Жизнь и приключения ярославских гимназистов • elitniy.ru

Жизнь и приключения ярославских гимназистов

v-pervoj-polovine-xix-veka-v-etom-zdanii-raspolagalas-muzhskaya-gimnaziya-gde-uchilsya-nikolaj-nekrasov

Ни для кого не секрет, что на протяжении веков ярославцы слыли на Руси книжниками и грамотеями. До революции именно Ярославская губерния лидировала в России по количеству грамотных призывников. Впрочем, гранит науки поддавался далеко не всем, и на пути к аттестату зрелости ярославскими сорванцами было сломано немало копий и ученических перьев.

От Константина Мудрого до Екатерины Великой
Первое учебное заведение появилось в Ярославском крае еще в XIII веке. Это была духовная школа, открытая в Спасском монастыре князем Константином Мудрым. Ярославцы вполне могут гордиться тем, что это был первый опыт организации образования в Северо-Восточной Руси.
Однако долгие столетия учеба оставалась прерогативой духовного сословия. Мирянам учиться, конечно, не возбранялось, однако времени и денег на умственные упражнения у простого люда обычно не находилось. Первые светские школы стали появляться в русских городах при Петре I. Назывались они «цифирными», поскольку там учили не только грамоте, но и счету. В Ярославле такая школа располагалась при церкви Святого Леонтия (на месте нынешней мэрии), а училось там не более трех десятков человек. Выполняя волю императора, учеников в такие школы нередко загоняли силой.

При Екатерине Великой в Ярославле открылись 3 «народных училища». По сути это были начальные школы, где 2 класса учились читать и писать, а затем еще 2 года изучали арифметику, грамматику и катехизис. Официально народные училища предназначались для детей всех сословий, однако чаще всего сюда поступали ребята из зажиточных семей.

Дворянские дети могли пройти курс обучения в особом пансионе, основанном в 1778 году и располагавшемся близ церкви Спаса на Городу. Здесь юные дворяне изучали иностранные языки (в первую очередь, конечно, французский), а также физику, риторику, историю, фортификацию и даже архитектуру. В число обязательных дисциплин этого училища входили также рисование и танцы. Однако немногие «недоросли» рискнули променять уют родных усадеб на свет ученья. Тем более что богатые дворяне легко могли нанять француза-гувернера, который «на дому» учил бы их чадо и языку, и хорошим манерам.

v-etom-zdanii-v-raznoe-vremya-razmeshhalis-narodnaya-shkola-muzhskaya-i-zhenskaya-gimnazii-a-segodnya-zdes-priemnaya-komissiya-yargu

Дом, где учился Некрасов
Подлинным «веком просвещения» для российской провинции стало правление Александра I. Новая система мужского образования предполагала создание широкой сети учебных заведений, и Ярославль откликнулся на высочайшее повеление одним из первых. В 1804 году открылось Демидовское училище, а годом позже была создана городская гимназия. В 1805 году 50 ярославских юношей, выдержавших вступительные экзамены, были зачислены в гимназисты. Первые 7 лет своего существования гимназия размещалась в Доме призрения ближнего, а в 1812 году получила собственное здание. Сейчас этот дом, многократно впоследствии перестраивавшийся, известен ярославцам как военный госпиталь.

К середине XIX века здесь обучалось более 300 человек. Среди них в форменном синем сюртучке гимназиста щеголял и юный Николай Некрасов. Именно в гимназии он впервые по-настоящему увлекся поэзией, начав свою литературную карьеру с эпиграмм на одноклассников. Что же касается учебы, то в числе отличников будущий классик оказывался редко. Годы спустя он с иронией вспоминал о своих суровых гимназических буднях: «Когда придешь, бывало, в класс, и знаешь – сечь начнут сейчас». Впрочем, доставалось поэту «за дело»: в письмах друзьям он признавался, что не всех одноклассников знает в лицо, поскольку «предпочитал проводить классное время в попутном Цареградском трактире, в игре на биллиарде».

Стать выпускником гимназии Некрасову не довелось: в старших классах он оказался не аттестован по многим предметам, и отец отказался платить за его дальнейшее обучение. Не стоит судить поэта строго: одолеть гимназический курс было и правда нелегко — гимназистам XIX века, помимо привычных нам предметов, приходилось зубрить латинские глаголы и постигать тайны древнегреческого языка.

Открывая таланты
С годами ярославская гимназия расширяла штат преподавателей и помещения. В 1853 году на ее нужды был передан соседний 3-этажный дом, где расположился пансион для гимназистов. Однако возраст старинных зданий все чаще давал о себе знать. К 1870 году они обветшали окончательно, и гимназии пришлось перебраться на Плацпарадную площадь (современная пл. Челюскинцев), временно потеснив Городскую управу в огромном здании екатерининской эпохи (ныне это главный корпус Медакадемии). Нашим «гидом» по этому зданию может стать самый прославленный его выпускник – корифей российской оперной сцены Леонид Собинов. В 1881 году девятилетним мальчиком он впервые перешагнул порог ярославской гимназии, а спустя несколько лет дебютировал здесь в качестве солиста школьного хора. Свои первые аплодисменты, услышанные на сцене гимназии, Собинов вспоминал как один из самых знаменательных моментов жизни, а дом, где учился, никогда не оставлял своим вниманием.
К началу XX века гимназия насчитывала уже более 600 учеников. В 1900 году на Семеновской (ныне Красной) площади для нее было выстроено новое 3-этажное здание (сейчас здесь главный корпус ЯрГУ). Автором этого проекта стал московский архитектор А. Никифоров. Дом на Семеновской площади, ставший последним адресом гимназии, тоже отмечен именами талантливых выпускников. Памятник одному из них – поэту Максиму Богдановичу – украшает сейчас скверик перед главным входом.

pastuxovskoe-texnicheskoe-uchilishhe

Преподаватели – кумиры сердец
Кто же работал в ярославских гимназиях? На жалование в 75 рублей (лишь в 3 раза больше заработка чернорабочего) едва ли можно было жить на широкую ногу, посвящая себя научным изысканиям. Однако подавляющее большинство ярославских педагогов имело университетское образование. По воспоминаниям Сергея Владимирова, учившегося в ярославской гимназии в начале XX века, про некоторых, особенно любимых, преподавателей «ходили у гимназистов легенды о написанных, но не напечатанных еще научных диссертациях, о золотых медалях, коими удостоены они были в университете». Бывали среди преподавателей и сочинители доносов, и высокомерные знатоки, не снисходившие до детских расспросов и кропотливой классной работы. Иные преподаватели могли и вовсе просидеть за личными делами весь урок, велев ученикам: «Сидите тихо, а то начну спрашивать». И все же в гимназии нередко встречались настоящие энтузиасты своего дела, встречавшие в лице подростков по-настоящему благодарных слушателей. Тот же Владимиров, рассказывая и о себе, и о товарищах, вспоминал: «Все, что давалось сверх учебника, все, что рассказывалось интересно, ценилось независимо от предмета».

Впрочем, порой сами гимназисты оказывались начитаннее преподавателей. К примеру, учителя не читали и не рекомендовали читать детям сочинения популярного в те годы «атеиста Тургенева», а о произведениях западных писателей на уроках литературы и вовсе не говорилось ни слова.

zhenskaya-gimnaziya-antipovoj

А в частной школе – «менее чиновно»
К началу XX века в Ярославле было 8 начальных школ, часть из которых была смешанными — в них могли учиться и девочки. Существовало также 2 начальные школы «повышенного типа» — городские училища. Одно из них располагалось на Волжской набережной (в его стенах сейчас находится Департамент образования). Другое было открыто за Которослью и называлось «Градусовским» – в честь купца, пожертвовавшего дом и деньги на его открытие (сейчас это Художественное училище).
Аналогом нынешней средней школы по-прежнему была городская гимназия, где к началу ХХ столетия учились не только дворяне, но даже крестьяне. Помимо «правительственной» гимназии, содержавшейся на средства казны, в губернских центрах, как правило, существовали и частные школы. Ярославские мальчики могли поступить в частные гимназии Н. Виноградовой и Д. Щеголева. Последняя, кстати, пользовалась в Ярославле авторитетом. «Знающие люди» говорили, что преподавательский персонал здесь намного лучше, да и в целом «менее чиновно, чем в казенной гимназии». Располагалась гимназия Щеголева в центре города – сейчас это здание аэроклуба (ул. Свободы, д. 9). А вот младшие классы гимназии учились на Борисоглебской (ныне ул. Свердлова) – в доме, где ныне находится Дворец бракосочетания.

Система образования все больше прислушивалась к требованиям эпохи. Помимо гимназий, где образование было «классическим», в Ярославле открылись 2 реальных училища (с уклоном в точные науки), коммерческое училище, а также бесплатное механико-техническое училище, открытое меценатом Н.П. Пастуховым на Духовской (Республиканской улице).

Примечательно и то, что в дореволюционном Ярославле весьма востребованной была и система женского образования, считавшегося в те годы совсем не обязательным. На рубеже XIX – XX столетий в городе функционировало 2 казенных и 4 частных женских гимназии, не считая многочисленных курсов машинисток и модисток, помогавших юным барышням самостоятельно искать свою дорогу в жизни.
Словом, мы можем не только вполне доверять свидетельству Ивана Аксакова, отмечавшего, что «в Ярославле неграмотный – редкое исключение», но и гордиться прилежанием и любознательностью наших земляков.

текст: Mария Aлександрова  фото: yarcenter.ru, www.yaroslavskiy-kray.com, а также из архива семьи Строгиных