Связь поколений • elitniy.ru

Связь поколений

Связь поколений

Как точно подметил один ярославский журналист,  Владимир Маслаченко был даже не комментатором, а настоящим артистом.  Присутствовало ощущение, что во время репортажа он сидит  рядом с тобой. Задаешь вопрос по игре, а он тут же в телевизоре тебе отвечает. Спустя годы славную династию Маслаченко в журналистике продолжает его внучка Юлия.  Благодаря дедушкиному примеру она определилась с выбором будущей профессии еще в пятом классе, а уже сегодня рассказывает о спорте зрителям телеканала «Матч ТВ».

Юлия, в Ярославль вы с коллегами приехали, чтобы провести «Матч! Тренировку». В чем видите плюсы таких мероприятий?
Это уже моя третья тренировка, до вашего города мы были в Туле, Краснодаре и вот теперь посетили Ярославль. Предыдущие мероприятия проходили на улице, а тут в зале. Здорово, что даже в 10-градусный мороз можно провести полноценное занятие. Лично я после таких тренировок чувствую большой заряд позитива, мне хочется бежать в зал. Надеюсь, что люди, которые к нам приходят, уходят с «Матч! Тренировки» с таким же ощущением.

Чем запомнилась ярославская тренировка?
Была очень крутая поддержка! В Ярославле в основном пришли позаниматься молодые ребята, как я понимаю, школьники и студенты. Они все тренировались, поддерживали аплодисментами участников, было видно, что им все это очень интересно.

Когда вы больше волнуетесь: перед проведением «Матч! Тренировки», где живая публика, или в студии перед выпуском новостей и программ?
Это разные форматы. Но могу сказать, что сейчас я уже больше волнуюсь перед «Матч! Тренировкой». Конечно, перед стартом двухчасового эфира у нас тоже учащенно бьется сердце, появляется адреналин, но здесь все совершенно по-другому – живые люди, которых надо заинтересовать, ни в коем случае нельзя терять связь с публикой. Мне это очень нравится.

Юлия, расскажите, как вы выбирали профессию?
Скажу честно, из-за дедушки. На протяжении долгого времени я жила с ним и бабушкой, мне очень нравилось, что ему все время звонят, берут интервью, я слушала его репортажи. Приблизительно в пятом классе я уже определилась с выбором будущей профессии. Тоже хотела стать комментатором. (Cмеется.) Поступила на журфак МГУ и уже после первого курса пришла на практику на НТВ-Плюс. Правда, там с дедушкой мы не пересекались: он работал в футбольной редакции, а я в новостях, где была редактором, корреспондентом, иногда вела новости, а потом ушла в декрет. А уже после декрета прошла кастинг на «Матч ТВ», по итогам которого меня взяли сначала на новости, а потом в программу «Все на Матч».

Помните свое первое интервью?
Уже нет, но могу сказать, что самое яркое интервью мне удалось записать в Норвегии у знаменитого горнолыжника Акселя ЛундСвиндаля (олимпийский чемпион 2010 года в супергиганте, пятикратный чемпион мира и двукратный обладатель Кубка мира в общем зачете – авт.). Это великий спортсмен, и для меня было честью сделать с ним материал. На данный момент для меня это самое яркое и самое важное интервью.

Скажите честно: некоторые преподаватели, болеющие за московский «Спартак» и сборную, делали вам поблажку, узнав, что вы внучка легендарного вратаря и телекомментатора?
Не могу сказать, что я как-то выпендривалась по поводу того, что Владимир Маслаченко – мой дедушка. Конечно, некоторые, узнав фамилию, спрашивали: «А вы не родственница?» Когда отвечала, что внучка, люди начинали вспоминать дедушкины репортажи или его игру. Но, повторюсь, не могу сказать, что мне делали какие-то поблажки, ведь экзамены ты обычно сдаешь вместе со всеми, и, если ничего не знаешь, никаких преимуществ фамилия не принесет. Но, знаете, дедушка мне говорил: «Даже когда выйдешь замуж, не меняй фамилию, она тебе еще пригодится!»

И вы послушались?
(Улыбаясь.) Конечно, послушалась!

Как бы вы охарактеризовали состояние современной спортивной журналистики?
С развитием Интернета она меняется. Сейчас в журналистике происходит очень много нового и интересного. Но главный минус в том, что журналистика становится более мелочной. С появлением соцсетей люди хотят знать все и обо всех, поэтому как никогда велик спрос на желтую прессу. Это касается и спортивных СМИ. Но если есть спрос, то всегда будет и предложение.

Хайповые темы и попытка залезть на личную территорию – это временное явление моды или трансформация журналистики продолжится именно в этом направлении?
Я думаю, что трансформация продолжится. Сейчас много тех, кто основывает свои статьи на неподкрепленных фактах, пытаясь создать какую-то сенсацию. Остается только надеяться, что и в моем поколении еще остались очень хорошие, честные журналисты, которые действительно делают качественные репортажи, основанные на фактах. Надеюсь, что такие материалы будут тоже вызывать интерес.

Кто ваши любимые авторы в спортивной журналистике?
Не могу назвать кого-то одного, я вижу, как работают мои коллеги на «Матч ТВ», например, мой утренний соведущий Андрей Романов. Он делает очень классные фильмы о лыжных гонках и биатлоне, действительно этим живет, и я знаю, что он честен, он за правду, и ему можно доверять. Такие люди, как Андрей, или, например, Илья Трифанов, который тоже делает прекрасные передачи, очень вдохновляют.

Интервью с телеведущей невозможно без вопроса о смешных ситуациях в эфире – случались?
Случались. Меня очень легко рассмешить. Как-то в эфире шел сюжет, со мной был второй соведущий Миша Поленов, который с присущей только ему интонацией так прочитал закадровый текст, что меня от этого, извините, «пробило на хи-хи». Я поняла, что не могу остановиться, а следующее включение из студии было моим. Начала рассказывать что-то и поняла, что меня буквально душит смех. Тогда я выдавила: «Миша, прости, продолжай ты». В тот момент я не могла говорить, у меня буквально текли слезы. Думала, меня «убьют» после эфира, но шеф-редактор тогда сказал, что все получилось очень жизненно и зритель поймет. А сейчас я уже научилась себя контролировать в кадре.

Вас задевает, когда телеведущих называют «говорящие головы», «читающие по бумажке»?
Мне кажется, такие слова задевают тех, кого это касается напрямую, если это «больное место» диктора. Меня это не обижает, поскольку я участвую в создании выпуска, пишу текстовые подводки и вообще нахожусь «в теме».

Что обычно делаете, когда разговор с собеседником не складывается или идет не так, как вам бы хотелось?
Проблема утренних эфиров скорее в том, что к нам приходят люди, которые еще не проснулись и которых надо расшевелить. В таких случаях обычно пытаешься до программы поговорить с гостями и настроить их на нужную волну. Иногда бывает, что за кадром люди общительные, а когда включается камера, они отказываются продолжать в том же духе, приходится вытаскивать из них интересную информацию. С этим сложно бороться. Есть и слишком говорливые собеседники, которых приходится подавлять, потому что в прямом эфире режиссер может не успеть «запикать» речь гостя. (Улыбается.)

Кого бы вы хотели пригласить на свой прямой эфир?
Наших горнолыжников, например, Сашу Хорошилова. Это очень интересные и скромные ребята, совершенно не избалованные вниманием. Я вообще фанат горных лыж, мне хочется о них рассказывать зрителям.

Сами тоже катаетесь на горных лыжах?
Да, у нас вся семья катается. Меня дедушка поставил на горные лыжи в 4 года. В чем их главный драйв? В скорости! Ты мчишься, ты свободен… Прекрасные ощущения, когда летишь по долгой трассе. Вокруг природа. Не понимаю людей, которые катаются с музыкой в ушах, потому что, во-первых, это опасно, а во-вторых, важно же услышать шум ветра.

Назовите трех самых харизматичных спортивных журналистов на данный момент?
Дмитрий Губерниев. Думаю, тут не нужно аргументировать почему. Евгений Савин – это такая быстрая трансформация из футболиста в телеведущего. Он востребован, он узнаваем, он молодец! И третьим я назову Дмитрия Занина, потому что этот человек стал для меня открытием. Честно говоря, я за ним не следила на «России-2». Но, увидев его репортажи на «Матч ТВ», сразу поняла, что он крут. Дима – самый настоящий журналист, он залезает в любые места, если они нужны ему для съемки. Посмотрите его репортажи и поймете, почему он один из самых харизматичных журналистов.

Самый ценный совет в профессии, который вы получили от дедушки?
Наверное, самым ценным был его личный пример. Не могу вспомнить каких-то конкретных советов, но я наблюдала его отношение к жизни, к семье и к профессии, и для меня оно было и остается идеальным.

Связь поколенийВ 2015 году вы выпустили книгу «Владимир Маслаченко. Спорт – это искусство, спорт – это жизнь». Что было самым сложным при ее составлении?
Самым сложным было решиться на эту работу. Издательство хотело выпустить книгу о дедушке, и они обратились ко мне. Я очень долго пыталась ее начать, потому что не представляла, как вообще можно сделать такую книгу, что надо для этого предпринимать. Спасибо семье за поддержку, они подбодрили, придали мне уверенности в своих силах. Я решилась, взяла одно интервью, второе, стала их расшифровывать и постепенно «пазл» начал складываться. В этой книге собраны интервью людей, которые знали дедушку: кто-то с ним вместе работал, кто-то выходил на футбольное поле, как Валерий Рейнгольд. Я очень счастлива, что в книге есть воспоминания Нины Ереминой, которой, к сожалению, уже нет с нами. Также там есть его близкие друзья Петр Спектр из «МК» и Валера Чумаченко. Дедушку окружало очень много знакомых, но близких друзей у него было очень мало, и я рада, что они согласились принять участие в создании этой книги.

Из личного опыта могу сказать, что с вратарями не бывает плохих интервью. Каким образом выбор амплуа голкипера сказался на характере Владимира Никитовиича?
Наверное, это лучше спросить у моей бабушки Ольги Леонидовны, которая с ним прожила всю жизнь и видела всю эту трансформацию. Вратарь – это человек, который оберегает свою команду от неприятностей, и я могу сказать, что в жизни он был таким же надежным – это была наша каменная стена.

Вы разделяли какое-либо из его неспортивных увлечений — тот же джаз?
(Улыбаясь.) Приходилось разделять, потому что джаз часто играл у нас дома. Мы с ним слушали музыку, много пели. Вы бы слышали, как он исполнял французские романсы! Но в основном в его увлечения входил спорт во всех своих проявлениях.

Французский он выучил, потому что надо было работать со сборной Чада?
Да, добровольно выучил этот язык перед работой со сборной Чада буквально за 4 месяца. Дедушка вообще мог на всех языках что-то сказать, у него была феноменальная память, он все схватывал на лету и мог объясниться в любой стране.

Что, на ваш взгляд, способствовало формированию его комментаторского стиля и языка: живой ум, жизненные наблюдения, увлечение джазом?..
Он не играл, он таким был и в жизни. Дедушка никогда не сидел на месте, всегда всем интересовался. Он знал, чем жила молодежь, освоил компьютер, имел представление о современных молодежных музыкальных группах. Он всегда пытался понять, чем мы живем, и никогда не говорил: «А вот в наше время было по-другому». Это помогало ему двигаться вперед, сохранять интерес к жизни, благодаря чему и в 70 с лишним лет он оставался интересен окружающим людям. У него не было никакой звездной болезни, хотя его везде узнавали. Он со всеми общался, никому не отказывал в интервью, буквально каждый день нам звонили по телефону и брали комментарии.

Какие качества вам передались от Владимира Никитовича?
Дедушка – это уникальное явление, поэтому я не хочу даже близко сравнивать себя с ним. Лично для меня он – эталон! Бабушка говорит, что я такая же упертая, как и он. Если мне что-то придет в голову, то я буду это делать. Вот и дедушка был таким же, с ним было очень сложно спорить, если он что-то намечал сделать – делал.

Читал, вы наметили водить машину и до сих пор любите это делать. Неужели стоять в московской пробке приятней, чем спуститься в метро?
Машина была моей мечтой! Я лет с одиннадцати хотела сесть за руль. И с нетерпением ждала совершеннолетия. С какого раза сдала на права? С первого, но я долго готовилась, много ездила с инструктором..
Я обожаю водить машину, скучаю по ней, когда уезжаю в отпуск. В день эфира я встаю в 4 утра, поэтому на работу доезжаю без пробок. Мотаться по городу мне тоже удобнее на машине, больше успеваю. Да и не всегда Москва стоит. А еще у меня двое детей, автомобиль очень упрощает нам жизнь (улыбается).

На тест-драйвы машин для журналов не звали?
Пока нет, но, можно, с помощью вас обращусь: пожалуйста, зовите меня на такие мероприятия, я люблю скорость!

На «Матч ТВ» вы часто ведете утренние эфиры, кроме того, вы – мама двоих малышей. Как компенсируете проблему нехватки сна?
Знаете, это моя больная тема. Я все время подсчитываю, сколько времени уходит на сон (Смеется.) Нервничаю, если не удается набрать 8 часов. Наш эфир заканчивается в 9 утра, после чего я стараюсь успеть сделать все дела, чтобы вечером забрать ребенка из садика. И максимум, что я могу, – поспать днем несколько часов, пока старшая в садике, а младший спит дома.

Дайте пару советов нашим читательницам по правилам здорового образа жизни и ухода за собой.
Пожалуйста, не сидите на диетах! Кроме того, что вы будете злиться на себя и нервничать, ничего хорошего это не принесет, растолстеете опять. Надо просто меньше есть мучного, питаться в свое удовольствие, не объедаться. Кроме того, как это ни банально, занимайтесь спортом. Не обязательно «убиваться» в спортзале, достаточно трижды в неделю хотя бы по полчаса уделить ему время. Я сейчас хожу на растяжку, пытаюсь сесть на шпагат и могу сказать, что это то, что нужно девушкам для осанки, грации и отличного самочувствия! Так что все – на растяжку, и не ешьте булки! ■

 текст:  Евгений Мохов, фото:  из личного архива Юлии Маслаченко