«Уж куда как хороша!» Волжская набережная в объективе столетий • elitniy.ru

«Уж куда как хороша!» Волжская набережная в объективе столетий

Август – самое время для неспешной прогулки по уютной Волжской набережной, что многие века остается символом Ярославля. Стоит лишь оказаться под сенью этих вековых лип, чтобы ощутить причастность истории. Cовсем недавно – по меркам тысячелетней биографии города – здесь любовалась фейервеком императрица Екатерина Великая, гуляли с друзьями Некрасов, Островский и Шаляпин… Однако облик нашей набережной создавался не в одночасье, и каждая эпоха вносила свои штрихи в «имидж» живописного ярославского берега.

Башни над Волгой
Во времена Cредневековья берег Волги выступал, в первую очередь, защитным рубежом Ярославля. Путешественников той поры город встречал солидной системой оборонительных укреплений, протянувшихся от Кремля на Стрелке до нынешнего Красного съезда. После «великого» пожара 1658 года, уничтожившего деревянные стены и башни, царь Алексей Михайлович повелел ярославцам не скупиться на каменное строительство. Буквально за десятилетие на волжском берегу, как и вокруг всего города, выросли новые башни, возведенные в камне по всем правилам средневековой фортификации.

Внушительная Волжская башня, расположившаяся недалеко от Стрелки, стала городскими воротами. Именно через нее попадали в Ярославль приезжавшие по Волге купцы. За провоз товара здесь бралась пошлина – мыт, поэтому башню часто называли Мытницкой. Впоследствии в Волжских воротах разместили склад оружия и башню окрестили Арсенальной. Кроме нее на волжском берегу красовались еще 2 глухие башни, не дошедшие до наших дней, – Сретенская (в районе нынешнего речного вокзала) и Пречистенская (у Мякушкинского спуска).

Между тем, Ярославль, постепенно приобретая славу второго по богатству города России, спешил заявить о себе не только оборонительными укреплениями, но и нарядными храмами, что возводили во славу Божию местные купцы. Недостатка в меценатах город не испытывал. Даже сегодня, гуляя по набережной, поражаешься великолепию церковных ансамблей, расположившихся вдоль Волги буквально на каждом шагу. Обилие куполов и колоколен, украсивших ярославский берег, выступало своеобразным свидетельством процветания города. Не заметить и не оценить такую «рекламу» было просто невозможно!

К нам едет государь!
Живописный волжский берег не раз становился местом торжественной встречи высочайших особ, прибывавших в Ярославль по Волге. Еще в XVII веке на Стрелке по распоряжению митрополита Ионы Сысоевича были выстроены каменные палаты, служившие ярославской резиденцией ростовских архиереев. В мае 1765 года здесь побывала сама Екатерина Великая. Допустив «к руке» представителей дворянства и купечества, государыня хвалила местность города и обещала приехать сюда вновь. Это намерение она осуществила уже через 2 года, путешествуя по Волге из Твери в Казань. Небольшая флотилия императрицы на 4 дня остановилась на Стрелке. Апартаменты для высокой гостьи вновь были приготовлены в Митрополичьих палатах. А в доме фабриканта Холщевникова, также располагавшегося на волжском берегу, в честь императрицы был дан пышный обед. В тот майский вечер 1767 года наша набережная выглядела как никогда торжественно: проезд царского экипажа сопровождался залпами из установленных на берегу пушек, а по реке плавали украшенные флагами лодки. После ужина Екатерина II и ее свита любовались великолепными фейерверками, салютовавшими с трех плотов посреди Волги.

Спустя полвека, в 1823 году на Волжской набережной останавливался и любимый внук Екатерины Великой – император Александр I. Резиденцией для государя стал роскошный губернаторский дворец, выстроенный как раз накануне. 20 августа, в день приезда царя, вся набережная была ярко освещена плошками и смоляными бочками, а на Волге горел большой «вензеловый щит». Многие ярославцы в порыве верноподданических чувств даже ночевали у дворца «на Набережной улице».

Памятник ярославской предприимчивости
Довольный оказанным приемом, Александр I все же не мог не заметить неустроенность ярославской набережной. Напротив дворца была полукруглая терасса с лестницами, однако других «приличных» сходов к реке не наблюдалось. Да и сам берег был весь изрыт оврагами, по весне угрожая оползнями. Император рекомендовал губернатору Безобразову укрепить берега, повелев министру финансов ассигновать на сей предмет 200 тысяч рублей. Для разработки проекта набережной в Ярославль был направлен «один из способнейших инженерных офицеров» – инженер-майор Гермес.

Строительство набережной началось в 1824 году. Однако, «бюджетных» денег, как нередко бывает, на масштабные работы не хватило. Дополнительные средства местным властям пришлось изыскивать с помощью пресловутой ярославской предприимчивости. И стоит ли говорить, что с этой задачей они справились весьма успешно? Всем приходящим в Ярославль торговым судам было предписано бесплатно привозить по четверти сажени (2,5 кубометра) камня или песка. А вот само строительство велось силами «коровницких арестантских рот», трудившихся не только без оплаты, но и «без харчей». Арестанты засыпали овраги, выравнивали откосы, укладывали дерн и камень. Для укрепления откосов по всей набережной были высажены липы, а прогулочная дорожка поначалу была ограждена деревянным парапетом.

Колоссальная работа по благоустройству волжского берега, начатая в 1824 году, заняла около 10 лет. В 1831 году император Николай I, прогулявшись по нашей набережной и обозрев ее «нивелировку» набережной, выделил 70 тысяч рублей на окончательное укрепление откосов камнем. В то же время, при губернаторе Константине Полторацком, деревянная ограда набережной была заменена на чугунную. Изящная решетка была предоставлена в дар городу «железными королями» Ярославля – миллионерами Пастуховыми. Удивительно, но многие ее фрагменты сохранились до наших дней, а неизменный на протяжении столетий рисунок литья позволяет узнать нашу набережную даже в известном кинофильме «Кин-дза-дза» Георгия Данелии.

«Храм дружбы на холме»
Бесспорным символом Волжской набережной стала знаменитая беседка на Мякушкинском спуске, однако появилась она не сразу. Поначалу здесь существовал небольшой деревянный павильон, и лишь в 1840-х годах на смену ему пришла классическая ротонда, ставшая сегодня объектом паломничества туристов и свадебных кортежей. Следуя традициям XIX века, горожане величали ее «храмом дружбы», «храмом на холме» или попросту «круглой беседкой». А наши романтичные современники, как известно, склонны называть это изящное сооружение «беседкой любви».

Самое любопытное, что когда-то на ярославском берегу существовала еще одна беседка, располагавшаяся не на набережной, а под ней! В 1849 году по распоряжению губернатора Алексея Бутурлина терраса перед губернаторским домом была перестроена, превратившись в одно из самых оригинальных сооружений Ярославля. Полукруглую верхнюю площадку поддерживали каменные ионические колонны, а за ними скрывалась романтичная беседка-грот. Для удобства любования Волгой здесь были поставлены садовые диваны, а лестницы, ведущие к воде, были украшены лепными вазонами.

Променад по Волжскому бульвару вскоре стал неотъемлемой частью светской жизни Ярославля. Летом здесь прогуливались и «сливки общества», и любившие поглазеть на них обыватели. По выходным и праздникам на площадке против губернаторского дома играл военный оркестр, устраивались фейерверки, а вдоль всей набережной летом установливались киоски с мороженым и «бюветки» для продажи прохладительных напитков.

Контрасты истории
И все же, как ни парадоксально, во второй половине XIX века берег Волги считался «неблагополучным» районом. Если на бульваре фланировали местные модницы и щеголи, то ближе к Стрелке царило полное запустение. По зеленым откосам набережной разгуливали лошади и козы, а вот приличные горожане предпочитали обходить это место стороной. Дело в том, что Стрелка служила дровяной пристанью и приютом «зимогоров» – бездомных оборванцев. Летом они нанимались на пристани грузчиками и ночевали под открытым небом. А вот зимой безработица заставляла их красть и искать подаяния. Многочисленные шалаши и хибарки зимогоров, лепившиеся друг к другу у воды, да и сами «джентельмены удачи», в живописных позах почивавшие у костра, надолго закрепили за Стрелкой репутацию «нехорошего места».

Советская власть избавила Стрелку от зимогоров, переселив их в шикарные особняки буржуазии. Впрочем, и гуляющих франтов на волжском бульваре заметно поубавилось. В июле 1918 года, во время «белогвардейского мятежа», берег Волги оказался под огнем артиллерийских орудий. Только благодаря кропотливому труду реставраторов набережной были возвращены старинные храмы и Митрополичьи палаты. А вот здание Демидовского лицея, красовавшееся когда-то над Волгой, спасти не удалось. По плану «Большого Ярославля», разрабатывавшемуся в 30-е годы, облику Волжской набережной уделялось огромное внимание. Однако, вопреки традициям города, советские градостроители планировали застроить набережную высотными зданиями до 8-9 этажей! Время, к счастью, распорядилось иначе, и сегодня элитные «сталинские» дома мирно соседствуют на набережной с памятниками старины. Сохранив свой облик и обаяние, берег Волги на наших глазах украсился новыми ярусами, и вслед за Александром Островским нам остается лишь воскликнуть: «Набережная в Ярославле уж куда как хороша!»

текст: Mария Aлександрова