Закат однополярного финансового мира • elitniy.ru

Закат однополярного финансового мира

Закат однополярного финансового мира

Что происходит с мировой экономикой? Насколько обосновано понижение кредитного рейтинга США? Можно ли назвать панику на фондовых рынках верным признаком очередной волны кризиса? Эти и другие вопросы задают сегодня как обычные люди, так и признанные гуру в сфере финансов и экономики. Попробуем на них ответить и поделиться своим мнением.

Падение продолжается
Наше глубокое убеждение состоит в том, что ситуация на мировых фондовых рынках – это продолжение, «развитие» финансово‑экономического кризиса сентября 2008 года. Это очередной этап системного долгосрочного кризиса, случившийся в Соединенных Штатах. Такой диагноз еще 3 года назад поставили ведущие экономисты мира, в том числе русские. Америка несколько десятилетий жила в долг, ее расходы значительно превышали собственные доходы. Отсюда колоссальное обесценивание доллара, которому пытаются помешать управленческими, организационными и прочими методами, принуждая союзников поддерживать американскую валюту. К сожалению, в этом участвует и Россия.
Вообще, согласно научной экономической доктрине, долгосрочный кризис имеет 3 стадии. Первую стадию мы лицезрели в 2008–2009 годах, когда произошел мгновенный обвал акций самых крупных мировых корпораций и ведущих банков Америки. Одним из них оказался Lehman Brothers. Активы этого банка составляли 700 млрд. долларов. Это огромная сумма, она эквивалентна стоимости активов всей банковской системы России.
Если корпорациями, банками, властью не принимаются действенные меры оздоровления экономики, кризис перетекает во вторую стадию и становится кризисом производства. Ведь предприятия всегда нуждаются в финансовой подпитке, «подкредитовке», а банки не могут им дать денег – их попросту нет. Далее наблюдается падение объемов производства, банкротство множества предприятий, рабочая сила выбрасывается на рынок труда. Создается угроза колоссальной безработицы, которую в Европе и Америке боятся больше социальных революций. И если снова продолжается неэффективное управление экономикой, кризис переходит в стадию социального, бюджетного.
Третий этап характеризуется тем, что предприятия заметно сокращают производство продукции из-за острой нехватки оборотных средств, происходит уменьшение прибыли, налоги катастрофически уменьшаются. Бюджет в итоге оказывается нищим, зарплату служащим бюджетных организаций нечем платить, что, в свою очередь, ведет к социальным протестам и непредсказуемым последствиям. Для России это особенно актуально – в нашей стране насчитывается 30 млн. бюджетников.
Сегодня, помимо кризиса производства, мы начинаем ощущать нарастание кризиса бюджетного. Мы чувствуем это в России и Ярославской области. Один из примеров – бюджет Тутаевского района на 2011 г. Он равен примерно 1,25 млрд. рублей. Из них собственные налоговые поступления составляют меньше 200 млн. рублей. Остальное – помощь из областного бюджета в виде субвенций, дотаций, субсидий, целевого финансирования. Еще хуже ситуация в Угличском районе, где почти полностью уничтожена промышленность. А ведь бюджет, прежде всего, основывается на налогах, получаемых с промышленных предприятий, – налогах на прибыль, имущество, НДС.

Золото как индикатор
С конца 2010 года на фондовом рынке огромными темпами стала расти стоимость золота. Этот драгоценный металл – 1000-летний индикатор экономики. Чем хуже ситуация на фондовых рынках, тем выше цена на золото. За короткий промежуток времени его стоимость выросла с 1300 до 1900 долларов за унцию. Вот вам эквивалент кризиса. На фондовом рынке США в июле-августе суточное падение индексов NASDAQ и Dow Jones составило 4–4,5 %. Это огромный объем.
Что является факторами ослабления доллара? Прежде всего, у него нет содержательной базы. В 1971 году по итогам Бреттон-Вудского соглашения было отменено его обеспечение золотом, доллар, по сути, стал просто зеленой бумажкой. Но проблема в том, что государственный долг США уже превышает 50 трлн. долларов, а Америка продолжает выпускать ничем не подкрепленную валюту, а все ВВП США имеет 13,5–14,5 трлн. долларов. По укрупненным оценкам разных групп экономистов, по миру сегодня «гуляет» свыше 600 трлн долларов. Доллар, рубль или любая другая валюта, по нашему убеждению, будут сильны тогда, когда подкрепляются реальной товарной продукцией. Считаем, что рубль сегодня недооценен приблизительно в 1,5–2 раза. Реальная цена доллара – 17–18 рублей. Кстати, госдолг России был сокращен примерно до 48–50 млрд. долларов, но зато крупные российские корпорации имеют задолженность в 560–600 млрд. долларов. Это тоже наш долг, и за него нужно расплачиваться. Через удержание доходов граждан, работников – другого пути нет.
Третий фактор ослабления американской национальной валюты – астрономические военные расходы США. Они выросли с 323 млрд. в 2000 году до 630 млрд. долларов в настоящее время. Бюджет Пентагона превышает суммарные военные расходы всех развитых стран. Далеко не риторический вопрос: против кого этот военный бюджет? И здесь подтверждается историческая, диалектическая дилемма: когда нарастают проблемы в экономике, лучший выход – объявить войну. Войну, в первую очередь, в финансово‑экономическом смысле. Когда огромные деньги идут в оборонный комплекс и тот начинает вытягивать за собой из финансовой трясины другие отрасли экономики. Но экспансия и гонка вооружений бесконечно продолжаться не могут.
Кризис, начавшийся в 2008 году, наиболее трезво оценил французский президент, консерватор Николя Саркози. Он провозгласил доктрину неокапитализма: усилить контроль за банками и финансовыми операциями, усилить государственное регулирование экономики, найти новый баланс между государством и рынком. Он прямо заявил, что идея «рынок всегда прав» – безумна. В целом Европейское экономическое сообщество квотирует дефицит бюджета стран-участниц, производство важнейшей продукции, дотирует затраты сельхозпроизводителей и транспортных корпораций. Кстати, Европа, сегодня стремящаяся к единству, использует лучшие формы планирования и регулирования, которые существовали в СССР. Планка по квотированию дефицита бюджета во всех странах Европы составляет 3 %. Это плановое задание. Те страны, которым предлагают урезать свои расходы, например, Греция, терпят финансовый крах. И Америка в 2008 году национализировала гибнущие корпорации за счет госбюджета, чтобы потом по мере улучшения ситуации вернуть их в частный сектор. Никто в Америке не пикнул о либерализме в экономике. Спасаться надо было.

Учиться самим и у других
Standard & Poor’s понизило кредитный рейтинг США, и следует отметить, что компании и банки были к этому готовы. Эксперты считают, что могло быть большее снижение. Снижение рейтинга повлияло на фондовый рынок, но не было обрушающего эффекта, был спонтанный сброс акций. Однако серьезность ситуации косвенно подтверждается тем, что тот же Николя Саркози после этой новости срочно прервал свой отпуск и провел совещание правительства. Франция была следующей в очереди на понижение рейтинга. Для нее это было чревато более жесткими последствиями. Говорю об этом потому, что именно Франция плюс Германия являются моторами Европейского Сообщества. Ведь лозунг о Соединенных Штатах Европы, о котором еще в 1913 году писал Владимир Ульянов‑Ленин, жизнеспособен.
Для России хорошим примером преодоления кризисных явлений может служить Китайская Народная Республика. Здесь еще в 2008–2009 годах произошла полная мобилизация ресурсов и переориентирование инвестиций на внутреннее потребление, перевод более 50 млн. трудоспособного населения в сельскую местность. Принятые меры, в первую очередь, мощная поддержка АПК и строительной отрасли, помогли добиться темпов роста экономики в кризисные годы на уровне 8–9,5 %. Такие темпы не снились ни Америке, ни Европе. Но самое главное, в Китае был сделан акцент, о котором говорил еще Конфуций: вкладывать нужно в развитие человека, который сам будет развивать общество и государство.
Доллар останется мировой валютой на ближайшее время. Но, несомненно, он свою историческую роль уже отработал. Вероятно, появятся межрегиональные валюты, например, южноазиатский образно говоря «юань-евро». Сам евро по сравнению с долларом имеет лучшее наполнение, более устойчив. И России давно пора начинать укреплять рубль как межрегиональную, затем континентальную валюту и одну из мировых валют. Но пока ни мы, ни Китай, накопивший свыше 2 трлн долларов, не заинтересованы в том, чтобы потерять долларовые активы. Однако в то же время РФ не исповедует твердо национальные интересы и хранит накопленный капитал в американских банках и американских казначейских обязательствах под максимально дешевые проценты, а китайцы скупают по всему миру предприятия, горнодобывающие шахты, вкладывают деньги в ЮАР, Кении и других странах. В той же Греции на 20 лет был взят в аренду порт Афины-Пирей с обязательством вложить в его развитие и реконструкцию 1 млрд. долларов. Греции эти деньги ох как нужны, а китайцы избавляются от ослабевшей валюты. В КНР, помимо внешней экономической экспансии, делают колоссальные вложения и в свою экономику. Покупают лицензии, технологии. А там, где не получается приобрести, используют промышленный шпионаж. Яркий пример – производство «внедорожников». Сначала китайцы освоили первичное производство автомобилей для внутреннего рынка, затем стали делать «внедорожники» уже среднего качества и готовятся выйти на мировой уровень. Интересно, что первичные кадры инженеров, машиностроителей, энергетиков КНР дала при Сталине именно Россия.
Для России архиважно восстановление уровня объемов производства в СССР уровня 1991 года. Мы пока вышли на уровень 70–73 %. За время либеральных реформ в Ярославской области локализовано 35 промпредприятий, стройтрестов и организаций и в целом около 77 тысяч рабочих мест. По сравнению с советским периодом заметно увеличил объем производства только «Ярославский технический углерод» благодаря грамотной политике руководителя завода Вадима Орлова.
Чтобы рубль не обесценивался, нужно вкладывать инвестиции в реальное производство, определить в каждом регионе 2–3 «звездочки», точки роста, начиная с поддержки оборонного комплекса. ВПК концентрирует в себе самые лучшие отечественные технологические достижения. Нам необходимо стремиться стать не сырьевой державой, а мировой фабрикой, как Китай или Индия. России нужно разумное координирование и регулирование, а не уход правительства из экономики. Нужен мобилизационный план концентрации ресурсов на основных направлениях. Нам нужно мощное машиностроение, экспорт машиностроительной, научно-технической продукции. Нам нужно опережающее научно-экономическое развитие. Не догонять Америку надо, мы убеждены в этом, надо опередить ее в развитии. Сначала на базовых направлениях, а потом на всех остальных. В России для этого есть все. Базовый рычаг определен: это инновации, то есть инвестиции в научно-технический прогресс, и, в первую очередь, в систему комплексного образования.
Это тяжелейшая работа. Но здесь уместно вспомнить крылатую фразу графа Бестужева из знаменитого фильма о гардемаринах: «Я отличаюсь только тем, что сначала работаю на Россию, а затем и на себя».

Послесловие
История не стоит на месте. Она находится в движении, развитии. В текущий момент в России наблюдаются закономерные государственные и финансово‑экономические противоречия, нет долгосрочной концепции развития экономики, государства и общества. Какое государство мы строим – социальной справедливости? Или… Однако мы убеждены в том, что Россия как уникальнейшая, самобытная страна обладает не только природными, но, прежде всего, человеческими ресурсами.
Нам нужно восстановить, воссоздать эффективное управление и экономикой, и государством (обществом). Вернуть эффективнейшее комплексное образование специалистов и промышленных рабочих. Необходима научная организация и дисциплина производства. Осваивая опыт других, надо делать лучше, опережать. Базовый рычаг определен: это модернизация экономики, инновации, то есть инвестиции в научно-технический прогресс, он, в первую очередь, нужен системе образования. Мы вошли в XXI век, а это век качественного индустриально-информационного развития. Нам надо сформировать новое поколение молодежи, которое даст интенсивное, скачкообразное развитие экономики, регионов, городов и всей страны, даст развитие промышленных предприятий сельхозпроизводству, малому и среднему бизнесу. Надо создать новое, преданное нации поколение образованных руководителей-патриотов. Тогда мы выполним долгосрочную программу опережающего развития.