Легенды ярославского «Арбата»: из истории улицы Кирова • elitniy.ru

Легенды ярославского «Арбата»: из истории улицы Кирова

v-sovetskie-gody-magazin-firmy-mandl-prevratilsya-v-univermag

Где еще в разгаре ярославского лета можно за один вечер встретить десяток знакомых? Конечно, на «Арбате»! Именно так с легкой руки праздных туристов давно зовут короткую улицу Кирова, ставшую сердцем светской жизни Ярославля. Модные витрины и пресловутые матрешки, пестрые тенты летних кафе и живая музыка… Здесь на каждом шагу можно встретить то йога, то трубадура, а порой и поющего для прохожих Бориса Гребенщикова. По сравнению со столичным нашему «Арбату» не достает лишь своего Окуджавы и отголосков великой истории. Впрочем, занятных легенд и былей старинной ярославской улице с избытком хватает.

Имени Калинина
Каждая эпоха обживала эту небольшую улочку по-своему. Менялись век от века и ее названия. К примеру, на старых планах Ярославля XVII – XVIII столетий она фигурирует под неожиданным на первый взгляд именем – «улица Калинина». Поспешим развеять недоумение: к советскому партийному лидеру, всенародному старосте – «дедушке Калинину» этот адрес, конечно, не мог иметь никакого отношения. Все дело в том, что в старину городские улицы порой называли в честь зажиточных или авторитетных домовладельцев. Именно поэтому в Ярославле существовали улица Журавлева, Холщевников и Куимов переулки, а также Кондаковская слобода, прозванная так по имени жившего в ней грека Кондаки. Вот и улица Калинина напоминала своим названием о богатом ярославце по прозвищу Калина. В масштабах средневекового города она была не короче прочих, а о ее облике мы можем сегодня лишь только догадываться. Не секрет, что в торговом Ярославле долгое время сохранялась традиционная для русских людей тяга к земле: даже купеческие усадьбы здесь имели огороды, а во дворах обывателей в изобилии произрастали яблони и вишни.

vid-na-uglichskuyu-ot-otelya-bristol

В конце XVIII века, после перепланировки города по регулярному плану, большинство ярославских улиц приобрело более строгий вид и «стандартные» имена – в честь ближайших храмов или городов губернии. Бывшая улица Калинина, вытянувшись во фрунт, превратилась в Угличскую улицу, ведь именно она вела к Власьевской башне – городским воротам, открывавшим дорогу на Углич.
Вместе с названием изменился и облик любимой ярославцами улицы. В эпоху Екатерины Великой пестрота средневековых дворов и усадеб сменилась стройными линиями классицизма. Ярославль был бойким, волжским городом и властям, стремившимся достойно встретить приезжих негоциантов, приходилось немало заботиться об облике торговых точек города. В 1780-х годах cразу несколько кварталов – современные улицы Кирова, Депутатская, Нахимсона – были застроены каменными торговыми рядами Гостиного двора, возведенными по образцовому для проекту.

«Хлебное место»
Сегодня, после многочисленных перестроек, мы едва ли заметим на улице Кирова, следы былого архитектурного «единодушия». А когда-то типовые торговые павильоны, словно сюртуки, скроенные по одному лекалу, отличались только яркой рекламой, на все лады расхваливавшей разношерстный товар. Двухэтажные лавки тесно примыкали друг к другу и лишь арочные проезды, разрывавшие сплошную линию застройки, позволяли проникнуть во внутренние дворы, использовавшиеся купцами для хозяйственных нужд. Тем не менее постепенно Угличская улица приобретала особый характер и заветные адреса, известные всем ярославцам.
К примеру, перекресток Угличской (то бишь Кирова) и Ростовской (ныне – улицы Андропова) слыл в городе поистине «хлебным» местом. Именно здесь, против Дома призрения ближнего (сейчас это главный корпус ЯрГУ), располагались пекарня и «булочное заведение», принадлежавшие купцу Балову. Позднее торговая точка перешла в руки булочника Бухарина, имевшем весьма состоятельную клиентуру. Многие купцы заказывали у Бухарина свежий хлеб и сайки к завтраку. А вот богачи Оловянишниковы, владельцы колокольных заводов, неизменно просили оставить для них вчерашний хлеб. Свой странный выбор прижимистые купцы объясняли так: «И дешевле, и для здоровья полезнее».

sto-let-nazad-eta-ulica-tozhe-pestrela-vyveskami

На противоположной стороне Угличской, под небезызвестным трактиром «Столбы», располагалось не менее «аппетитное» заведение – лавка Спиридона Полетаева, где продавались калачи и сбитень. Подобная снедь была самым ходовым товаром в торговых кварталах, и с раннего утра бойкие разносчики Полетаева дежурили у рынков и пристаней. На спине у торговца располагался сосуд со сбитнем, завернутый в ватное одеяло, на животе – трубка с краником, за поясом – пара стаканов, а на руках – лоток с калачами. Сам Полетаев был известным хлеботорговцем, имел собственные корабли и жил в роскошном особняке (ныне это Кировский РОВД). Однако и уличная торговля приносила неплохой доход, снискав этому купцу славу короля ярославского «фаст-фуда».

Мукой и хлебом торговал и купец I гильдии Петр Ерыкалов, выстроивший на Угличской улице огромный доходный дом. Здание это сегодня известно по ювелирному магазину «Яхонт», а в XIX веке его величали не иначе как «ерыкаловский дом». Приковав к себе восхищенные взгляды соседей, трехэтажный дворец на долгие годы стал самым нарядным «щеголем» Угличской улицы. Нижний этаж многофункционального здания заняли торговые залы, второй – богато обставленные апартаменты хозяина. Тринадцать жилых комнат третьего этажа предприимчивый купец выгодно сдавал внаем. Эффектный декор в духе ренессанса и барокко взывал к лучшим образцам европейской архитектуры, а крупные арки витрин привычно воспроизводили классические пропорции старых торговых рядов Ярославля. Что же касается семьи Ерыкаловых, то она, пожалуй, незаслужено остается в тени ярославской истории. Будучи потомственными почетными гражданами Ярославля, и Петр Ерыкалов, и его сыновья избирались гласными Городской думы и жертвовали немало средств на реставрацию приходских храмов.

ulica-kirova-2-1965-foto-ozerskogo

Бутики и бренды
Доходный дом Ерыкалова был, конечно, не единственным на Угличской. Собственным торговым зданием здесь располагал и ярославский миллионер Пастухов – владелец «железоделательных» заводов и лучшей в городе гостиницы. Иметь или хотя бы арендовать торговые площади в этих кварталах было выгодно и престижно: на рубеже XIX – XX веков Угличская улица постепенно становилась средоточием модных магазинов.

Только здесь, в магазине купчихи Голкиной (в советское время гастроном «Центральный»), можно было приобрести лучшую мебель, зеркала и обои. А напротив в начале XX века расположился первый в городе «брендовый» магазин, принадлежавший всемирно известной фирме «И. и М. Мандль». Этот австрийский торговый дом был крупнейшим в Европе предприятием по производству и продаже готового платья. Ярославский филиал фирмы Мандль стал 11-м по счету в России. Великолепное здание «манделевского» магазина было выстроено городским архитектором Иоганном Окербломом, и сегодня известно нам как Дом книги. В двух этажах магазна размещались мужское, дамское и детское отделения. По сути, это был первый в городе торговый центр. Кстати, именно «манделевский» магазин познакомил ярославцев с традиционными для Европы сезонными распродажами, обещая скидки от 15 до 30 % «на всю коллекцию».

Оставаясь торговой улицей, Угличская вовсе не стремилась к статусу «богемного» места. Сто лет назад большинство модных ресторанов, трактиров и увеселительных заведений располагалось на соседней Ростовской улице (ныне Андропова) или в районе Театральной площади. А вот на Углической в то время был всего один «очаг культуры» – отель-ресторан «Бристоль», открытый в 1911 году. Правда, справедливости ради заметим, что по степени популярности и эпатажа «Бристоль» мог вполне дать фору любому «злачному месту» Ярославля. Чего стоило одно только здание, выстроенное в стиле модерн по проекту известнейшего архитектора города – Григория Саренко. Изысканной и утонченной была и кухня «Бристоля»: осетрина «Провансаль», консоме, маседуан, шарпон паризьен… Именно в «Бристоле» любили обедать Леонид Собинов и Константин Бальмонт, а Федор Шаляпин, отдыхая здесь в веселой компании актеров, не забыл угостить и своего любимца – бульдога Бульку.

ulica-sulimova-kirova-v-1928-godu

«Дом Советов»
Советская власть, одним росчерком пера национализировавшая и барские усадьбы, и торговые лавки, быстро нашла им новое применение. Особняк богача Ерыкалова превратился в «Дом Советов» – общежитие для высшего руководства. Комнаты здесь предоставлялись исключительно служащим губернских учреждений – Губпродкома, Губфинотдела, Губнаробраза. С целью избавления партийных лидеров от мещанского быта, «Дом советов» был организован на принципах коммуны: здесь появились библиотека-читальня, а во дворе – общественная столовая, где жильцы могли получать готовые обеды и ужины.

Смелые проекты первых послереволюционных лет вскоре были забыты. Партийная элита переехала в сталинские многоэтажки, «Дом Советов» превратился в коммуналку, а по старой Угличской прокатилось эхо внутрипартийной борьбы, развернувшейся в высших эшелонах власти. Немногие ныне помнят, что наш «Арбат» после революции носил имя Д.Е. Сулимова – председателя правительства РСФСР. В 1937-м недавний любимец партии был расстрелян как «враг народа», и центральную улицу Ярославля окрестили в честь нового героя – Сергея Кирова.

Под этим именем наш «Арбат» живет и сегодня. На старых фасадах что ни день, то новая вывеска, а летом иностранная речь слышится чаще, чем родная. Возможно, по меркам столичного Арбата здесь слишком уютно. Но, пожалуй, оно и к лучшему. ■

 

текст: Mария Aлександрова  фото: yarcenter.ru, из архива автора