Служба поддержки слушает • elitniy.ru

Служба поддержки слушает

Служба поддержки слушает

Спортивный обозреватель «ЭК» вынул из колоды козырного туза. На зависть мужской половине редакции ему дали задание написать о ярославском черлидинге. Задание в итоге превратилось в испытание: в обществе самых красивых девушек из групп поддержки «Грация», Lucky Star и Rebels Girls, среди блеска помпонов и сияния улыбок задавать серьезные вопросы о черлидинге хочется в последнюю очередь. Короче, вы точно уверены, что автору этого материала нужно завидовать?

Без всяких «но» и «образно говоря…»: «Грация» – это честь и совесть ярославского черлидинга. Выступления коллектива всегда яркие и интересные, но, чтобы понимать, какой ценой они даются, нужно побывать на тренировке.

Перед одним-единственным случайным зрителем – корреспондентом «ЭК» – девочки выкладывались так же, как во время игр перед 9-тысячной «Ареной». Не забывая при этом улыбаться. Руководитель Юлия Тихомирова то и дело останавливала музыку (Queen), вносила коррективы, и тренировка продолжалась. Наконец, занятие закончилось.

У вас когда-нибудь были другие варианты названия коллектива?
Юлия: Интересный вопрос. Группа появилась на базе одноименного шейпинг-центра. Поэтому мы даже и не думали над вариантами: «Грация» и «Грация»… Мне это название не нравится. Но если уж ты назвал корабль, нет смысла менять его имя, находясь где-то в глубине моря.

В свое время «Грация» занимала первые места на фестивале хоккейных групп поддержки в Магнитогорске. Часто вспоминаете эти поездки?
Оля: Вспоминаем. Помню, хоккеисты помогали нам тащить клюшки на самолет. У нас в Магнитогорске был танец с клюшками.
Юлия: К большому сожалению, сейчас на турнире памяти И. Х. Ромазана не проводится еще и турнир среди групп поддержки хоккейных команд. А в начале 2000-х такие соревнования устраивали. Это была очень интересная и очень честная борьба.

Кроме этого турнира, вы когда-нибудь поддерживали свою команду на выездах?
Света: Недавно в первый раз ездили в Москву на игру с «Динамо». На матче старались поддерживать команду и пританцовывать. На нас даже стали косо смотреть девочки из «динамовской» группы поддержки.
Юлия: Девчонки впервые поехали на выездную игру в качестве болельщиков. Такого раньше никогда не было.

Площадка для ваших выступлений в «Арене» всего 12 на 4 метра. Такие небольшие размеры влияют на программу выступлений «Грации»?
Юлия: Очень серьезно влияют. У нас самая неудобная площадка в КХЛ. В других городах у всех девчонок площадки за воротами, а мы находимся под крышей и из-за этого не можем развиваться в акробатическом плане. Ведь ты не сделаешь больше, чем тебе позволяют условия.

Помпоны по-прежнему улетают в ресторан?
Оля: Конечно. Сережки тоже улетают к болельщикам, просим потом поискать.

А к вам на площадку шайбы прилетают?
Юлия: Когда сетка в «Арене» была не высоко установлена, в меня однажды попала шайба. Нам вообще тогда казалось, что все шайбы летят в нашу сторону.

Бывают форс-мажоры, когда, например, игра началась, а на площадке по каким-то причинам всего 2 девушки?
Юлия: Это наше второе название – группа поддержки «Форс-мажор». (Смеются.)
Потому что постоянно у всех что-то случается: поднимается давление, бывает температура 39, и в обморок перед хоккеем иногда падаем, и во время соревнований в Магнитогорске я на ноги одной из участниц штангу уронила…

Если бы позволяли условия, взяли бы к себе в состав парней?
Юлия: Отличие «Грации» от других групп поддержки в том, что здесь, на мой взгляд, во главу угла ставится женственное исполнение танцевальных элементов. Если бы мы были исключительно спортсменками-гимнастками и акробатками – ребята бы вписались к нам идеально. С ними можно было бы делать всякие головокружительные акробатические элементы, к чему многие девочки уже готовы. К тому же я никогда не работала с мальчиками, и не совсем представляю, что с ними делать. (Смеются.)

Тогда об игроках поговорим. Кого бы вы хотели видеть в команде в следующем сезоне?
Света: Хорошо, что Дэйв Кинг остается в должности консультанта. А в составе хотели бы видеть всех ребят, которые приехали сюда в декабре 2011 года, и таких опытных игроков, как Виталий Вишневский.

Юлия: Наш клуб особенный. Я думаю, с этим никто не будет спорить. Поэтому и для болельщиков, и для нас многие вещи символичны. Когда, казалось, клуб может прекратить свое существование, сюда приехали ребята и начали писать новую историю, не забывая, безусловно, нашей… Очень хочется, чтобы все они и были в Ярославле. Потому что в этом году мы ясно ощутили: сформировалась настоящая Команда.

У вас есть персональные фанаты?
Света: Есть болельщик «Ак Барса» Михаил. Он, когда приезжает к нам, угощает шоколадом, конфетами, чак-чаком.
Оля: Один болельщик на праздники дарит нам по розочке. Еще фотографы снимают нас во время матча, а потом скидывают нам фото в соцсети.

Наташа: А однажды один мужчина сделал серию фотографий во время матча, напечатал их на листе формата А-4 и подарил нам.

Вы танцуете уже 15 лет. Трудно каждый раз удивлять болельщиков, придумывать что-то новое?
Юлия: Да. Мы уже перетанцевали все стили и перебрали всю музыку, которая соответствует хоккею. В «Арене» обычно звучат композиции в стиле рок. И сочинять новые танцевальные комбинации в этом стиле все трудней. Поэтому некоторые из особенно «добрых» болельщиков нас поругивают: дескать, у «Грации» все одно и то же. Но творческий процесс вообще очень сложный. И ни одна творческая единица не будет интересной в течение 15 лет, будь то мировая звезда или местечковая группа. Объективным показателем являются приезжие болельщики, которые обычно говорят: «Ой, девчонки, вы такие классные, поехали с нами!..»

Свои номера вы обычно сами придумываете?
Юлия: Я являюсь хореографом-постановщиком, и очень рада, что девчонки мне помогают. Обычно летом мы сочиняем новую программу, и у нас начинается творческий процесс. Это такая хорошая командная работа.

У вас есть эксклюзивные вещи?
Юлия: Наша «Калинка». Она с нами очень давно, и мы ее несколько раз немножечко переделывали.

Какая музыка никогда не прозвучит в «Арене»?
Юлия: Наверное, российская попса. Иногда слушаешь музыкальный репертуар других групп поддержки, и хочется спросить: «Чья «светлая» голова это выбирала?!»

А вам кто помогает с музыкой?
Юлия: А с нами с первого года существования группы работает талантливейший звукорежиссер Александр Захаров. Он настоящий профессионал и фанат своего дела. Постоянно разыскивает какие-то эксклюзивные вещи. Часто бывает так, что Саша ставит в «Арене» какие-то новые композиции, которые потом звучат и у других групп поддержки.

Во время матчей вы с ним общаетесь по рации?
Юлия: Да, ставим композиции в зависимости от того, как идет игра. Если выигрываем, можно поставить «Калинку» или Simple the best, если проигрываем – что-нибудь драйвовое. Например, Саша очень любит произведение под названием «Кто в доме хозяин?».

У игроков не спрашиваете, какую музыку ставить?
Юлия: У хоккеистов оригинальный музыкальный вкус. Точно знаю, что кто-то из игроков любит «Сектор Газа», но я не представляю, как он может звучать на нашей «Арене». Или, например, помню, что Дмитрию Власенкову очень нравилась песня «Лондон, гуд бай!». А в этом году Илья Горохов попросил нас поставить песню «Робин гуд» группы «Кар-Мэн», потому что, как заметили болельщики, «команда, как Робин Гуд, отбирала очки у богатых и отдавала бедным». Мы даже сочинили под эту песню танец и исполнили его, но публика ничего не поняла. И на этом все закончилось.

Какое настроение в вашей раздевалке после поражений?
Наташа: Осознание того, что нам надо работать, работать и работать. Обычно перед третьим периодом мы произносим фразу: «Девочки, вместе и до конца!»
Юлия: У меня всегда после поражений удручающее состояние.
Наташа: Это да, но надо совершенствоваться и стараться сделать свою работу еще лучше.
Юлия: Этот сезон для нашей команды был просто фантастическим. Это были 2 разные команды: в регулярке и в плэй-офф.

Тяжело было заводить «Арену» в регулярке, когда на игры приходило не так много народу?
Оля: Очень. Нам приходилось заводить и себя, и зрителей.
Юлия: Считается, что болельщики поддерживают команду. Но если команда «не бежит», то и болельщикам не хочется кричать. Как только команда дает надежду и забивает гол, болельщики и девчонки заводятся. Здесь все взаимосвязано.

У вас есть приметы в дни матчей плэй-офф?
Оля: Мы никогда не фотографируемся перед игрой.
Юлия: Мы теперь не надеваем черные костюмы, потому что как только мы их надевали, команда проигрывала. Кроме того, мы не расписались в зарплатной ведомости в марте, когда была серия с «Динамо». Мы просто поверили, что наши ребята приедут обратно и привезут серию в Ярославль. И они приехали.

Чем порадуете в новом сезоне?
Юлия: Мы постоянно в поисках. Вот сейчас нам очень хочется найти большого, доброго человека нестандартной комплекции. Чтобы этот добродушный весельчак нашел нас, и в новом сезоне мы бы с ним поработали во время игры на трибунах. Надеемся, что, прочитав это интервью, он откликнется.

Служба поддержки слушает

С одной стороны, волейбольный черлидинг дает большие возможности, с другой – накладывает серьезные ограничения. Места для танцев много – целая площадка, но на выступление дают всего 1 минуту. За это время нужно выложиться по полной.

За час до игры «Ярославича» с «Прикамьем» телевизионщики готовились к съемке, запасные игроки разминались, первые зрители занимали места, а девушки из группы поддержки успевали отвечать на вопросы и готовиться к выходу на публику. Интервью проходило как быстрый тай-брейк: вопрос– ответ, снова вопрос – и тут же ответ.

Вы сами правила волейбола хорошо знаете?
Ксения Баженова: Теперь да.

Теперь – это с какого времени?
Ксения Баженова: Мы на волейболе танцуем уже 5 лет и за это время поняли все нюансы игры. Так что активно следим за матчами и болеем, а не просто кричим и танцуем.

У вас была танцевальная подготовка до прихода в Lucky Star?
Карина: Конечно!
Есть фанаты среди зрителей, которые приходят посмотреть не на игру, а на вас?
Татьяна: А как же! Есть у нас и такие поклонники. Бывает, когда мы убегаем с площадки, они нам говорят: «Девочки, мы приходим сюда только для того, чтобы на вас посмотреть». А после игры пишут нам в соцсетях.

Студенты, наверное?
Татьяна: Есть и студенты, есть и поклонники постарше.

Когда-нибудь в черлидинге появятся молодые люди, или это только девичье направление?
Ксения Баженова: Если брать профессиональный черлидинг, то это спорт, и там в группах обязательно присутствуют молодые люди. А мы в большей степени танцевальный коллектив, так что пока что выступаем тем составом, что вы видите. Но кто знает, как все сложится в будущем.

В чем специфика волейбольного черлидинга?
Ксения Баженова: Во-первых, в отличие от хоккея, у нас нет специальной танцевальной площадки. Мы выступаем на самой игровой площадке, выбегая на нее во время пауз в матче.
Карина: Волейбольная площадка дает больше возможностей для танцев.
Ксения Баженова: Да. Во-вторых, у нас есть регламент выступлений. Мы танцуем в технические периоды после 8-го и 16-го очка одной из команд и между партиями. Время выступления тоже регламентировано. Мы должны уложиться в одну минуту. Как только звучит свисток, мы тут же покидаем площадку.

Обычно перед вашим выступлением площадку протирают. Не скользко?
Лена Лунева: Нет, площадка протирается сухой шваброй!
На вас сейчас розовые костюмы, но я видел и другие – голубые и красные. По какому принципу цвета выбираете?
Наташа: Красные костюмы нам достались от предыдущего состава группы поддержки. Голубые мы выбирали, чтобы более-менее соответствовать командным цветам «Ярославича». А расцветку для розовых костюмов однажды увидела в фильме «Снова ты» Марина Галимова – наш руководитель на тот момент. Они нам понравились, и мы сделали похожие.

Где заказываете костюмы?
Лена Балукова: В Ярославле, у одной портнихи, мы с ней давно сотрудничаем.

Дорого?
Лена Балукова: Самый дорогой костюм 6 тысяч рублей стоит.

А по обуви есть предпочтения?
Татьяна: Обувь должна быть удобной. А вообще, главное – мы должны выглядеть эффектно и радовать болельщиков.

На другие мероприятия вас приглашают выступать?
Ксения Баженова: Бывает, но очень редко. В основном, на спортивные: закрытие и открытие чемпионата по мини-футболу, соревнования по самбо.

Конкуренция между ярославскими группами поддержки есть?
Карина: Мне кажется, нет. Каждая из групп работает в своем виде спорта, по-хорошему «больна» им и поддерживает свою команду.

Танцы помогают бороться с плохим настроением?
Татьяна: Да! Мы всегда понимаем, что свои проблемы нужно оставлять дома, а на площадку выходить с улыбкой.
Ксения Пархачева: Бывает, потанцуешь, зарядишься энергетикой девочек и трибун – и станет лучше. Вообще, нам восьмерым вместе весело. Всегда!

Сколько времени вы танцуете именно в таком составе?
Лена Балукова: Один год. Каждый сезон у нас обычно меняется по 1-2 человека.

У вас есть специальные спортивные ритуалы?
Наташа: Раньше был, но с этого года он себя изжил, и больше не срабатывает.

Какой?
Карина: Пожалуй, это не для журнала. (Смеются.)

Что за люди приходят на волейбол?
Наташа: Наших болельщиков можно разделить на 2 половины: активные (фан-зона, их мало) и остальные. Скорей всего, вторая группа – это те, кто живет рядом с «Атлантом».

С агрессией болельщиков приходилось сталкиваться?
Наташа: Бывает, приезжие фанаты выкрикивают разное в адрес игроков. Но вообще в волейболе публика потише, чем в других игровых видах спорта.

Трудно «заводить» таких зрителей?
Татьяна: Да, иногда болельщиков очень тяжело раскачать. Бывает, что матч проходит в полной тишине. Конечно, хочется получать от них больше энергетики. Правда, в прошлом месяце была одна абсолютно сумасшедшая по накалу игра. Народу пришло мало, но болельщики орали так, будто было 3 зала.

Я заметил, что музыкальный репертуар у вас разный – даже номера под Nirvana есть.
Карина: Это да! Мы не ограничены в музыке. Если какая-то песня нам понравится, мы сделаем под нее номер.

И даже под условного Стаса Михайлова сделаете?
Ксения Пархачева: Да, если он сочинит мега-хит, и под него станцуем. Но пока мы ближе к Nirvana.

Есть мнение, что в черлидинг идут те, кто не добился успехов в настоящем спорте. Насколько это верно?
Лена Балукова: Нам кажется, все наоборот: мы пришли сюда, чтобы добиться большего. Здесь есть для этого возможности. Если, например, в той же гимнастике девочка представляет только себя, то здесь она показывает и свои умения танцевать в коллективе. Для гимнасток это очень хороший опыт и стимул раскрыть себя в чем-то другом. При этом все понимают, что вряд ли смогут всю жизнь заниматься художественной гимнастикой. А в черлидинге у девочек есть возможность продолжить свою спортивную карьеру.

Вы-то сами как долго планируете еще танцевать?
Ксения Баженова: Планов много, хотим развиваться дальше, есть цели. Пока клуб дает нам возможность, будем танцевать. Вот увидите, еще и детей своих приведем в Lucky Star.

Вам фанаты подарки дарят?
Наташа: Нет, такого не было. Напишите, что в этом месте мы всплакнули. (Смеются.) Хотя приятные слова говорят: например, приезжали фанаты «Урала» и сказали, что мы очень крутая группа поддержки.

А подарки от своей команды были?
Ксения Баженова: Да, этой весной ребята поздравили нас с 8 Марта, подарили цветы. Это было очень приятно. В прошлые годы некоторые игроки, например, Вадим Хамутцких, тоже поздравляли.

У вас в номерах есть какие-то эксклюзивные фишки?
Карина: У нас есть коронный элемент с лентой. Также есть наш коронный трюк, в котором мы перебрасываем девочку. Но описать его для журнала сложно, лучше прийти на игру и все увидеть своими глазами.

Есть много фильмов о черлидинге – чего в них не хватает, по-вашему?
Лена Лунева: Обычно в таких фильмах не показывают тренировок, неудач, истерик, брани, а если показывают, то в приукрашенном свете. Мы бы показали в них больше жизни, тренировочных моментов. Хотя есть сериал «Адские кошки», где все эти моменты отражены. Смотреть его было очень интересно.

Травматизм в вашем виде спорта бывает?
Ксения Пархачева: Я как-то поломала палец на игре.
Лена Лунева: Еще могут подать в тебя мячом. Это специфика волейбольного черлидинга. Мы танцуем, а игроки боку разминаются, и иногда мяч улетает в нашу сторону.
Татьяна: Бывают и растяжения, ушибы. Но мяч возле нас летает часто.
Наташа: Наши-то ребята нас берегут, а вот другие команды могут и задеть, пробежав рядом, и мяч жестко подать. Им все равно, кто в это время на площадке.

Сколько раз в неделю вы репетируете?
Ксения Пархачева: 2 раза в неделю по 2 часа. Сначала идет разминка, потом растяжка и прогон программы.
Напоследок расскажите самый невероятный стереотип
о черлидинге.

Ксения Баженова: Он простой: в группу поддержки приходят для того, чтобы выйти замуж за спортсмена. Мы все это опровергаем. За 5 лет, пока существует группа, было только одно удачное исключение. Но это именно исключение, которое подтверждает правило.

Служба поддержки слушает

У Rebels Girls – особая роль в ярославском черлидинге. Во-первых, в отличие от хоккейных и волейбольных коллег, они танцуют на улице. Во-вторых, их выступления идут практически непрерывно. В-третьих, при всем уважении к американскому футболу в целом и ярославской команде Rebels («Бунтари») в частности, мало кто из местных болельщиков похвастается знанием правил этой игры. Зато зрители могут посмотреть на симпатичных девчонок. Если понравится, придут на следующую игру, А там, глядишь, и правила выучат.

Самой многочисленной (12 человек в основном составе) группой поддержки мы встретились в спортзале школы №9. Разговаривали в основном с тренером Ксенией Коркиной. Другие девочки дисциплинированно сидели рядом и иногда включались в беседу.

Ксения, как все начиналось?
Ксения: Начинали мы не как группа поддержки, а как чир-данс-шоу (одно из направлений черлидинга, наиболее приближенное к танцам – авт.). Я набирала девочек, хотела учить их, чтобы выступать на соревнованиях и различных мероприятиях.

Выступали?
Да, работали, в том числе в Москве, участвовали в благотворительной акции. В Москве нас приглашали выступать во Владивосток, но мы отказались. А потом познакомились с генеральным менеджером клуба Rebels Артемом Поляковым. Он сказал, что их команде нужна группа поддержки, и мы с радостью откликнулись на это предложение.

Необходимая подготовка была не у всех девочек?
Кто-то уже занимался черлидингом в коллективе Ольги Мишиной (участница группы поддержки «Грация» – авт.), кто-то танцевал, в основном были девочки без специальной подготовки. Но буквально за пару месяцев у них начали получаться и растяжка, и махи, а кое-кто на выступлении со страху и на шпагат сел. Девочки приходят в коллектив, смотрят и быстро адаптируются.

Танцуя на улице, вы как-то дополнительно утепляетесь?
Недавно клуб нам купил утепленные костюмы. Но, например, на игре в Подольске (29 марта – авт.) их еще не было. На улице стоял жуткий холод, а игра длится 2 тайма по 1,5 часа. Мы на первый тайм вышли в водолазках под майками и в колготках под юбочками. Отработали программу, замерзли и на второй тайм вышли уже в куртках.

То есть вы и на выездные игры ездите?
Все: Да, в первом автобусе едет команда, в другом – мы с болельщиками. Пока болельщиков немного, но надеемся, что их прибавится.

Внутри группы есть разделение по амплуа?
Есть база – девочки, которые работают внизу. Они поднимают, поддерживают и ловят партнерш. И флаер – те, кто во время исполнения трюков и поддержек находится наверху.

И кто у нас флаер?
У нас это Дарья или Настя.

Не страшно вам там?
Настя Корнева: Пока не уронят, не страшно. Но если что-то не получается, то на тренировках, настаиваешь, чтобы моменты с подбрасыванием отрабатывали более часто, пока уверенность не вернется.

У Rebels Girls есть персональные фанаты?
В первую очередь, это наши родители. Для меня важна их оценка. Друзья. Еще молодые люди. Правда, не у всех, потому что у нас занимаются и совсем молоденькие девочки. Коллектив разновозрастной – от 14 до 25 лет.

В Ярославле только девушки занимаются черлидингом или ребята тоже?
В Демидовском университете между факультетами ежегодно проводятся соревнования по черлидингу среди смешанных команд (юноши и девушки). Насколько я знаю, там все на очень хорошем уровне.

Если парни попросятся к вам, возьмете?
Все: Конечно, возьмем. (Улыбаются.)

Клуб вас поддерживает?
Да, он обеспечивает нас костюмами, помпонами. Поскольку мы только начинаем, то сейчас нуждаемся во многом. Поэтому в чем-то нам помогает клуб, а что-то мы заказываем сами. Например, кроссовки.

Кроссовки у вас, смотрю, отличаются от обычных.
Да, подошва тянется. Они называются «джазовки». Мы заказывали их в Америке, нашли на сайте для черлидеров.

Где учат тренеров по черлидингу?
Когда я работала в Академии современного танца, мне предложили поехать в Москву поучиться на мастер-классах по черлидингу. Я училась и была по-хорошему поражена развитию этого направления в России. Сейчас в Ярославле черлидинг развивается благодаря «Грации», Lucky Star и, надеюсь, нам. Кроме того, как я уже сказала, многое делается в этом направлении и в ЯрГУ. Еще есть группы детского черлидинга. На детских соревнованиях в Ярославле сейчас по 5 команд выступают.

Номера для своих выступлений вы сами придумываете?
Да, в основном с подругой Таней, которая тоже танцует в Rebels Girls.

Помимо помпонов вы используете и флаги. Не тяжело с ними работать?
В Подольске из-за ветра было тяжеловато. После этого, работая с флагами, мы решили изменить пару движений.

А музыку как подбираете?
Нам помогает Сергей Пасько – игрок команды и наш ди-джей. Мы с ним до матча составляем музыкальную программу и записываем треки на диск в определенном порядке.

В группе все девочки из Ярославля?
Юля: Не все. Я из Рыбинска.

И сколько же раз в неделю ты ездишь из Рыбинска в Ярославль?
Юля: По-разному. Когда были выступления, каждый день туда и обратно. С утра иду в институт, оттуда, не заходя домой, – на автобус. Приезжаю сюда, тренируюсь или выступаю и еду обратно. Домой попадаю часов в 10-11 вечера. Ужинаю и ложусь спать. А утром все сначала.
Тяжело.
Юля: Тяжело, но у меня большое желание быть в этом коллективе. Поэтому переезды не мешают.
Ксения: Мы как-то в 6:15 уезжали от «Вернисажа» на выступление. Я приехала туда и увидела, что Юля с папой уже ждут нас в машине. То есть расстояния для нее не проблема.

Девочки, чему за время работы с Ксенией вы у нее научились?
Все: Она очень хороший педагог. В меру строгая, но от нее много энергии и она всегда нас поддержит. Мы все здесь стали друг другу как семья, а Ксюша нам как вторая мама, тренер и подруга.

Ксения, девочки смогли тебя чем-то приятно удивить вне работы?
На день учителя они подарили мне большую сову из конфет (а я очень люблю сов и все, что с ними связано), букет роз и сочинили стихотворение. Это было очень трогательно. А на мой день рождения у нас было выступление на мини-футболе. Так девочки не постеснялись прокричать мне поздравление и подарили браслет. Я его теперь всегда ношу с собой. Их приятные слова для меня, наверное, главное в работе. И меня греет и вдохновляет, когда от девочек идет отдача на выступлении.

Можно еще попасть к вам в состав?
Пожалуй, что да. Шанс есть у каждой девочки. Стадион большой, места для танца хватит на всех. Мы с руководством клуба решили сделать второй состав для новеньких.

Какие цели сейчас перед собой ставите?
Понравиться зрителю и завоевать своих болельщиков. Пока что мы набираем обороты и хочется, чтобы нас увидели. А вы приходите на игру в воскресенье, посмотрите на наше первое выступление здесь.

Отказаться было невозможно. 13 апреля я пришел на стадион «Славнефть», где «Бунтари» проводили свой первый ярославский матч с Cherepovets Golden Eagles. По ходу встречи Rebels Girls, ни на секунду не останавливаясь, заводили публику. Сразу после игры я снова поговорил с девочками.

Вы за игрой успевали смотреть?
Все хором, перебивая друг друга: Нет, об игре судили по реакции трибун. Кстати, у нас сегодня танцевали девочки и из второго состава. Программу с ними мы подготовили за 2 дня до игры.

Сколько пауз у вас было по ходу матча?
На нас постоянно смотрят, поэтому мы танцуем почти без остановок. Киваем головой ди-джею, что готовы, он включает музыку, и мы начинаем танцевать. В итоге у нас композиции на диске пошли по второму кругу.

Устали?
На нас сейчас очень яркий макияж, хотим поскорее прийти домой и его смыть. И принять ванну. Но нам никогда не сложно танцевать и улыбаться. Наши мальчики выиграли, погода порадовала, так что все хорошо!