Волковский театр: Актуальная классика • elitniy.ru

Волковский театр: Актуальная классика

Минувшим летом Ярославль с нетерпением наблюдал за реставрацией одного из самых знаковых архитектурных памятников города – театра имени Федора Волкова. Представ во всем блеске возрожденного великолепия, 100-летнее здание открывает двери для зрителей, премьер и новых творческих побед. Два с половиной века детище Волкова остается хранителем культурных традиций Ярославля, и сегодня
вместе с директором театра Юрием Итиным мы пролистаем яркие страницы биографии Первого русского.

«Волкову, Волкову всем мы обязаны!»
Основанный Волковым русский профессиональный театр, пожалуй, стал самой главной премьерой в судьбе Ярославля. Костромич по рождению и ярославец душой, купеческий сын Федор Волков был подлинным гением XVIII века. Не в столице, не в первопрестольной Москве, а на бойком волжском берегу расцвел этот удивительный талант, смело ступивший на первую в России профессио-нальную сцену. Его театр, открывшийся в Ярославле в 1750 году, кардинально отличался от предшествующих попыток России познакомиться с театральным искусством. Играли здесь уже не любители, не крепостные, не заезжие италь-янские музыканты, услаждавшие слух елисаветинского двора. На сцену Волковского театра вышли молодые ярославцы, избравшие актерство своим ремеслом, игравшие не для узкого круга придворных, а для широкой публики. Постоянная труппа и обширный репертуар, декорации и костюмы – все здесь соответствовало театру профессиональному. Нашего земляка недаром называют русским Леонардо да Винчи: Волков был поэтом, живописцем, скульптором, резчиком по дереву, музыкантом, машинистом сцены, талантливым директором, вдохновенным режиссером и, конечно, актером – первым актером России.

Каким же был тот первый русский театр, являвший ярославцам трагедии Сумарокова и комедии Мольера? По городской легенде, колыбелью его стал кожевенный амбар, принадлежавший отчиму Волкова – купцу Федору Полушкину. Еще 100 лет назад ярославские путеводители предлагали туристам во время прогулок по Пробойной (ныне Советской) улице заглянуть за решетку Пастуховского сада, дабы воочию увидеть «остатки сарая – родины русского театра». Известно, что спектакли волковской труппы ставились и в доме Полушкиных-Волковых (ныне ул. Советская, 3), и в домах богатых поклонников – ярославских купцов. Исследователи упоминают и особое деревянное здание, построенное братьями Волковыми для театральных представлений. Располагаясь на берегу Волги (а по другой версии, в районе современной улицы Волкова), оно вмещало до 1000 зрителей!

Театр за 15 тысяч
Постоянный адрес у ярославского театра появился лишь в 1819 году. Место для публичного городского театра нашлось, благодаря разборке средневековых укреплений города – земляных валов, проходивших по линии Первомайской улицы. На месте бывшей городской границы был разбит живописный Казанский бульвар, завершением которого должно было стать здание театра. Ради храма Мельпомены чуть было не снесли Знаменскую башню, но губернатор Политковский нашел «соломоново решение», разместив театр против древних ворот – «в безопасном удалении от прочих строений». Театральное здание возводилось архитектором-самородком Петром Паньковым, подарившим губернскому Ярославлю неповторимый шарм эпохи классицизма. Именно Панькову принадлежали проекты Гостиного двора, Губернаторского дворца и Демидовского лицея… Здание театра украшали 18 коринфских коллон – излюбленный прием архитектора. Любопытно, что Петр Паньков, вложивший в строительство собственные средства, поначалу являлся собственником театра, а труппу содержала супруга зодчего. Впоследствии чета Паньковых продала театр, и, переходя из одних частных рук в другие, здание претерпело немало изменений. Лишь в 1882 году, благодаря городскому голове Ивану Вахромееву, власти Ярославля приняли решение о покупке театра в собственность города, уплатив за него 15 тысяч рублей. Под руководством Николая Поздеева здание было перестроено в духе эклектики, а его фасад украсила не только лира, но и надпись, свидетельствующая о новом статусе храма искусств, – «Городской театр».
Именно в этих стенах в 1900 году торжественно отмечалось 150-летие русского театра, ставшее ярчайшим культурным событием для всей России. Время, однако, все чаще напоминало о возрасте старинного здания. Давали знать о себе и неспокойные грунтовые воды. В 1907 году инженер Григорий Саренко требовал во избежание катастрофы немедленно закрыть театр в середине сезона. Подчеркивая безрезультатность ремонта, Саренко убеждал власти заново отстроить здание. К этому мнению присоединился и Вахромеев, отмечая, что для губернского города существующий театр маловат. Вняв авторитетным доводам, Городская дума приняла решение о сломе старого театра. Кстати, весь кирпич, полученный при его разборке, пошел на строительство пожарной каланчи на соседней Семеновской (ныне Красной) площади.

«Танцующие в круге»
Возведение нового театрального здания на 4 года приковало к себе внимание всего города, став объектом жарких споров и дискуссий. Учитывая всероссийское значение театра, власти Ярославля решили объявить всероссийский конкурс проектов. Связавшись с корифеем отечественной архитектуры Францем Шехтелем, Вахромеев заручился его поддержкой. Условия конкурса гласили, что «выбор стиля предоставляется авторам», однако новый ярославский театр, как и его далекий предшественник из XVIII века, должен был вмещать не менее 1000 человек.
«Строительство регионального театра в городе с населением чуть более 100 тысяч человек – это исключительный факт для русской провинции того времени, – подчеркивает директор театра Юрий Итин. – Это, безусловно, свидетельствует о глубокой культурной традиции, об амбициях ярославцев – как «отцов города», так и общественности в целом… Примечательно и то внимание, которое оказали провинциальному конкурсу высококлассные столичные специалисты, то соперничество архитекторов и проектов, которым сопровождалось строительство нашего театра.»
За полгода на конкурс было представлено 65 проектов! Первая премия была отдана молодому московскому архитектору Николаю Спирину, предложившему на суд жюри проект под девизом «Танцующие в круге». Впереди была борьба за сердца ярославцев. На страницах местной газеты «Голос» развернулась оживленная полемика. Симпатии многих вызвал «бронзовый призер» конкурса – проект «Кин», решенный во французско-итальянском духе и привлекавший обывателей «веселым» видом. Однако большинство горожан присоединилось к мнению именитых архитекторов: проект Николая Спирина, выполненный в русле неоклассицизма, как нельзя лучше отражал дух старейшего театра России и культурные амбиции богатого губернского города.

Под сенью муз
Победителю конкурса, вызвавшего столь бурные дискуссии, было всего 28 лет. Однако за вдохновением Спирин обращался к сокровищам нестареющей классики и ампира. Совпадение ли это, интуиция или сознательный выбор профессионала, но фасады театра Спирина возводились в том же стиле, что и старый, «паньковский» театр. А вот столичным знатокам архитектуры наш Волковский театр напомнит Музыкальный павильон в Кузьминках, возведенный в 1820-х годах великим Доменико Жилярди. Тонкая игра намеков и цитат, новое прочтение классического сюжета – все это приемы, давно известные театральному миру.
Уловив и виртуозно воплотив в камне характер ярославской Мельпомены, Спирин воздал уважение и ее сестрам. На центральном портике Мельпомена, прославленная как муза трагедии, составляет блестящий триумвират с музой комедии Талией и покровителем всех искусств Аполлоном. Горельефы на фасадах театра представляют сюжеты античной трагедии, а живописный фриз, украсивший интерьеры зрительного зала, воспевает торжество бога веселья Диониса. Говорят, что здесь, под сводами театра, художник Николай Верхотуров изобразил в одной из фигур самого Николая Спирина.
28 сентября 1911 года театр был торжественно открыт и в том же году официально получил имя Федора Григорьевича Волкова. Город, скучавший без театра 4 сезона, ликовал в предвкушении премьер. Волковский театр был средоточием культурной жизни губернского Ярославля. Колонки светской хроники в местных газетах редко обходились без театральных известий, сенсаций, а порой и скандалов. Сливки ярославского общества встречали в театре Новый год: спектакль заканчивался за 5 минут до полуночи, и ярославцы приветствовали праздник аплодисментами и звоном бокалов.
Творению Николая Спирина была уготована долгая жизнь, полная ярких мизансцен и эпизодов. В иную, уже советскую эпоху, Волковский театр оставался для города хранителем классического наследия, истории и традиций богатого своим прошлым города. На волковской сцене читал стихи Владимир Маяковский, встречался с ярославцами Юрий Гагарин. И все же XX век, дерзкий и скорый на перемены, не мог не оставить в облике Первого русского собственных, не всегда уместных штрихов. «В ходе перестроек 30-х годов, – рассказывает Юрий Итин, – была нарушена уникальная акустика театра, предусмотренная проектом Спирина. Многие пустоты были заложены балками, переоборудовались в кабинеты… Теперь на сцене сохранились лишь единичные точки, где, как в древней Греции, можно говорить вполголоса, и зал услышит».

Возвращение величия
Театр, как известно, начинается с вешалки, и справедливость этой избитой фразы оспаривать не стоит. Театр несет в обществе особую социальную миссию, являясь воспитателем, хранителем и генератором культуры. «Потому театр и разруха не совместимы, – подчеркивает Юрий Итин. – Все: от внешнего фасада до интерьеров фойе и буфета – должно настраивать зрителя на особую интонацию общения с прекрасным».
Масштабная реставрация, осуществленная этим летом, – первый шаг на пути к возвращению былого великолепия шедевру Николая Спирина. Обновлены все скульптуры, все горельефы фасада и роскошная лепнина, отремонтирована крыша театра, протекавшая на протяжении десятилетий. Сегодня 100-летнее здание вновь служит достойным украшением города, а посвежевшие музы на фасадах театра, как и 100 лет назад, увлекают нас в круг восхитительного танца. «Однако внешнего обновления мало, – считает Юрий Константинович, – необходимо изменить само отношение к уникальному архитектурному памятнику. Многие ярославцы помнят портреты советских вождей, украшавшие парадный фасад театра. Наша эпоха обходилась с архитектурным обликом здания ничуть не гуманнее: анонсы премьер, загораживавшие изумительный портик театра, давно стали нормой для города. Отныне мы постараемся не допускать подобной небрежности по отношению к истории и достоинству театра. Наверняка многие обратили внимание, что на время реставрации мы деликатно закрыли фасады не сеткой, а особыми баннерами. А с рекламной информацией о спектаклях прекрасно справятся установленные рядом с театром экраны».

Особая миссия
Волковский театр, по мнению его директора, находится в особом положении. Первая русская сцена помещает режиссера в определенный культурный и исторический контекст, обязывает соответствовать традициям. Однако театр, как и классическое наследие, многогранен и неизменно актуален: «Волковский театр – это классика, но классика живая, интересная современнику. На старейшей сцене России не может не быть Островского и Чехова. Но обязательно должно быть и что-то иное, новое, свежее. В нашем театре сегодня открыт центр имени Треплева, нацеленный на знакомство с современной драматургией. Помимо основной сцены, здесь действует камерная, а в этом сезоне появится и средняя сцена. Все это позволяет нам работать с самыми разными сценариями и идеями.
Региональный театр, в отличие от театра столичного, не может ни одного сезона обойтись без нескольких премьер. Сейчас мы запускаем сразу 4 спектакля. Невероятно интересен, к примеру, «Дом Бернарды Альбы», где впервые задействована вся женская часть труппы Волковского театра. Представьте, на сцене 24 женщины, в спектакле 2 состава! Задача была практически невыполнима, но надо отдать должное Евгению Марчелли – он за это взялся. Я считаю, что Ярославлю очень повезло с таким режиссером. Это настоящий профессионал с ярко выраженной художественной идеей, заражающий всех свей эстетикой, заставляющий в нее поверить. Истинный талант, такой, как у Марчелли, есть у очень и очень немногих».
Этой оcенью Волковский театр удостоен высокой чести: спектакль «Без названия» вошел в программу юбилейного «Сезона Станиславского» – международного театрального фестиваля, объединяющего лучшие театры мира. «Из региональных театров в афише фестиваля представлен лишь Волковский, – отметил Юрий Итин. – 15 октября мы выступаем на сцене столичного РАМТа. В фестивальной афише в соседстве с нами такие имена, как Питер Брук, Эймунтас Някрошюс, Люк Персеваль, Лев Додин».
Без новых планов, как и без зрителя, театр существовать не может, и потому классика Волковского театра неизменно актуальна. Театр – не зеркало, но увеличительное стекло действительности, и, возможно, мы именно в нем сможем разглядеть и себя, и свою историю.

текст: Мария Александрова