались к публикации серьезными изданиями.

Подарком судьбы Светлана считает встречу в те годы с известной финской исследовательницей Арьей Альквист, которая в своих изысканиях много внимания уделяет культовым валунам Ярославского края. Между Арьей и Светланой завязалась деловая переписка, которая быстро переросла в дружбу и программу общих исследований. Результатом стала совместная статья об уникальных «кузнечных» камнях Норского посада.

Наши Верхневолжские земли сохранили ряд совершенно уникальных форм почитания камней. В частности, в Ростовском и Борисоглебском районах найдено около десятка камней-чашечников, по всей видимости, оставшихся от финно-угорских племен, которые жили здесь до принятия христианства. Камни-чашечники названы так из-за наличия на их поверхности углублений правильной, круглой формы или небольших выемок. Эти камни использовались в погребально-поминальных обрядах. Абсолютно аналогичные камни-чашечники обнаруживаются в Финляндии и регионе Балтийского моря. Финны считают эти камни национальным культурным достоянием, каждый подобный валун у них на учете и находится под охраной государства!

Роман с камнем

Священные камни могли использоваться не только в лечебных целях или в жертвенных обрядах. Любопытно, что культовые валуны могли также закладываться в фундаменты православных церквей. Известны случаи помещения их в алтарной части – особенно это касается так называемых камней-следовиков, изображения стоп на которых традиционно отождествляются в народе с Богородицей или Иисусом Христом.

В Ярославле, например, в западном притворе церкви Николы Мокрого находится гигантский плоский валун массой около 73 тонн! Сам притвор как бы построен над этим камнем.
– По легенде храм Николы Мокрого возведен на месте языческого капища, – комментирует историю Светлана Борисовна. – Можно предположить, что церковь специально строили с таким расчетом, чтобы все заходящие в нее попирали ногами языческий символ. Пожалуй, только этим можно объяснить возведение храма в столь неудобном месте – между Паутовым и Ершовым ручьями, приводившему к затоплению каждую весну.

Сегодня Светлана Чернецова – постоянный участник конференций, в том числе международных, автор более полусотни статей, посвященных изучению локальных сельских святынь – деревенских часовен, почитаемых в народе святых источников, деревьев, священных рощ и так далее. Со многими из них связаны интересные обряды, суеверия, легенды и предания. Случалось, что объекты религиозного почитания, например, дерево, родник и камень объединялись в общий комплекс, в котором их сакральность взаимно «усиливалась».
– Христианство всегда находилось в сложном взаимодействии с языческими верованиями, и так называемое народное православие существовало всегда. Но в советское время оно заняло особое место в жизни людей. Поскольку для многих верующих церковные таинства оказались под запретом, религиозная практика трансформировалась в очень неожиданные формы «народного православия». Даже появлялись новые обряды, основанные на православии. При этом люди шли молиться в святую рощу, к источнику, к камню… – замечает Светлана Борисовна.

В разных местах Ярославского Поволжья, например, и сегодня сохраняются традиции как благоговейного почитания сакральных деревьев (нельзя рубить, ломать, резать и прочее), так и «сакрально-утилитарного» – использование воды, которой окатывались ветки священного дерева, обрывание и обгрызание частичек коры и тому подобное. Ну а вода святых источников издревле почиталась в качестве рождающего и обновляющего начала. С приходом христианства вода стала восприниматься и как символ Святого Духа. Священные родники и источники на всем протяжении их существования соотносились с мужскими и женскими сакральными персонажами. В частности, в южных районах Ярославского края особенно распространены предания о Святой Варваре, с ее почитанием связано несколько священных родников.
– Возле одного из таких источников в Угличском районе лежит еще и культовый камень-следовик, – рассказывает Светлана Чернецова. – На поверхности камня словно бы отпечатались две небольшие ступни. Считается, что они оставлены девушкой Варварой, молившейся стоя на камне. По легенде, в момент молитвы с нее упал крест, но не утонул, а поплыл по течению. Несколько лет назад над источником была установлена часовня. Местные жители перед тем как зайти в нее, встают на колени и целуют «следочки» Варвары на камне. Причем «следочки» покрыли бронзовой краской.

Роман с камнем

Вообще, деревенская часовня – это самый очевидный указатель особой сакральности места. Такие часовни представляют собой небольшие сооружения или придорожные столбы с иконами и лампадами в нише. Они не имеют алтаря. Почти всегда в них устраивалось место для пожертвований. Иногда часовни сооружались прямо над почитаемым камнем или рядом с ним. Подобных деревенских часовен сохранилось не так уж много, а информация по ним практически отсутствует.

В силу разрушительного действия времени до нас почти не дожили почитаемые деревья, забыты и заброшены многие святые родники и колодцы. Камням во многом повезло больше, так как они практически вечны…
–В последнее время исследователями ведется работа по фиксации и всестороннему изучению святых родников и колодцев. Сведения же о культовых деревьях и рощах встречаются крайне редко, и они очень неполные, – констатирует Светлана Борисовна. – Ждет своего часа и большая работа по составлению сакральной карты территории. Такая карта позволила бы проследить связь ландшафта с культовыми объектам, проследить, как менялись сами культы. Будущим исследователям этой тематики открываются поистине безграничные перспективы!

Текст: Лора Непочатова | Фото: Александр Караваев и из личного архива Светланы Чернецовой