В РЕЧНОМ РЕЖИМЕ • elitniy.ru

В РЕЧНОМ РЕЖИМЕ

В РЕЧНОМ РЕЖИМЕ

Яхты – популярное увлечение обеспеченных ярославцев. Но лишь малая часть судов бывала в дальних путешествиях. Известны и популярны маршруты в сторону Рыбинского моря и Костромских разливов, реже – до Самары или Казани. Ходить дальше не позволяет отсутствие заправок, да и не ясно, что там творится на дальних реках и озерах. Иван Малов и Валерий Козин на лодке Delta 40 прошли по уникальному маршруту: из Углича через Волго-Балтийский канал до Архангельска и обратно через Беломорканал и Онежское озеро.

Всего пройдено 3000 километров, – начинает рассказ Валерий Козин. – Мой друг Иван Малов – мастер спорта, семикратный обладатель Кубка России по аквабайку – много лет увлекается яхтингом. Он предложил вместе пройти через Архангельск и Мурманск до норвежских портов. В качестве репетиции в мае этого года мы отправились до Архангельска и обратно. У Ивана большой опыт речных путешествий, а для меня этот поход был первым. С первой минуты я осваивал навыки судовождения, учился разбираться в правилах движения по рекам. Правда, экстремальным водным спортом я занимаюсь давно, участвовал в чемпионатах по аквабайку.

Река Сухона судоходна только в период своего полноводья – весной, когда ее наполняют растаявшие снега. Летом здесь сплошные пороги, и на моторных средствах передвигаться небезопасно. По Сухоне много лет сплавляли лес, и старые бревна периодически всплывают. Здесь опасно, но безумно красиво! Именно Сухона определила время путешествия – май, когда льда уже нет, а река все еще полноводна.

В РЕЧНОМ РЕЖИМЕ

14 мая путешественники вышли из Углича по Волге в направлении Рыбинского водохранилища. Оттуда отправились в сторону реки Шексна, которая является частью Волго-Балтийского канала. Шексну и Сухону соединяет Северо-Двинский канал, а Сухона – это уже выход в Северную Двину. Рукой подать до Архангельска – промежуточной цели путешествия.
– Мы ночевали на яхте, вставали рано и в 6 утра уже отправлялись в путь, – рассказывает Валерий. – На открытых и спокойных водоемах управлять может один человек, но немало мест, где справиться можно только вдвоем. Для Сухоны, Северной Двины нет карт с обозначением глубин и судового хода. Приходилось полагаться на интуицию и зрение.
Свой маршрут Валерий и Иван проходили практически в спортивном темпе, но не забывали поглядывать по сторонам. На северных реках много мест, к которым сложно подступиться с суши: нет деревень и, тем более, дорог. Глушь, кругом болота, и увидеть нетронутую природную красоту удается лишь местным рыбакам да тем, кто сплавляет грузы по рекам.
– Там красивейшие места, – делится впечатлениями Валерий. – Когда мы проходили по Сухоне, за нами по берегу бежал лосенок. Красивый город Тотьма, Великий Устюг, который преображается на глазах. И церкви, церкви, церкви! Сам я родился в Мурманске, мои предки родом из Вологодской области. И для Ивана эти места тоже значимы – в Архангельске мы встретили судно «Василий Малов», названное в честь его двоюродного деда, бывшего начальником Северо-Западного речного пароходства.

Погода с каждым днем улучшалась. За пару дней до прихода катера в Архангельск прогноз обещал до минус 4, но, когда путешественники прибыли в город, градусник показывал плюс 20.

– Следующим пунктом нашего плана значились Соловецкие острова, – продолжает рассказ о путешествии Иван Малов – Еще с вечера мы обсудили с капитанами стоящих рядом судов, какие на этом этапе есть нюансы. Моря здесь охраняются пограничниками, но главное – погода. Сильный ветер на Белом море моментально превращается в шторм. Нам повезло: добрались до Соловков за 5 часов. В пути немного штормило, кое-где виднелись каменистые мели, на берегу лежал снег, а на камнях грелись тюлени.
Мужской Соловецкий монастырь был основан почти 600 лет назад. За это время он успел побывать очагом сопротивления церковным реформам Никона, пограничной крепостью, тюрьмой и лагерем особого назначения. Здесь путешественников накормили, и они отправились дальше – в Беломорск, ворота Беломорканала.
– Про Беломорск мы слышали немало настораживающих фактов, – вспоминает Валерий. – Нам рассказывали, что уровень преступности там зашкаливает. Еще до прибытия в город за нами гнались подозрительные люди, правда, достать так и не смогли. Только на берегу выяснилось, что это был спецкатер пограничных войск. Силовики представились и рассказали, что были сильно удивлены нашим здесь появлением. По поводу Беломорска успокоили, сказали, что в городе тихо.

В РЕЧНОМ РЕЖИМЕ

Про Беломорканал, построенный заключенными, слышали все. Но не каждый представляет себе, как он выглядит на самом деле: это вовсе не узкая водная дорога, а сложнейшая система шлюзов.
Общая длина канала составляет 227 километров, из них 48 – искусственный путь. В систему входят 19 шлюзов, 15 плотин, 51 дамба, 12 водоспусков и другие гидротехнические сооружения. Южный, онежский склон канала – самый крутой: на нем расположено 7 шлюзов. Теплоходы, следующие от Онежского озера на север, поднимаются по «лестнице» на высоту 70 метров. Спуск в Белое море более пологий – 12 шлюзов опускают теплоход к Беломорску на 102 метра.
– Прибыли в Беломорск 18 мая, запросили шлюзы, но нам ответили, что навигация начнется только 20 числа, – рассказывает Иван Малов. – Мы провели свободное время у причальной стенки: отдыхали, любовались плавающими вокруг тюленями. Рано утром 20-го вошли в шлюзы и стали первыми, кто прошел Беломорканал в сторону Онеги в эту навигацию.
За 12 часов яхта Малова и Козина преодолела все 19 шлюзов Беломорканала.

В РЕЧНОМ РЕЖИМЕ

Судовой журнал
14.05   Вышли из Углича по Волге на Череповец, прошли Шексну. Шлюз в Шекснинское водохранилище. Встали на ночевку
15.05   В деревне Топорня шлюзовались в сторону Северо-Двинской системы. Дошли до Сухоны и встали, не доходя до Тотьмы
16.05   Прошли Тотьму, Великий Устюг, Котлас. Вошли в Северную Двину и встали на стоянку
17.05   Дошли до Архангельска
18.05   Дошли до Соловков, вечером были в Беломорске
19.05   Ждали открытия шлюзов в Беломорске
20.05   Прошли Беломорканал
21.05   Вошли в Онежское озеро
22.05   Вернулись в Углич

– Совершенно потрясающие сооружения, особенно если представить, что все это строилось руками, – вспоминает Валерий. – Каждый шлюз поднимает или опускает судно на несколько метров. Камеры узкие, рассчитанные на ширину теплохода или баржи. Для моторных яхт здесь места с избытком, но в момент наполнения водой шлюз превращается в аэродинамическую трубу. Судно швыряет из стороны в сторону, и, чтобы не повредить его, надо швартоваться к стенкам шлюза.

Все шлюзы на канале разные. Есть высокие, размером с 5-этажный дом, и совсем маленькие. Современные, оснащенные поплавками и те, где просто стравливаешь веревку при спуске или подъеме.
– Проблем при прохождении у нас не возникло, но и рутиной 19 шлюзов Беломорканала не назовешь, – говорит Иван. – Кстати, шлюзы работают круглосуточно по мере прохождения судов, и сама операция бесплатная. Впечатления сильнейшие! Меня восхитила грандиозность канала: трудно себе представить, как с минимальной механизацией, руками людей, все это удалось построить. Здесь гибли тысячи заключенных. Не знаю, как описать это чувство: гордость и горечь одновременно.

В РЕЧНОМ РЕЖИМЕ

При входе в Онежское озеро нужно обязательно сообщить, в каком направлении пойдешь. В непогоду разрешение на вход могут просто не дать. Дело в том, что шторма здесь бывают серьезные, и нередко корабли терпят бедствие. Команде повезло: прошли без проблем и заправили резервуары чистейшей озерной водой.

Если в Архангельск «Дельта» шла дикими местами, то возвращение обратно в Углич, начиная с Онеги, – сплошные «пробки». По загруженной водной артерии постоянно курсируют баржи, большинство шлюзов на этом участке Малов и Козин проходили вместе с пассажирским лайнером «Кронштадт», который направлялся из Санкт-Петербурга в Москву.
– На реке особый ритм жизни, – рассуждает Иван. – Такой же неторопливый, как течение воды. Грузы идут неделями, торопиться некуда, все спокойны, и даже намека нет на хамство и дергания. Легко рождается взаимное доверие, можно остановиться, поговорить, узнать, чем живут местные.
Бумажной волокиты не реке тоже не было. Документы, подтверждающие право собственности на яхту, разрешение на судовождение – вот и все необходимые документы. Разве что выход в Белое море сопровождался оформлением дополнительных бумаг.

После прохождения Вытегры с ее многочисленными шлюзами путешественникам оставалось сутки идти до конечной точки маршрута – Углича. В конце не обошлось без происшествий.
– Мы подходили к Мышкину на хорошей скорости, – вспоминает Валерий, – и увидели на берегу людей, они отчаянно махали руками. Посреди реки, держась за тонущую лодку, бултыхался посиневший от холода человек. Развернулись, бросили веревку, спасли. Выяснилось, что нетрезвый мужчина решил переплыть Волгу, но что-то пошло не так. В холодной воде он мог запросто погибнуть. Поблагодарил нас, обещал бросить пить.

В РЕЧНОМ РЕЖИМЕ

Реально ли отправиться в путешествие по северным рекам и каналам всей семьей?
– Думаю, что да, – отвечает Валерий Козин. – Но только если вся команда будет настроена на активный отдых. Наш маршрут был опасным: мы могли запросто «поймать» бревно, пробить борт, повредить винты, да все что угодно! В Белом море, когда шли уже полтора часа, а впереди оставалось еще 2 часа, начался шторм. Пришлось сбросить ход и двигаться на малой скорости. Вокруг на многие километры ни одного судна, и понимаешь, что в случае чего помощи ждать не от кого.
Но и результат, согласитесь, стоит того: 9 дней восторга, восхищения и гордости за себя. Бескрайние просторы, дикая природа, грандиозные гидротехнические сооружения, вода, ветер и солнце. По возвращении всего этого сильно не хватает, начинаешь скучать.
Путешествуйте, друзья! Не откладывайте.

 текст: Антон Будилин  |  фото: Валерий Козин