Элитный квартал Ярославля – где он? • elitniy.ru

Элитный квартал Ярославля – где он?

Признайтесь, кто хоть раз не мечтал обосноваться в элитном квартале? Однако о вкусах, как известно, не спорят, и на современной карте города престижных адресов немало. И все же любопытно узнать, какой же именно район Ярославля за прошедшую тысячу лет чаще всего претендовал на звание «элитного». Ответить на этот вопрос поможет наше юбилейное расследование, посвященное 10-летию журнала.

Жить по-княжески
Негласная иерархия городского пространства сложилась в древнем Ярославле задолго до того, как в его повседневной жизни появились понятия квартала и даже улицы. На заре ярославской истории лучшим для проживания районом, по вполне объяснимым причинам, считался деревянный Кремль на Стрелке, надежно защищенный высокими стенами и глубоким рвом. Внутри укреплений «рубленого города» располагались княжеские палаты, жилища дружинников и священнослужителей. Незнатным ярославцам здесь попросту не хватало места: территория нашего Кремля занимала чуть больше 1 гектара, а князь и его приближенные, конечно, любили пожить «на широкую ногу».

Что касается «простого люда» или собственно городского населения, то оно проживало на «Посаде» – в торгово-ремесленной части Ярославля, раскинувшейся у городских стен. Не только состав населения, но и сами жилища здесь были весьма пестрыми – от землянок до солидных изб-«пятистенков». Впрочем, именно здесь кипела настоящая жизнь — стучали молотки ремесленников, шумела бойкая торговля… Не удивительно, что всего за пару веков ярославский Посад, стремительно увеличивавший свои размеры, перещеголял аристократический Кремль по количеству богатых подворий. После вхождения ярославских земель в состав Московского государства, «рубленый город» на Стрелке перестал быть княжеской резиденцией и городская элита уже не стремилась в его обветшавшие стены. Со временем вблизи главного городского собора расположились Митрополичьи палаты, был выстроен роскошный Демидовский лицей. Однако уже никогда больше Стрелка не ассоциировалась в сознании ярославцев с комфортным и престижным жилым кварталом. На откосах набережной здесь свободно паслись коровы и козы, а у подножия крутого мыса ночевали нищие и бездомные «зимогоры», превратившие этот район в один из самых криминогенных в Ярославле.

Переулок с купеческим именем
В XVI – XVII веках самые богатые и успешные ярославцы предпочитали селиться вдоль берега Волги, неподалеку от многочисленных торговых пристаней. Даже адреса по соседству с набережной обозначались в то время по фамилиям местных купцов – Холщевников переулок (ныне – Народный), Мякушкин спуск… Пожалуй, именно этот квартал между современным Художественным музеем и музеем «Музыка и Время» мог бы считаться в XVII столетии самым элитным в Ярославле. Здесь жили торговцы, известные всей России, гордо носившие чин «государевых гостей», то есть поставщиков царского двора, заключавших контракты на «великие суммы». Одним из них был Епифаний Светешников, получивший прозвище «Надея». Именно он первым из ярославских негоциантов решил построить на свои средства каменный храм, известный сегодня как церковь Николы Надеина. Соседями Светешникова были богачи Назарьевы-Гурьевы, торговавшие с Самаркандом и Бухарой. Их состояния вполне хватило на строительство города-крепости на Урале. В память о ярославских купцах она многие века носила название Гурьев, а сегодня это город Атырау на территории Казахстана.

Самое любопытное, что, несмотря на свой статус и баснословные состояния, ярославские богачи редко поддавались на уговоры и даже требования царя, призывавшего их перебраться в Москву. На волжском берегу они выстраивали себе хоромы не хуже столичных, а порой возводили и каменные палаты. Надо сказать, что в среде провинциального купечества долго и упорно бытовало мнение, что жить в каменном доме «нездорово» – холодно, неуютно, сыро. Такие дома были в Ярославле наперечет. Однако, для богача Николая Мякушкина престиж оказался выше предрассудков. Его каменная усадьба на волжском берегу оказалась столь респектабельной, что в середине XVIII века именно она была избрана резиденцией опального герцога Бирона – фаворита императрицы Анны Иоановны, сосланного в Ярославль после очередного дворцового переворота. Кстати, в перестроенном виде палаты Мякушкина – Бирона сохранились и ныне (Волжская набережная, д. 27). А буквально в нескольких шагах сегодня располагается еще одна богатая усадьба XVIII века (ул. Советская, д. 3), принадлежавшая купцу Полушкину – отчиму Федора Волкова.

С видом на плац
Конечно, рядом с солидными купеческими дворами и нарядными храмами зачастую ютились и неприглядные домишки рядовых ярославских обывателей. Средневековый Ярославль, изрезанный паутиной затейливых улиц и переулково, пожалуй, вполне можно было назвать городом контрастов. А вот в эпоху Екатерины Великой на ярославском «рынке невижимости» грянули серьезные перемены. По распоряжению императрицы весь центр города был перестроен по новому, «регулярному» плану и расчерчен на геометрически правильные кварталы. Самое интересное, что на центральных улицах Екатерина II повелела строить только каменные особняки, а ремесленные производства вынести на окраины города. Указ этот был вызван эстетическими соображениями и требованиями противопожарной безопасности, однако, самым главным его результатом стало автоматическое превращение центральных кварталов города в элитные. Проживавшие здесь мастера и горожане, не имевшие средств на каменное строительство, были попросту вынуждены съехать на окраины.

Самым престижным районом Ярославля на рубеже XVIII – XIX столетий оказались окрестности Плацпарадной площади (ныне – пл. Челюскинцев). По соседству располагались главные административные учреждения города и губернии, а на самом плацу проходили военные смотры с участием венценосных особ. К 1829 году на площади появился и первый в Ярославле монумент – Демидовский столп, приятно напоминавший Александровскую колонну Петербурга… Словом, площадь казалось почти столичной, и вскоре по ее периметру расположились роскошные усадьбы в духе барокко и классицизма, принадлежавшие не последним в Ярославле персонам. Жившие на Плацпарадной братья Матвеевские по очереди занимали пост городского головы, или, говоря современным языком, мэра города. А спустя полвека один из принадлежавших им особняков приобрел Иван Вахромеев, также управлявший городом в течение 16 лет. Впрочем, вид на пыльный плац Вахромееву явно не нравился. В 1875 году он предложил ярославцам засадить его деревьями, положив начало Демидовскому скверику, популярному и ныне.

Революционные метаморфозы
Впрочем, административные кварталы вокруг Ильинской и Плацпарадной площади едва ли можно было счесть жилым районом. На протяжении XIX века эстафетная палочка престижа переходила от одной ярославской улицы к другой, что зачастую сопровождалось удивительными метаморфозами. К примеру, на старой Стрелецкой улице (ныне ул. Ушинского), протянувшейся за Земляным валом, обитали прежде лишь служивые люди, в мирное время приторговывавшие и даже разводившие огороды. Однако после разборки древних укреплений вместо вала был устроен живописный бульвар, а сама Стрелецкая вдруг превратилась в настоящую ярмарку тщеславия ярославских купцов – Лопатиных, Вахромеевых, Оловянишниковых…
Еще одно чудесное превращение ожидало улицу Нетечу (ныне часть ул. Собинова). Такое название она получила из-за впадавшего в Которосль ручья, больше напоминавшего заболоченную канаву. В XIX веке ручей был убран в подземную трубу, а неказистая прежде Нетеча расцвела на глазах. На перекрестке с Рождественской (ныне Б. Октябрьской) улицей здесь вырос дом-дворец хлеботорговца Полетаева, в котором, по слухам, останавливался родной брат Александра II – князь Константин, приезжавший в Ярославль инкогнито. Напротив располагался нарядный особняк Донцовых-Лопатиных, известный ныне как Дом работников образования. А чуть поодаль в начале XX века появились эксперименты элегантного модерна – дома Вахромеевых и Сакиных (в последнем ныне располагается УФМС по Ярославской области).

И все же самые кардинальные перемены в трактовку элитного квартала внесла революция 1917 года. Нет-нет, вопреки ожиданиям многих, аристократический центр так и остался самым престижным районом города. Изменилась на этот раз сама элита: в нарядные дворцы въехали красные коммисары и рабочие, а «бывшие» отправились обживать подвалы и хибары на окраинах. Остроумно распорядившись наследием прошлого, советская власть внесла и собственную лепту в историю элитных кварталов Ярославля. На карте города появились новые эталоны комфорта и роскоши – от демократичного Бутусовского поселка до Советской улицы с помпезными «сталинками» для партийной номеклатуры.

Впрочем, и нынешний век преподносит нам немало сюрпризов. Тверицкая набережная, еще 100 лет назад ежегодно затопляемая весенним разливом и считавшаяся самым «бедовым» районом, сегодня украсилась затейливыми дворцами. На тихих окраинах старого Ярославля растут высотные жилые комплесы…И кто знает, какой квартал станет завтрашней мечтой древнего Ярославля?

текст: Mария Aлександрова
фото: DVD-диск «Ярославль в старых открытках и фотографиях»,
Ярославль, 2005, книга «Ярославль. Почтовая открытка». Москва. 2009