Женского ума дело • elitniy.ru

Женского ума дело

Женского ума дело

В наши дни прекрасный пол все реже называют слабым. Бизнес и власть, спорт и наука – пожалуй, нет такой сферы, где женщины не добились бы успеха. Так, конечно, было не всегда. Еще полтора века назад не только карьера, но даже образование считалось для русских барышень запретным плодом. Впрочем, как мы знаем из истории, женщин редко останавливали подобные запреты.

Под покровительством императрицы
Так уж повелось, что главные роли на исторической сцене веками играли мужчины. Для женщин, будь то барышня или крестьянка, общество оставляло лишь скромное амплуа матери и домохозяйки. Лишняя ученость для потенциальной невесты считалась абсолютно бесполезным приданым, поэтому вплоть до середины XIX века воспитание девочек оставалось преимущественно домашним. Первые робкие шаги на пути к эмансипации в Ярославле были сделаны при Александре I. В 1816 году учитель рисования Луи Дювернуа открыл здесь институт благородных девиц, а через пару лет госпожа Неманн основала женский пансион. Конечно, заведения эти были чрезвычайно дорогими и предназначались лишь для дворянок. Программа в них не выходила за рамки домашней схемы: музыка, живопись, рукоделие, этикет… Курс точных наук для благородных девиц ограничивался навыками экономного ведения домашнего хозяйства, а знакомство с общеобразовательными дисциплинами было весьма поверхностным.

Лишь в 1858 году, в преддверии великих реформ, было утверждено положение о женских училищах Министерства народного просвещения. По инициативе супруги Александра II, императрицы Марии Александровны, в России были учреждены всесословные женские гимназии. В 1861 году женское училище появляется и в Ярославле. Помещение для него было выделено в Доме призрения ближнего на Ростовской улице (ныне корпус ЯрГУ на ул. Андропова). До начала первого учебного года при училище работал бесплатный «приготовительный» класс, а затем в училище были приняты 56 первых учениц из разных сословий, включая малоимущих сирот. Спустя 9 лет, первое в Ярославле женское училище было преобразовано в гимназию и получило имя своей покровительницы – императрицы Марии.

Женского ума дело

Иностранный язык со скидкой
Практически с первых лет своего существования Мариинская гимназия располагалась на Пробойной улице, в бывшем особняке Мусиных-Пушкиных (ныне ул. Советская, 10). Позднее, в 1870‑х, это здание перестраивалось по проекту архитектора Андрея Достоевского – брата великого писателя. Помещения были специально приспособлены для учебы, а по соседству, в «Розовом доме», был открыт второй корпус (ныне исторический факультет ЯрГУ). В 1876 году в Ярославле появляется вторая женская гимназия – Екатерининская, разместившаяся в Доме призрения ближнего на улице Ростовской (ныне это тоже корпус ЯрГУ).
В отличие от институтов благородных девиц, в женских гимназиях был демократичный социальный состав.

Наряду с дворянками – а к концу столетия это меньше половины выпускниц – здесь учились дочери мещан, разночинцев и даже крестьян. Единственным препятствием для широких народных масс оставалась высокая плата за обучение, однако она была дифференцированной. Предметы в гимназии делились на обязательные и необязательные. К первым относились Закон Божий, русский язык и словесность, арифметика и геометрия, география и история, естествознание и физика, чистописание и рукоделие. Ко вторым – иностранные языки, рисование, пение, танцы. Обязательные предметы обходились родителям первоклассницы по 15 рублей в год. Начиная со второго класса, плата за них составляла 25 рублей, а обучение в седьмом классе стоило уже 88 рублей в год. «Необязательные» занятия гимназистки могли не посещать, да и плата за эти дисциплины была значительно меньше. Тем не менее даже состоятельным барышням поступить в гимназию было непросто. На вступительных экзаменах девочкам приходилось не слаще нынешних абитуриентов, штурмующих элитные вузы.

В начале XX века «конкурс» в первом классе составлял 5-6 человек на место! Строгих возрастных критериев не существовало. В первый класс можно было отправиться и в 8, и в 12 лет. Жизнь гимназисток была достаточно насыщенной: уроки, литературные вечера, самодеятельные спектакли, экскурсии. Однако и во время занятий, и в свободное время ученицы находились под бдительным контролем классных дам. Даже театр можно было посетить лишь с позволения директрисы.

К началу XX века в Мариинской гимназии обучалось более 450, а в Екатерининской – более 370 воспитанниц. Последний, восьмой класс, в гимназиях был педагогическим и давал выпускницам право заниматься преподавательской деятельностью. Неслучайно вплоть до 30‑х годов выпускницы «Мариинки» и «Екатерининки» оставались лучшими педагогами Ярославля.

Женского ума дело

Новаторский подход
Нередко вчерашние гимназистки открывали собственные пансионы и школы для девочек. Постепенно в Ярославле стали появляться и частные гимназии. Плата за обучение в них была выше, составляя от 60 до 90 рублей в год (это зарплата рабочего за 4 месяца). Однако за качество образования и квалификацию преподавателей учредитель отвечал лично – и капиталом, и репутацией.
Образцовой в Ярославле начала XX века считалась частная гимназия Антиповой на Воскресенской улице (ныне ул. Революционная, 7). Согласно путеводителю 1913 года, гимназия эта располагала «единственным в Ярославле школьным зданием, в котором обычная коридорная система заменена системой двух больших рекреационных зал, куда выходят двери классных комнат». Здесь же, как с гордостью сообщал все тот же путеводитель, впервые в Ярославле был применен способ биологической ассенизации – иначе говоря, устроен привычный для нас туалет.

Столь комфортное здание – личная заслуга директрисы гимназии Прасковьи Антиповой, женщины поистине незаурядной. Ее портрет кисти Валентина Серова служит украшением Ярославского Художественного музея, да и сама Прасковья Дмитриевна была не чужда искусству. Вместе с подругой Еленой Поленовой, сестрой известного художника, они немало поездили по России, занимаясь живописью и этнографией.

Решив попробовать свои силы на поприще просвещения, Прасковья Дмитриевна снискала в Ярославле заслуженный авторитет. К 1913 году в Антиповской гимназии училось более 350 учениц. Многих родителей привлекала особая, «авторская», метода Антиповой. Пристальное внимание в ее программе уделялось предметам, развивающим вкус и формирующим хорошие манеры. Рисование здесь преподавалось «по особой, строго выдержанной системе» – не по классам, а по группам. Обучение пению, в отличие от гимназий городских, являлось обязательным для всех учениц.

Популярностью в Ярославле пользовалась и частная гимназия Корсунской. В 1903 году эта школа открылась в скромном доме на улице Нетече (ныне ул. Собинова) и поначалу была небольшой. Однако уже через несколько лет, завоевав заслуженное признание в городе, недавняя гувернантка Ольга Корсунская арендовала для своей гимназии весь третий этаж знаменитого «пастуховского дома» (ныне здание Главпочтамта на Богоявленской площади).

В отличие от иных женских учебных заведений, растивших примерных жен и матерей, гимназия Корсунской старалась готовить воспитанниц к жизни общественной. Ставка здесь делалась на изучение истории, иностранных языков и литературы. Ориентируясь на опыт «новых школ» Москвы и Санкт-Петербурга, Ольга Николаевна ввела доселе неведомую в Ярославле практику родительских собраний. Новшеством стали и организуемые Корсунской экскурсии – на Ярославскую Большую мануфактуру, ткацкие фабрики Иваново‑Вознесенска, открытые уроки передовых российских педагогов.

Женского ума дело

Для девиц «духовного звания»
Помимо гимназий, в дореволюционном Ярославле существовали особые женские училища – для девушек из духовного сословия. Первое такое училище появилось в нашем городе еще в 1849 году и к началу 1860‑х заняло великолепный дом на Волжской набережной (ныне Управление СЖД). В 1880 году появилось Епархиальное училище на Духовской улице (ныне это главный корпус педуниверситета). Впоследствии оно получило имя своего основателя – архиепископа Ионафана.

Обычно в такие училища поступали дочери священников, дьяконов или причетников, причем не только Ярославской, но и соседних губерний. Большинство выпускниц впоследствии выходили замуж за представителей своего сословия, многие становились попадьями, а роль эта требовала подготовки. Супруга священника – матушка для всего прихода. Девочки изучали не только привычные предметы гимназического курса, но и церковнославянский язык, церковное пение, а также педагогику. «Ионафанки» (так называли выпускниц училища) умели кроить и шить, а при необходимости могли даже принять роды. Такая матушка становилась советчицей прихожан во всех житейских проблемах и нередко выступала единственным на селе лекарем и учителем.

Просвещение, прежде считавшееся делом «не женского ума», год от года становилось для ярославских барышень все доступнее. С приходом советской власти девочки и мальчики получили одинаковые возможности и одинаковые школьные программы. Однако стереотипы – вещь неповоротливая. Как гласит известная поговорка, для того, чтоб женщину оценили, ей всегда приходится быть в два раза лучше мужчины. К счастью, нам это совсем не трудно.