Владимир Голов: «Нужно быть не чиновником, а человеком» • elitniy.ru

Владимир Голов: «Нужно быть не чиновником, а человеком»

toe_5167

В этом году Владимиру Николаевичу Голову исполняется 79 лет. Многие бы сказали, что давно пора на покой, правнуков воспитывать, ловить рыбу и заниматься приусадебным участком. Но не того склада этот человек. «Управлять диваном – это не мое, – улыбаясь, говорит Владимир Николаевич. – Пока есть силы, буду работать на благо Ярославля».

Владимир Николаевич, говорят, что именно в детстве закладываются основные черты характера человека. Чем вам запомнились детские годы?
По сути, нормального детства у меня и не было. Мне пришлось рано повзрослеть. Отец пришел с фронта раненым. В 1951 году умерла мама, я тогда в 6 классе учился. Нас было четверо детей в семье. Так что я принял решение бросить школу, чтобы начать работать и по мере возможностей помогать своей семье. Было очень трудно. Через год отец снова женился. У его второй жены тоже был ребенок, так что надо было пятерых детей кормить. А время было очень голодное. Отец тогда сыграл очень важную роль в моей судьбе. Через год он заставил меня вернуться в школу. Сказал: «Трудности трудностями, но семилетку надо окончить».

Войну помните?
Конечно. В 1944 году я в первый класс пошел. Мы тогда жили в Любимском районе, и Ленинградской фронт проходил совсем рядом. Помню, как воинские части формировали, как солдаты у нас в домах жили. Так что, можно сказать, мы – «дети войны».

 

А ребенок вообще может осознать, что такое война?
Конечно. В 1942 году мы получили похоронку на отца. Только через год узнали, что он жив и тяжело ранен. У папы было 5 братьев и 3 сестры, и все они пошли на фронт. А вернулись только трое – отец раненый, его брат Станислав Иванович тоже с ранением и сестра Валентина Ивановна. Дядя и тетя недолго прожили после войны, умерли вскоре. Детскими мозгами мы поняли, что врачи просто отказались от них. Не было в то время ни медикаментов, ни больниц нормальных. Конечно, все это отложилось в памяти. Вспоминаю сейчас школьные годы и думаю, какими же мы идиотами были. Вы только представьте: мы ведь издевались над учительницей, которая преподавала немецкий язык, проказничали по-всякому, например, натирали доску воском, чтобы писать невозможно было. Это был наш детский протест. Мы считали, что учительница тоже причастна к тому горю, которое переживает наша страна.

О каком будущем для себя мечтали?
Конечно же, о героическом. (Улыбается.) После школы мы с ребятами из деревни поехали в Мурманск поступать в «мореходку». Я хотел быть штурманом дальнего плавания. Но мечты остались мечтами. Конкурс в то время был сумасшедший – 12 человек на место, а предпочтение отдавали «детям войны», тем, у кого погибли родители, кто бежал с оккупированных территорий. Так что штурманом я не стал. Пришлось еще в Мурманске на несколько дней задержаться. Надо же было денег заработать на обратный билет. (Смеется.) В Мурманский порт приходили сейнеры с рыбой, и мы подрабатывали на сортировке.
А когда вернулся домой, то увидел объявление о приеме в строительную школу №11 города Ярославля. Пришел домой, получил благословение отца и поехал поступать. Пока собирал документы, набор почти закончился. Была единственная недоформированная группа на специальность «Плотник-опалубщик». Туда я и попал. Благо отец меня многому научил, в деревне ведь все приходилось делать своими руками. А в училище я получил шикарную практику и теорию, у нас был очень хороший мастер. И по окончании я получил повышенный 5-й разряд.

Помните свою первую зарплату?
Первая зарплата была еще в деревне, до поступления в Ярославле. Вместе с двоюродным братом мы устроились в Леспромхоз. За полмесяца заработали 82 рубля. Как сейчас помню, зарплату выдали красными червонцами. Принес домой деньги – отец даже прослезился. Голодное ведь было время. А в училище было уже проще: нас и кормили, и одевали. После окончания направили работать в УНР-681. Это была полувоенная организация, которая базировалась на Моторном заводе. После войны там работали в основном военнопленные, но в 1949 году их отправили домой. Так что кадров катастрофически не хватало. Всех, кто окончил училище или школы ФЗО, направляли на завод. А мы отправились на строительство ТЭЦ-2. С гордостью могу сказать, что фундамент в первом цехе под первую турбину в ТЭЦ-2 я строил своими руками вместе со своей бригадой. Мне ведь сразу дали свое звено, хотели проверить, соответствую ли я высокому пятому разряду. Я же был совсем мальчишка тогда, а под моим началом трудились взрослые, серьезные дяди, фронтовики. Но мне удалось завоевать их уважение.

Потом была служба в армии. Далеко меня судьба забросила – в Манчжурию, в Забайкальский край. В то время министром обороны был Георгий Константинович Жуков, он в Манчжурии воевал с японцами и знал, какой суровый там климат. Летом – нестерпимая жара, зимой – дикий мороз. Поэтому пожалел он ребят, которые там служили, и сократил им срок службы до двух лет.
А потом я вернулся в Ярославль и снова пошел работать в то же управление, которое теперь называлось «Строительное управление №1 треста “Ярхимпромстрой„».

toe_5073

Информационная справка
Владимир Голов. Родился 1 ноября 1937 года в деревне Колмово Ермаковского района Ярославской области. В 1954 году окончил школу ФЗО в Ярославле, работал арматурщиком, бригадиром комплексной бригады треста «Ярхимпромстрой». В 1976 году окончил заочную Высшую партийную школу при ЦК КПСС (г. Москва). Работал секретарем парткома треста «Ярхимпромстрой», председателем исполкома Дзержинского районного Совета народных депутатов, первым секретарем Дзержинского райкома КПСС. С 1990 по 2004 год – заместитель председателя горисполкома, заместитель мэра по градостроительной политике, первый заместитель мэра города по вопросам ЖКХ. В 2004 и 2008 годах Владимир Николаевич избирался депутатом муниципалитета Ярославля, занимал пост председателя муниципалитета Ярославля IV и V созывов. В настоящее время – председатель правления Городского фонда содействия развитию Ярославля. В. Н. Голов награжден орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами Почета, удостоен звания «Заслуженный строитель РФ» и знака отличия «За заслуги перед г. Ярославлем».

В то время ведь кузницей кадров была партия.
Да, меня еще в армии приняли в партию. А уже в управлении избрали секретарем партийной организации. Я прошел хорошую школу и в армии, и в коллективе. Когда меня избрали секретарем парторганизации, пошел в вечернюю школу, чтобы окончить 10 классов. Я понимал, что нельзя останавливаться, надо развиваться. Мы тогда были молодыми ребятами, все неженатые, после работы бегали на танцы. Это ведь единственное развлечение было. Но я, к счастью, осознал, что танцы когда-то кончатся и пора браться за голову. (Смеется.)

А жену свою тоже на танцах встретили?
Нет. (Улыбается.) Она тоже работала на стройке, но в другом тресте. Мой друг, с которым мы служили в Манчжурии, отмечал день рождения и пригласил ее с подружками в гости. Вот там мы и познакомились. После этой встречи завязалась дружба, потом образовалась семья. И прожили мы вместе всю жизнь, 50 с лишним лет.

Полвека – сейчас сложно такое представить. Браки распадаются быстрее, чем создаются. В чем, по-вашему, секрет крепких отношений? Ведь не всегда было легко вместе, наверняка были и сложные времена.
Это точно. Моей жене пришлось нелегко. Когда меня избрали секретарем парткома треста «Ярхимпромстрой», я пошел учиться в Высшую партийную школу при ЦК партии в Москве. Да и сама работа была сложная – уезжаешь из дома рано, приезжаешь поздно. Мы ведь строили объекты промышленного и гражданского назначения по всей области. А после землетрясения в Ташкенте нас отправили туда в командировку восстанавливать город. К счастью, жена понимала меня, сочувствовала. Я, конечно, ей помогал, чем мог. Но семье приходилось трудно. Ну а когда я стал председателем райисполкома Дзержинского района, тут вообще «веселая» жизнь началась. (Смеется.) По сути, мы занимались строительством района: жилье, детские сады, дороги, вся инфраструктура.

toe_5147

А какой период трудовой биографии считаете любимым?
Вы знаете, мне всегда было интересно работать. Когда я только пришел на стройку, мне было важно доказать, на что я способен. Во взрослом возрасте тоже были интересные задачи. Но, наверное, больше всего мне нравилась работа в Дзержинском районе. Тогда я всем сердцем прочувствовал нужды людей. Все их житейские проблемы пропускал через себя. Катастрофически тогда не хватало жилья, детских садов. И было приятно, что я мог что-то сделать своими руками. Сколько тогда аварийного жилья мы расселили! Эта работа меня просто захлестнула, об отдыхе тогда и речи не шло.

А еще приятно видеть то, что делал своими руками: мы построили практически все корпуса Моторного завода, Электромашиностроительный завод, завод синтетического каучука. Так что мои дела осязаемы, мне есть чем гордиться. Но особенно приятно, что люди в районе меня помнят. До сих пор, когда встречают, благодарят.

А чем вам запомнились годы перестройки? Как смогли найти свое место в новом государстве?
90-е годы были очень тяжелыми. Все развалилось на глазах. Старая система рушилась, новая еще не создана. В 1990 году я был первым секретарем райкома партии и председателем районного совета. К тому времени Виктор Владимирович Волончунас уже 2 года работал в горисполкоме. Мой заместитель тогда перешел на работу в мэрию и посоветовал Волончунасу забрать меня к себе. На заседании районного совета меня дважды не отпускали, но в итоге Виктор Владимирович все же смог убедить людей, что я нужен в мэрии, и я был назначен заместителем мэра по градостроительной политике. Это была та любимая работа, которой я занимался раньше. Шесть лет я отработал на этой должности. А потом, когда ушел заместитель мэра по ЖКХ, меня направили на эту должность, где я отработал еще 8 лет.

Заниматься жилищно-коммунальным хозяйством в нашей стране — врагу не пожелаешь. Не побоялись ответственности?
Ну кому-то же надо эту работу делать. И потом, мне было немного легче. Работая в строительстве и руководя Дзержинским районом, я узнал обо многих городских проблемах. Тогда в мэрии говорили: «Если где-то труба лопнула, то иди к Голову. Он скажет, где точно лопнуло». (Смеется.) Вообще, сложное было время. Были страшные неплатежи, веерные отключения электроэнергии по всей стране. Но за те 8 лет, что я был замом, Ярославль ни разу не отключали от электричества. Тогда Чубайс рулил энергетикой. На одном из совещаний мы с ним договорились, чтобы Ярославль не попал в график отключений, прописали с ним схему погашения долгов и потихоньку стали рассчитываться. Только 2 месяца нам пришлось с 10.00 до 12.00 отключать электротранспорт. Но людей мы без сбоев привозили на работу.

А почему решили закончить работу в органах исполнительной власти?
Когда пошел восьмой год моей работы в должности заместителя мэра по вопросам ЖКХ, я пришел к Виктору Владимировичу со словами, что пора мне уходить. Говорю ему: «Надо ведь совесть иметь, не вечно же я тут работать буду, пора дать дорогу молодым». Он долго не соглашался, но в итоге я смог его убедить. И тогда он предложил мне пойти в депутаты и уже с трибуны председателя муниципалитета помогать ему и городу.

 

toe_5044

Депутатская работа интересная?
Поскольку я прошел весь путь – от простого рабочего до заместителя мэра – я хорошо понимал нужды, тревоги и обиды людей. Но будучи депутатом, ощущаешь, что их проблемы становятся еще ближе. К тебе на прием приходят люди со своей бедой. И нужно каждого выслушать и каждому постараться помочь.

Вы были председателем муниципалитета двух созывов. В чем специфика и сложность этой работы?
В муниципалитете работает 36 депутатов, у каждого своя точка зрения, свой настрой. Моя задача – свести все интересы воедино. Тут нужно быть и дипломатом, и воспитателем. Иногда приходилось и крепкое словцо сказать. (Смеется.) Но я всегда уважал людей. Поэтому и они уважали меня. Единогласно выбрали меня председателем и во втором созыве, хотя тогда в муниципалитете появились разные фракции.

И все же, на мой взгляд, быть депутатом гораздо проще, чем работать в органах исполнительной власти. Критиковать власть всегда легко.
Я с вами во многом согласен. Работа в органах исполнительной власти очень сложная. Депутат ведь отвечает только за свой округ, да и то относительно. Насколько совесть позволяет. И каждый смотрит, что называется, со своего шестка. А мэру надо на весь город целиком смотреть, учитывать все проблемы. Когда я был первым замом, была поговорка: «Сейчас Голов будет скипидар наливать». (Смеется.)

Что это значит?
Значит, что будет нелицеприятный разговор.

На ваш взгляд, сейчас произошло обновление власти, смена поколений? И как вы можете оценить новый депутатский корпус?
Раньше в составе депутатского корпуса были учителя, врачи, рабочие, особенно в муниципалитете IV созыва, а сейчас в основном предпринимательское сообщество. Не хватает у бюджетников денег на выборы. К счастью, большинство нынешних депутатов люди грамотные, состоявшиеся. Есть хорошие ребята, которые помогают и мне, как председателю Фонда содействия развитию города. А что касается органов исполнительной власти, плохо то, что сейчас нет кадрового резерва. Вот в советские годы была сильная кадровая система, и случайный человек не мог попасть в «обойму». Партийные и советские органы отслеживали талантливых руководителей, проверяли, на что человек способен, что можно ему поручить. И эта система кадрового резерва была здорово отработана. А сейчас этого нет. Поэтому во власть иногда попадают случайные люди.

toe_5033

А вам хотелось стать мэром?
(Смеется.) Помню, этот же вопрос мне задал консул в посольстве США. А я ему в ответ: «А что, у вас мэров не хватает? Но я к вам в мэры все равно не пойду, я немецкий изучал. И по сути, ведь я – итак мэр, у меня в районе 160 000 жителей, а это среднестатистический город, считай».

У вас много наград – и городских, и областных, и общероссийских. Какая из них больше всего дорога вашему сердцу?
Сложно выделить что-то одно. Все они для меня ценны и значимы, но, наверное, знак отличия «За заслуги перед г. Ярославлем» больше всего мне дорог.

В чем, на ваш взгляд, главная задача работы Фонда содействия развитию Ярославля?
Главная задача Фонда – помощь городу и людям, которые в нем живут. Ведь в бюджете всегда не хватает денег. Поэтому нам приходится просить помощи у бизнес-структур, у предприятий и организаций. Мы стараемся собирать средства на социально значимые проекты. Много было проделано работы ко Дню Победы. Кроме того, мы занимаемся благоустройством парков, скверов, облагораживаем пришкольные территории. Делаем то, на что катастрофически не хватает денег в бюджете. Сейчас собираем средства на ремонт школы искусств. К счастью, многие руководители идут навстречу, помогают. А письма от меня называют «письмами счастья». (Смеется.)

Что вы считаете главным достижением своей жизни?
Я рад тому, что сделал для Ярославля и его жителей. Как бы это пафосно ни звучало, но я всегда старался работать на радость людям. И этому я посвятил свою жизнь. Я считаю, что каждый руководитель должен делать добро и полностью отдаваться своему делу.

Сейчас у вас есть еще одна важная работа – быть дедушкой и прадедушкой. Как с ней справляетесь?
Эту работу я особенно люблю. (Смеется.) Внуки и правнуки приходят ко мне почти каждый день. Эта такое удовольствие – наблюдать за ними, общаться с ними. Своего детства у меня не было, вот хоть на их детство посмотрю и порадуюсь. Я заметил, что, как бы тяжело ни сложился день, общение с ними приносит огромное удовольствие. Они деду жизнь дают.

Какой бы совет вы дали нынешним руководителям города?
Я хочу пожелать им терпения. И самое главное – нельзя быть чиновником в худшем смысле слова, надо в любых условиях быть человеком. Надо уметь разговаривать с народом. Народ ведь в России хороший, перенесший страшные беды и лишения. ■

toe_5068

текст: Ирина Дерябина |  фото: Олег Токмаков