Скользкая дорога • elitniy.ru

Скользкая дорога

Скользкая дорога

История знает немало примеров, когда известные спортсмены реализуют себя в музыке. Можно вспомнить футбольного вратаря Хулио Иглесиаса, пловца Тиля Линдеманна, баскетболиста Уэймена Тисдейла и многих других. Есть свои герои и на нашей рок-сцене. Лидер и один из вокалистов группы «Слот» Игорь  Лобанов в составе сборной СССР по санному спорту выигрывал бронзовые медали в двойках на чемпионате мира в Калгари. А после Альбервиля  Игорь, по его собственным словам, «дал огня» и ушел из спорта в московские подвалы рубить шведский металл.  

Игорь Лобанов

Чемпион СССР по санному спорту.  В 21 год Игорь выиграл бронзовую медаль на чемпионате мира в Калгари (Альберта, Канада). Выступал на Зимних Олимпийских играх 1992 года в Альбервилле, в составе Объединённой команды, заняв 10 место.  Основатель групп End Zone и Слот, а также сольного проекта группы МодеМ. За плечами сотни концертов и опыт выступлений на одной сцене с такими монстрами, как Korn, Motley Crue,LIMP BIZKIT и другими легендарными коллективами.

Игорь, вы москвич, а трассы в санном спорте в советское время находились за пределами столицы. Где же вы катались?

Я начинал в московском клубе «Буревестник». У нашего руководства тогда была попытка сделать трассу для молодых спортсменов прямо на стадионе «Искра», но основная полноценная трасса протяженностью более тысячи метров располагалась в Подмосковье, близ деревни Парамоново.  Именно там все московские спортсмены постигали  азы санного спорта.

Многие советские ребята вашего поколения мечтали стать футболистами и хоккеистами. Вы не исключение?

На самом деле футбол мне тоже всегда нравился,  у меня с ним связаны две смешных истории.  Первая случилась еще в детстве, когда я занимался беговыми лыжами. В начале 80-х годов, на школьном турнире по футболу мы буквально вынесли соперников из параллельного класса со счетом 5:0.  После того матча ко мне и еще двум ребятам из нашей команды подошел  дяденька и предложил попробовать позаниматься в  московском «Спартаке».  Представляете,  в московский «Спартак» позвали буквально со двора!   Из нас троих  тогда двое занимались лыжами, а еще один парень — парусным спортом. И  когда смотритель молодых дарований предложил нам прийти в школу «красно-белых», мы, три идиота, гордо ответили, что уже занимаемся лыжами и парусным спортом и отказались. (Улыбается.) 

А вторая история?

Окончив школу, я продолжал по выходным приходить туда на спортивную площадку — поиграть в футбольчик.  Как-то после одной из игр ко мне подошел мужчина и сказал, что он ищет форвардов в команду «Спартак-2» и предложил прийти попробовать свои возможности.

Прямо дежа вю. И что вы сделали?

Поднял со скамейки свою олимпийку с гербом, на которой было написано «СССР» и сказал, что  мне поздно метаться, поскольку я уже в молодежной сборной по санному спорту.

Когда в санном спорте на огромной скорости въезжаешь в поворот, успеваешь о чем-то подумать или все происходит на автомате?

Здесь во всем нужен постоянный контроль.  Конечно, элемент автоматизма в действиях присутствует, и во время спуска не стоит отвлекаться на посторонние вещи.   Вот на сцене ты можешь подумать не понятно о чем (смеется), если, допустим, забыл текст, а санный спорт – все-таки опасная штука. Это именно спорт, а не туризм.

А когда мы наблюдаем туризм в спорте высших достижений? 
Ну, например, если в лыжных гонках ты прибежал к финишу на 80-м месте, то ничего страшного. Ведь, скорей всего, ты просто очень загорелый парень из африканской страны, который захотел пробежаться на Олимпиаде. А вот в санном спорте такого нет, и все значительно жестче.

Когда вы с партнером по двойке Геннадием Беляковым выиграли чемпионат Союза, помните, что вам тогда подарили?

Нам вручили медаль, но главное, что нас сразу взяли в основную сборную.  Это приглашение было отличным призом, тем более что мы тогда выиграли у двойки  Евгений Белоусов- Александр Беляков —  это великие люди, мои кумиры. ( Двойка Белоусов /Беляков являлась серебряным призером Олимпиады  в Сараево 1984 г., чемпионами Европы 1986 г., обладателями Кубка мира сезона 1987/88г. – авт.). Эти парни мотались по Европе и по Кубкам мира, а мы сидели в Сигулде и накатывали трассу.

Кроме того,  у нас тогда еще и тачка поперла, что было непредсказуемо. До моего прихода в этих санях с Геной Беляковым выступал очень крутой спортсмен, которого и звали практически так же, как  меня.  Если я Игорь Лобанов,  то он  Игорь Бабанов.  У него долго не получалось прорваться в основную сборную, и он решил закончить. Мой уровень спортивного мастерства был  не лучше, чем у Игоря, но, когда я пришел на его место, у нас с Геной сразу пошли высокие результаты.  Может быть, что-то изменилось, я не представляю что именно — баланс, центр тяжести, может, еще что-то, но  наша тачка заработала как-то по-другому.

Скользкая дорога

Атлеты советского времени мне рассказывали, как в спортивных загранпоездках возили с собой фотоаппараты и водку, меняя ее на импортные товары. Также часто менялись и спортивной формой.  Особенно  нравились иностранцам шерстяные костюмы с советской символикой.  Вы тоже так поступали?

Да, мы и сами были не против поменяться или что-то продать. Тогда, помимо формы, нам выдавали нашивки с гербом СССР.  На предолимпийской неделе во французском Альбервилле я продал 2 такие нашивки за 20 долларов. На эти деньги удалось приобрести две виниловые пластинки  только что вышедшего альбома Pink Bubbles Go Ape  группы Helloween.  Приехав домой, я пошел на Горбушку и продал эти пластинки, а на вырученные деньги купил свою первую гитару.

 Fender, наверное?

Да, это был Fender Stratocaster, хорошо сделанный, но паленый.  Хотя я все равно был очень рад такой покупке. А мощнее всего «выступил» питерец Юрий Харченко. Он купил стопку альбома Пола Маккартни «Снова в СССР», который был выпущен специально для СССР и являлся раритетом на Западе.  И в первом же музыкальном магазине в Инсбруке у него их забрали сразу все, по цене фирменного винила! Это круче, чем толкнуть икру или шампанское. (Улыбается.)

После тренировок в санях при минусовой погоде вам легко дался переход к гастрольной жизни и гастрольному быту музыканта?

Как раз-таки наоборот, в спорте о нас, сборниках, заботились.  За санями ухаживали механики,  за нашим здоровьем следили врачи и массажисты,  тренеры контролировали нагрузки, администраторы решали различные вопросы, не обременяя нас бытовыми проблемами. То есть были созданы все условия — только работай. А в музыкальной жизни первые гастроли группы «Слот» для меня были полны романтики. Весь тур мы ездили на маленьком автобусе марки Volkswagen Transporter.  Жили по графику:  выступление — большой  ночной переезд —  на следующий день концерт в новом городе.  Ночью едешь в автобусе и не можешь уснуть, сидишь в позе эмбриона, а мне еще досталось место около двери, где продувало, я ставил туда наш виниловый задник. То есть эти первые бытовые моменты не были простыми.  Но, конечно, сейчас в гастрольном быту нам значительно легче.

В какой момент поняли, что вы теперь музыкант, а не спортсмен?

Это было очень резко, потому что я ушел из основной сборной.  Пусть тогда мы были и не на лидирующих позициях, нас  подпирали Демченко и Зеленский,  которые выиграли чемпионат страны. Но там я сам облажался. Думаю, если бы тогда не ошибся, они бы у нас не выиграли.  Нам тогда надо было попроще заехать в последнее кольцо, но я этого не сделал. Хотя, надо признать, что  Демченко и Зеленский были очень сильной двойкой.  Тем не менее на следующую Олимпиаду Гена Беляков  поехал с Толей Бобковым.  Ели бы я не закончил карьеру, то тоже имел шанс отправиться на игры. Но я «дал огня» и свалил из спорта в московские подвалы и квартиры рубить шведский  металл. Музыка меня очень увлекла.  Можно сказать, что смена деятельности буквально переключилась по щелчку.  И, грубо говоря, я стал двигаться дальше, совершенно не заботясь о том, что чего-то теряю.

Скользкая дорога

Был ли практический случай, когда спортивное прошлое помогло на гастролях и концертах?

В плане движений на сцене спортивное прошлое, конечно, помогает, потому что во время концерта  мы себя ведем очень бодренько.  Как говорится, бывших спортсменов не бывает, и сейчас я хочу дважды в неделю возобновить  игру в футбол. Недавно начал ходить  плавать в бассейне, но все равно это не дает таких ощущений, как футбол.  Тем более что главред журнала «Русский пионер» Саша Зильберт приглашает поиграть  в хорошей компании.

С артистами или с профи?

Там разная публика: Пилот из «Louna», Владимир Пресняков-старший, а также такие имена, как Егор Титов, Дмитрий Аленичев…. Я сейчас и не иду сразу играть с ними, хочу хотя бы набрать форму и выглядеть на их фоне хоть как-то… Вообще, спорт с нашей выкладкой очень нужен. И если в «Слот» я только на вокале, то когда выступаю со своей группой МодеМ, где надо петь, играть на гитаре и при этом стоять смирно, какой-то внутренний движ мне не дает покоя. Мне комфортней, когда можно двигаться на площадке.

Раньше  жизнь и атрибуты рок-музыкантов не  ассоциировались с ЗОЖем.  Сейчас, смотришь, вроде бы ситуация меняется?

Я, как  бывший спортсмен,  никогда не бухал. Наркотики – это, в принципе, для меня бред,  никогда не курил, и обычно всякую нечисть гоняю от себя, чтобы не дымили.  Хотя когда я начинал играть, бухали все, рок-музыкант тех лет не мог этого не делать. (Улыбается.)  Но в то время я уже вел  здоровый образ жизни, которого теперь  придерживаются очень многие музыканты. В принципе, я рад, что система ценностей и понятий несколько сместились, но для меня-то ничего в этом плане не изменилось.

В русском роке даже вегетарианцы и веганы появились.

Вот, например, сейчас на фестивале «Доброфест» (где и состоялся наш разговор авт.) играет группа «Порнофильмы», они же все веганы.  Я вообще узнал значение слова «веган»  через американскую панк-рок группу Anti-Flag, мы с ними были на фестивале KUBANA. Тогда в помещение, где питались группы, вошел с выпученными глазами представитель этой американской команды и начал спрашивать,  где их веганская пища. Наш тогдашний барабанщик Кирилл Качанов принялся ему помогать, нашел поварих, объяснил, что ему надо. Оказалось, тогда для них были припасены продукты, просто американцам надо было как-то заявить о себе. Потом мы мило побеседовали с ними на крылечке отеля, и я узнал, что есть  такое понятие — «веган». И  что у них в панк-группе 2 вегана и 2 вегетарианца.  И что это разные вещи!

У  них были еще какие-то интересные привычки?

Вечером мы  снова встретились с этой группой на саундчеке, мы заканчивали, а они только подходили и Крис (бас-гитарист и вокалист Anti-Flag — авт.) меня спросил: «Как звук?» Я говорю, что у меня внутри ушные мониторы,  (При использовании которых у вокалиста в наушниках воспроизводится музыка с его голосом в режиме online, чтобы он слышал, как звучит его голос по отношению к музыке для зрителей — авт.), и спрашиваю: «А ты разве ими не пользуешься?»  Крис говорит, мол, нет, это не рок! И тут у меня проходит грань: если музыкант веган, значит, это рок, а если он использует ушные мониторы – то это не рок?  (Улыбаясь.) Но я его на самом деле поддерживаю, это круто!

Какое спортивное будущее у страны, где бутылка пива стоит дешевле футбольного мяча?

Ну, тут вопрос и к производителям, и к рынку — а должна ли она стоить все-таки дороже, чем мяч? Наверное, не должна, но я понял, что это вопрос аллегорический.

Совершенно верно.

Если она станет стоить дороже, то это будет разве что сдерживающим фактором. А как мы знаем из истории, сдерживающие факторы не работают.  Вот свежий пример из музыки: как панки пришли к тому, что они веганы? Им нельзя чего-то запретить, сказать: не делай так! Он сразу сделает наоборот. И эта тема пришла к ним сама. Да, может быть, какой-то культ выпивки до сих пор присутствует в более старших возрастных категориях и на периферии, где  у людей меньше вариантов как-то себя проявить и реализоваться помимо основной работы. Конечно, этому культу способствует много факторов, в том числе и самый раскрученный музыкальный коллектив всея Руси «Ленинград», но в целом у молодежи сейчас все-таки окрепло мнение, что круто — это когда ты здоров и спортивен.  Хотя я немного расстроен, что осознание полезности здорового образа жизни пришло поздновато.

Своим примером тоже мотивируете молодежь?

Когда меня спрашивают: ты куришь? Я отвечаю: а зачем? Этот здравый смысл задаться вопросом: «А зачем я имею вредные привычки?» — позволяет победить  косность ума и то стадное чувство, при котором молодежь считает, что раз все курят, и я буду, ведь это круто.  Мне кажется, что все меняется: раньше поколение бухало, теперь модно этого не делать.  Конечно,  истории свойственно повторяться, но далеко не факт, что следующее поколение будет активно употреблять алкоголь.  Так что я надеюсь, что все будет хорошо, и мода на здоровый образ жизни продолжится.

Какую песню можно считать саундтреком к вашей нынешней жизни?

В последнее время в этом плане можно говорить об альбоме  Sempiternal группы Bring Me the Horizon. Из конкретных песен тоже что-то время от времени цепляет.  Например, мне нравится чумовой винтажный трек Mercy у певицы Duffy. Сейчас я стараюсь больше слушать современную инди-музыку для своего восприятия,  мне надо копить впечатления и делать песни для своей группы МодеМ.И я боюсь собственного возраста, потому что держать в себе сверх-ощущения очень тяжело. Легче скачать металл, например Septicflesh, и тогда мне будет хорошо утонуть в этом экстремальном гротеске. Но я стараюсь слушать альбомы и тех групп, которые меня бесят. Интересно же, что там происходит, в современных умах, какие сейчас тенденции? Стиль группы не совсем важен, ведь в любом стиле ты можешь высказаться по-своему.

Благодарим пресс- службу фестиваля «Доброфест» за предоставленную аккредитацию.

Текст: Евгений Мохов, Фото: Melissa Fox, Михаил Петров, Екатерина Школьная, из архивов Игоря Лобанова.