Шестовое чувство • elitniy.ru

Шестовое чувство

Шестовое чувство

Жизнь этой девушки состоит из взлетов и падений. В прямом смысле слова. Мастер спорта по прыжкам с шестом Кристина Комарова в нашей области уже выиграла все, что только можно выиграть, и ее лучший результат составляет 4,10 м. До звания мастера-международника осталось всего ничего – 30 см.

Кристина, многие спортсмены в интервью признаются, что из-за тренировок у них не было нормального детства. Не твой случай?
Нет, у меня детство было нормальное, потому что в прыжки с шестом я пришла в 14 лет. Это достаточно поздно. В наш спорт приходят в 8–10 лет.

До этого чем-нибудь занималась?
Художественной гимнастикой, плаванием, танцами. Но все это было хобби, и я с ним легко рассталась: наша семья переехала в центр города, и ездить заниматься в Брагино стало неудобно. Но мне все равно хотелось чего-то, кроме учебы. Я не могла сидеть дома, просто безделье не для меня. В новой школе у меня с сестрой появились подружки, одна из них занималась легкой атлетикой. Она позвала нас на «Шинник», на соревнования, и мы узнали, что есть такой интересный вид спорта…

… и ты решила попробовать?
Я пришла просто посмотреть. Тренер нас увидел и сказал, чтобы мы тоже приходили. Я и пришла, хотя поначалу склонности к легкой атлетике не наблюдалось. К тому же из-за того, что заниматься я начала поздно, пришлось много тренироваться, чтобы исправить пробелы.

Новички обычно относятся к тренировкам не очень-то серьезно. Когда ты поняла, что прыжки – это уже не просто очередное хобби и изменила к ним отношение?
Я занимаюсь прыжками около 7 лет, из которых 4 года воспринимаю это как работу. Узнала, что есть нормативы, стала их добиваться, начались поездки на соревнования. Тогда я осознала, что все серьезно, тем более, хотелось не просто участвовать, а побеждать. Сейчас я постоянно думаю, как быстрее и правильнее с точки зрения техники выполнить тренерские задания. Наверное, это и есть более серьезное отношение к спорту.

Шестовое чувство

В твой тренировочный процесс входят элементы спортивной гимнастики. Сложно было в 14 лет учиться делать сальто?
Конечно, ведь начальной подготовки не было. Поэтому, когда сейчас маленькие девочки говорят: «Я боюсь!», я отвечаю, что в их возрасте можно научиться всему. Я-то в 14 лет училась делать кувырок назад. Помню, боялась выполнять многие элементы из акробатики, а меня толкали, и я научилась. Как раз недавно вспоминали это с тренером. Большое спасибо ему за терпение.

А падать с высоты 3–4 метра не боялась?
Да, этот вопрос мне часто задают. Я с детства любила все, что связано с высотой. Покаталась на всем, что есть на Даманском и в московском парке Горького. То есть у меня не было боязни высоты. Да и когда ты прыгаешь, то не успеваешь думать о страхе, все мысли о том, что тебе нужно делать.

Тренеры Елены Исинбаевой говорили, что поначалу ее страшило не падение, а препятствие, которое нужно взять. У шестовиков на соревнованиях бывает мандраж перед планкой?
Да, безусловно. Когда подходишь к рекордной высоте, есть психологическое волнение. А когда уже подошел, то думаешь: вот, блин, она уже тут. Надо как-то напрягаться, чтобы взять высоту во что бы то ни стало. Эти волнения естественны, но с ними нужно уметь справляться.

Больно падать спиной на планку, если ее сбиваешь?
Да, она хоть и не тяжелая, но больно. Хотя планка меня не пугает. Поначалу был какой-то страх, но потом исчез. Мне страшнее смотреть, как прыгают другие, чем прыгать самой.

Тогда расскажи, как прыгали другие на чемпионате мира по легкой атлетике 2013 года в Москве. Ты ведь там была в качестве зрителя.
Могу сказать, что железным нервам Елены Исинбаевой можно позавидовать. Выступать на домашней арене не так легко, но она молодец. Соревнования по прыжкам с шестом обычно длятся очень долго. Вот и здесь: в других дисциплинах все уже закончилось, а Елена и две ее соперницы продолжали прыгать. И никто не ушел, все ждали развязки. Эмоции зрителей в тот момент не описать словами. Мы с другими спортсменками тоже сидели на трибуне и переживали за Елену. И у нас бежали мурашки по коже, когда она прыгала.

Сам турнир был хорошо организован. Очень понравилось, что перед ареной проводили конкурсы. Зрители могли подержать шест или походить под планкой, поднятой на 2 м 40 см – это рекорд по прыжкам в высоту. Многие подходили и удивлялись – как можно прыгнуть так высоко без шеста?

Шестовое чувство

Кстати, сколько весит шест?
3–4 кг. Мужской чуть побольше – 4–5 кг, в зависимости от длины и материалов, из которых он сделан. Есть карбоновые – они полегче, но и ломаются быстрее, а есть фиберглассовые – они покрепче. Длина тоже разная – от 3 до 5 метров.

Расскажи о своем тренере Алексее Скулябине. Он ведь подготовил олимпийского чемпиона Максима Тарасова…
Расскажу с удовольствием. Алексей Борисович – заслуженный тренер России и СССР, тренер высшей квалификационной категории, судья республиканской категории. Был страстным футболистом, играл в большой теннис, сейчас с большим удовольствием играет в бильярд и читает.
Его усилиями прыжки с шестом появились в Ярославле. Он воспитал не менее 10 мастеров спорта мужчин и, по-моему, 5 – девушек. Сам он, кстати, в свое время прыгал в песок, а не на маты, как мы сейчас. Даже не представляю, как можно приземляться в песок или опилки.

У нас тут, конечно, не телевидение, но можешь передать ему привет!
Я очень благодарна Алексею Борисовичу за поддержку, терпение и настойчивость. Он вывел меня на уровень мастера спорта, и совместными усилиями мы смогли установить рекорд Ярославской области.

Твоя сестра-близняшка Олеся тоже спортсменка?
Она вместе со мной начинала заниматься прыжками с шестом, но потом охладела. Ей постоянно хочется перемен в жизни, поэтому она ушла из спорта. А вообще, мы с ней хоть и чувствуем друг друга, как все близнецы, и внешне похожи, но по характеру – полные противоположности. У нас разные интересы и круг общения.

А как все близнецы, в школе выходили к доске друг за друга?
Да, у нас была одинаковая школьная форма, прически и цвет волос. У учителей вообще не было шансов нас различить. Мы менялись местами и отвечали друг за друга, если было нужно. Сестра лучше знала гуманитарные предметы, а я – математику, немецкий язык.

У тебя есть домашние животные?
У меня дома живут черепашка, кошка и собака, риджбек. Очень люблю животных. С детства хотелось, чтобы кто-то постоянно был рядом. И сейчас вечерняя прогулка с собакой для меня просто в удовольствие.

Что запомнилось из последних просмотренных фильмов?
Понравилась «Легенда № 17». Я была в восторге. Еще «Сатисфакция» – такой глубокий фильм. Ну и, естественно, не оставил равнодушным документальный фильм про Исинбаеву и ее тренера.

Если бы про нее снимали художественный фильм, кто бы из актрис мог сыграть главную роль?
Мне кажется, что сыграть Исинбаеву может только сама Елена. Сложно найти актрису, которая смогла бы показать ее харизматичность, обаяние и темперамент.

Хорошо, тогда скажи, кто из актеров-мужчин мог бы убедительно сыграть прыгуна с шестом?

Сложно сказать. Спортсменов очень тяжело играть. Ведь прежде чем выносить их жизнь на экран, надо прочувствовать ее изнутри. Хотя Джейсон Стэтхэм, может, и сыграет. Ему по силам любая роль.

Шестовое чувство

Сочинскую Олимпиаду будешь смотреть?
Конечно. Меня вот сейчас многие спрашивают: «Едешь в Сочи?». А я считаю, что нет смысла туда ехать, лучше здесь потренироваться. А некоторые вообще спрашивают: «Ну что, ты там прыгаешь?». Я отшучиваюсь: «Извините, как-то не сложилось». Правда, удалось притронуться к олимпийскому факелу, который однажды на наши ярославские соревнования принес Максим Тарасов.

Ты учишься в Московской академии предпринимательства на специальности «Государственное муниципальное управление». То есть я сейчас разговариваю с будущим спортивным управленцем. Уже есть идеи на тему: «Как нам обустроить Россию»?
Я за то, чтобы в спорткомитетах и управлениях по физкультуре и спорту работали бывшие спортсмены. Это профессионалы своего дела, знающие ситуацию изнутри. Если в эту сферу приходит, допустим, политик, ему тяжело понять, что и как происходит, и он начинает выстраивать работу по каким-то своим правилам.

Да, но, с другой стороны, некоторые спортсмены в той же Госдуме сидят в роли свадебных генералов.
Я поэтому и учусь на такой специальности, чтобы знать ситуацию изнутри. Мало ли как сложится жизнь после спорта. В следующем году рассчитываю получить диплом, потому что учусь на «хорошо» и «отлично» и вроде все успеваю. Ну и должен же кто-то подсказывать чиновникам, каких спортивных объектов не хватает в том или ином регионе, в чем нуждается тот или иной вид спорта.

В чем, например, нуждаются прыгуны с шестом?
Например, летом мы прыгаем на стадионе «Шинник», и с нас требуют результаты. Но в дни футбольных матчей стадион для нас закрывают. Значит, тренировочный процесс прерывается.

Какие вообще, на твой взгляд, перспективы твоего вида спорта в Ярославле?
Сейчас демографический кризис постепенно проходит, и дети приходят в спортивные секции, в том числе и легкоатлетические. Директор спортшколы Сергей Васильевич Швецов создает условия: сменили яму для приземлений спортсменов, купили новые шесты, будут менять покрытие в зале.

Люди через СМИ узнают, что в Ярославле есть прыжки с шестом, проявляют интерес. Возможно, когда-нибудь в городе откроют СДЮСШОР с общежитием, будут привлекать талантливых спортсменов из области. Ведь сейчас в Рыбинске и Переславле есть хорошие прыгуны, но им негде совершенствовать свое мастерство, а появление базы решит эту проблему.

Смотрю, ты уже рассуждаешь как спортивный менеджер…
Просто в этом есть необходимость. Раньше все думали: а нужно ли вкладываться в непопулярные виды спорта? А сейчас видишь ситуацию изнутри и понимаешь, что нужно. У нас ведь как обычно делается: сначала достигнут результатов и только потом создают условия. Но нужно думать на шаг вперед и создавать условия, тогда и народ подтянется, и результаты будут.

текст: Евгений Мохов| фото: Олег Токмаков