Товарищ политрук • elitniy.ru

Товарищ политрук

Товарищ политрукС позиций сегодняшнего дня и реалий прошлого, приоткрытых историей, словосочетание «замполиты, политруки, но по-прежнему – комиссары» может вызвать самые разные эмоции – от любви до ненависти. Рядовым фронтовикам зачастую казалось, что агитаторы даром едят военный хлеб, и не всегда их подозрения были ошибочными. В то же время известны имена замполитов и политруков, которые были для солдат и командирами, и воспитателями – они же в экстремальной ситуации заменяли выбывшего из строя командира и смело, порой фанатично, вели бойцов за собой в наступление. Сергей Иванович Рогожников – один из таких героев.

Сергей Иванович, когда вас призвали на фронт?
Я родился в 1920 году в городке Лысьва Пермской области. Закончил 7 классов школы (а тогда ведь не было 10-летки) и пошел в школу ФЗУ местного завода. В 1937 году уже получил квалификацию «слесарь 4 разряда». Работал по специальности, еще и в заводском комитете занимался профсоюзными кадрами. Потом был инструктором слесарного дела в школе ФЗУ, ремонтировал металлорежущие станки. А в 1940 году меня призвали в армию. До июля 1941 года я обучался в школе младших командиров в 77-м отдельном саперном батальоне 3-й стрелковой дивизии. А с июля 1941 года по март 1942-го проходил службу уже в должности замполитрука роты в том же батальоне, на Дальневосточном фронте.

Где встретили начало войны?
Под Благовещенском, в селе Поярково на реке Амур. От того, что бои шли на западе, а над Амуром стоял относительный покой, было не легче.

Потом, как я понимаю, вы окончили партийную школу?
Да, в 1942 году я окончил дивизионную партийную школу при политотделе своей дивизии. Какое-то время был ответственным секретарем первичной комсомольской организации 5-го батальона в Куйбышевском дальневосточном военно-пехотном училище и секретарем комсомольского бюро стрелкового батальона 18-й стрелковой бригады в Хабаровске. В марте 1944 года поступил слушателем в казанское военно-политическое училище по подготовке пропагандистов и окончил его в январе 1945 года. До июня 1945-го был агитатором 547-го стрелкового полка 127-й дивизиона 1-го Украинского фронта. Со своим полком побывал в Польше, Германии и Чехословакии.

О военном времени Сергей Иванович не любит подробно рассказывать и детали своей фронтовой биографии набрасывает скупыми мазками. А рассказать ему есть что. К примеру, в представлении к награждению Сергея Ивановича Рогожникова орденом Отечественной войны II степени сказано: «За время пребывания в полку т. Рогожников показал себя как знающий свое дело политработник. Он сумел организовать агитмассовую работу в наступательных боях так, что все боевые задачи, стоящие перед полком, были выполнены.

Кроме того, он личным примером воодушевил своих работников на выполнение боевых задач. В боях за село Цербау он первым ворвался в село, где противник перешел в контратаку. Боец Рогожников личным примером воодушевил бойцов и контратака была отбита».

Знаю, что вы и во взятии Берлина участвовали?
Да, задачей нашего 1-го Украинского фронта было пройти к южной части Берлина. А центр города брал 1-й Белорусский фронт. Мы форсировали приток Одера, где сейчас проходит граница между Германией и Польшей. Мы начали наступление 16 апреля, а закончили только 2 мая, и бои были очень тяжелыми. Во время одного из них я был ранен – снаряд разорвался рядом. Хорошо, что осколки пошли вниз, а не вверх, иначе бы все…

Шинель была как решето. Меня отправили в госпиталь, сделали операцию на ноге. А через несколько дней я выглянул в окно госпиталя, увидел машины с советскими солдатами, вышел из больницы и поехал к своим продолжать воевать.

Что было самое сложное во взятии Берлина?
Уличные бои. Берлин был окружен семью кольцами обороны немцев, и там сражались насмерть не только взрослые, но и мальчишки-подростки, которые забрасывали наши танки фауст-патронами.

День Победы встретили в Берлине?
Нет, когда 2 мая немцы прекратили огонь, нам дали приказ – двигаться на Прагу. Там тоже шли бои. Помню, была весна, и у чехов были уже распаханные поля, которые мы испортили своими танками. Я еще подумал, не обиделись ли они на нас за это.
Когда 9 мая мы ворвались в Прагу, то узнали, что фашисты побеждены. Но для меня и моих товарищей война на этом не закончилась. Многие немецкие части продолжали сопротивляться, и мы снова шли в бой, пока окончательно не добили фашистов.

Чем вы занимались после войны?
Работал пропагандистом 943-го полка псковской краснознаменной бригады и начальником дивизионной школы 62-й зенитной артиллерийской дивизии 3-й гвардейской армии. Потом окончил 10 классов при доме офицеров советской войсковой части оккупационных войск в Германии.

А как вы оказались в Ярославле?
С февраля 1953 года я проходил службу в должности пропагандиста политотдела ярославского областного военкомата. Отработал 8 лет, параллельно окончил педагогический институт, работал заместителем секретаря партийного комитета (так раньше назывались политотделы) в военно-финансовом училище. В 1968 году я покинул училище и следующие 3 года трудился в Германии заместителем начальника по политической части 120-го бронетанкового ремонтного завода. Уволился в запас в звании полковника и долгое время преподавал в том же военно-финансовом училище, а потом и в ЯГПУ. Состоял в ветеранских организациях, занимался общественной работой.

Что было для вас самым интересным в службе?
Самым интересным и сложным было переходить с одного рода войск на другой. Например, освоить оружие в артиллерии было просто, а вот подготовить расчет для стрельбы на дальнюю позицию для меня являлось уже более сложной задачей.

Или вот был случай в танковых войсках. В один из выходных дней не хватало солдат для обслуги, и командир полка заставил всех офицеров надеть комбинезоны и залезть под танки. Вот так я и освоил эту технику. И так часто было: только чему-то одному научишься, перебрасывают на другое: военкомат – военное училище – бронетанковый завод… Тяжело было переходить. Но интересно. Тем более что по службе вместе с семьей всю страну исколесил: Свердловск, Благовещенск, Хабаровск, Белогорск, Казань, Каменка, Германия, Ярославль…

Разговор прерывается звонком мобильного. Немного поговорив по телефону, Сергей Иванович объясняет:
Из школы звонили. Просят выступить с лекцией о войне.

Наверное, часто приглашают?
Конечно, но тут все зависит от возраста ребятишек. Пятиклассникам рассказываю о войне совсем другим языком, чем старшеклассникам.
Судя по вашему рабочему столу, вы и сейчас, в 93 года, стараетесь следить за новостями.

Да, смотрю все новости по телевизору. А вот много газет читать уже не могу, зрение не то. Поэтому читаю только «АиФ», «Советскую Ярославию», «Городские новости» и «Российскую газету». Раньше еще нравился «Северный край», но его закрыли.

Что больше всего цените в прессе?
Я люблю объективность. Вот «Аргументы недели» мне нравятся. Они вообще молодцы – не боятся критиковать правительство и при этом пишут объективно.

 текст: Евгений Мохов  |  фото: Дмитрий Савин